Skip to content

«Залкар Банк»: остаться в живых


Созданный на основе активов “АзияУниверсалБанка” “Залкар Банк” активно занимается маркетингом, рекламируя свои услуги. Его руководство делает хорошую мину при плохой игре, рассчитывая найти инвесторов для финансового учреждения с шатким фундаментом, намекая при этом, что в мировой практике проблемные банки продаются даже за один доллар при том, что в апреле 2010 года активы АУБ составляли 13,5 миллиарда сомов. Тем временем остается открытой проблема разделения активов после банкротства АУБ, которое, кажется, проходило по принципу: “Нравится — не нравится”. И даже подчищенный баланс “Залкара” оставляет вопросы. Насколько интересен банк для покупателей, банков–партнеров и клиентов?

Фальстарт
В апреле–мае 2010 года в ОАО “АзияУниверсалБанк” с лихвой хватало средств для выполнения обязательств перед государством, о чем свидетельствует его баланс. Однако по команде Нацбанка обязательства перед Соцфондом и Фондом развития временный руководитель АУБ так и не выполнил. В конце концов, повесив на свою шею ошибки руководства НБ КР, “Залкар Банк” обязался выплатить двум госинститутам более 2,5 миллиарда сомов. Как рассказал “ВБ” председатель СФ Махумедкалый Абулгазиев, с “Залкар Банком” заключено соглашение, согласно которому с апреля по сентябрь 2011 года финансовое учреждение должно выплачивать по 60 миллионов сомов, 180 миллионов Соцфонду уже перечислили. В любом случае обязательства перед госучреждениями тянут банк ко дну и делают его непривлекательным для инвесторов.
Не случайно благодаря оперативности руководителей НБ КР в меморандум с МВФ о выделении 108 миллионов кредитных долларов были внесены пункты: если международный аудит признает “Залкар Банк” финансово несостоятельным, то его активы будут выставлены на продажу уже в сентябре 2011 года. Так сказать, власти устроят аукцион аубовского имущества, чтобы стереть из истории банковского сектора ненавистное название. Но к чему такая спешка? В меморандуме даже прописали, что четыре банка, находящиеся сейчас в режиме консервации, тоже могут быть ликвидированы. Так предопределили их судьбу. Но какое отношение имеют частные структуры к государственному кредиту? МВФ давно называют “теневым правительством”, но в данном случае нормы относительно судьбы банков были внесены со стороны НБ КР. Скорее всего, чтобы отдельные руководители в будущем избежали ответственности за банкротство коммерческих организаций, кивнув в сторону МВФ.
Международный аудит должен в августе предоставить заключение о финансовом состоянии “Залкар Банка”. Но уже сейчас можно сделать вывод, что самым темным в его короткой истории было создание.
Аккурат перед разделением активов в ДЕБРА (Агентство по реорганизации банков и реструктуризации долгов) сменили директора. Новым главой агентства стала Каныш Шаршекеева — давняя знакомая Бактыгуль Жеенбаевой, исполнявшей в то время обязанности председателя правления НБ КР. В правлении и совете директоров “Залкара” оказались знакомые и бывшие подчиненные Жеенбаевой и председателя правления Максата Ишенбаева. В совете директоров засветился даже Нурдин Илебаев, возглавлявший тогда Мингосимущества. Получается, помимо министерской зарплаты, ему было положено еще 20 тысяч сомов в месяц за членство в СД. А насколько это было правомерно?

Бухгалтер, милый мой бухгалтер
В июне 2010 года при введении режима консервации кредитный портфель АУБ составлял 3,47 миллиарда сомов. “Залкар Банку” досталось только 2,2 миллиарда. Якобы остальные кредиты оказались “плохими”. Хотя на 8 апреля кредитами аффилированным лицам можно было назвать займы примерно на 300 миллионов сомов. Объем резервов на покрытие потенциальных потерь и убытков (РППУ) составлял в июне 361 миллион сомов. А в декабре “Залкар Банку” передали специальные РППУ на 1,2 миллиарда сомов. Почему объем резервов увеличился в четыре раза? Может быть, те резервы, которые начислялись временным руководителем АУБ в прошлом году, должны были быть меньше, а кредитный портфель был не таким уж плохим, как это пытались представить в НБ КР? И тогда правдоподобной кажется версия о том, что резервов намеренно начисляли больше, чтобы резко снизить ликвидность АУБ и ускорить его консервацию и последующее банкротство.
В определенных случаях специальные РППУ должны отражаться в убытках. Бухгалтеры, к которым мы обратились за консультацией, признаются: “Сложно сказать, имеют ли здесь место манипуляции с отчетностью, так как в предоставленном нами балансе “Залкар Банка” не были указаны некоторые данные”. Но если резервы на самом деле надо было бы отразить в убытках, то капитал нового банка стал бы отрицательным. И получилось бы, что непонятно, зачем его создавали, выдали лицензии и почему он вообще работает. Остается надеяться, что руководство банка и его учредитель в лице ДЕБРА не опустились до незаконных финансовых махинаций. А баланс отражал финансовое состояние банка или, как теперь выражаются некоторые руководители НБ КР, не был сфальсифицированным. Учитывая же, что разделительный баланс АУБ так и остался тайной за семью печатями, а отчетность “Залкар Банка” вовремя не публиковалась, определенные сомнения в честности его “отцов” и “матерей” не только остаются, но и растут.

Сомнения при сравнении
Из имеющихся в редакции отчетов “Залкар Банка” на 1 февраля и 1 июня 2011 года, предоставленных собственными источниками, можно сделать несколько выводов. Качество кредитного портфеля, по–видимому, продолжало ухудшаться, так как до создания “Залкар Банка” дела были фактически пущены на самотек. И на рубеже февраля–марта многочисленные кураторы приняли решение скинуть часть кредитов обратно в АУБ примерно на 760 миллионов сомов. И опять началась перетряска разделительного баланса, которая, в отчете, кстати, не отразилась на убытках банка. Что интересно, те аубовские клиенты, кто смог, так сказать, найти нужный подход к спецадминистратору, были переведены в “Залкар Банк”. Другие же остались со своими многомиллионными счетами в АУБ.
Возможно, из–за пересмотра баланса отчетность опять не публикуется. На 1 июня качество кредитного портфеля значительно улучшилось, но все равно специальные РППУ составили более полумиллиарда сомов. Притом что капитал “Залкар Банка” почти на сто миллионов сомов меньше.
К июню нью–йоркский офис Citibank перестал быть банком–корреспондентом для “Залкара”. То касается финансового гиганта Raiffeisen Zentralbank. Среди банков–корреспондентов значится парочка российских и казахстанских учреждений.
Основной приносящей доходы статьей являются проценты по кредитам, полученным в наследство от АУБ. Кстати, доходы от операций с иностранной валютой с начала года на 1 июня составили 73,2 миллиона сомов. Показатели кажутся чересчур хорошими. Не связано ли это с тем, что казначеем “Залкар Банка” стал бывший сотрудник дилингового отдела НБ КР? И не поступает ли ему вся инсайдерская информация про участие Нацбанка в торгах, чтобы новый игрок заработал на валютных играх? Но зарабатывать банку надо всеми правдами и неправдами: дорого обходится обслуживание средств Соцфонда и смена вывесок с красно–белых аубовских на зеленые залкаровские.

Как черт из табакерки
Банковский сектор и юристы замерли в ожидании. Все с интересом наблюдают за Муратбеком Мукашевым — бывшим акционером “Кыргызпромстройбанка”, который не оставляет попыток вытащить из АУБ 2,5 миллиарда сомов. В прошлом году первые две инстанции встали на сторону Мукашева, но тогда куратором прокуратуры и судов считался его соратник Азимбек Бекназаров. НБ КР с техническим правительством устроили шумную информационную кампанию, и вскоре Верховный суд отказал Мукашеву. В этом году началась вторая часть Марлезонского балета. С теми же требованиями бывший акционер КПСБ опять обратился в суд. И снова первые две инстанции удовлетворили его иск в период, когда парламент прокатил Бактыгуль Жеенбаеву, баллотирующуюся на пост председателя правления НБ КР, и она продолжала исполнять обязанности. Решение городского суда вступает в силу немедленно. Но вот уже полтора месяца никаких шевелений нет. Кстати, в городском суде работал родственник депутата Курманбека Осмонова — бывшего председателя Верховного суда. Сам Осмонов во время процедуры назначения кандидатур в Совет судей в парламенте в июле заявил, что выступает за Муратбека Мукашева, “который является профессионалом своего дела”.
НБ КР, “КыргызКредитБанк” и Михаиль Надель обратились с надзорными жалобами в Верховный суд. Но Нацбанку отказали в ее принятии, так как отсутствовали некоторые документы. На тот момент, когда жалобу подписывали, и.о. председателя правления была Жеенбаева. Когда же состоялось судебное заседание, в Нацбанке появился вполне легитимный председатель.
Также Мукашев обратился в суд за разъяснениями: как исполнять его решения и у кого требовать 2,5 миллиарда сомов, ведь АУБ обанкрочен и активов на такую сумму у него уже не наберется. Юристы считают, что исполнить решение фактически невозможно. Ведь Мукашеву придется возвращать то, что он получил от продажи КПСБ “КыргызКредитБанку” как первому покупателю. Тот в свою очередь должен перечислить средства Наделю, а банкротство АУБ надлежит отменить. Минюст по идее должен восстановить регистрацию КПСБ. Но разве фарш возможно провернуть назад? Не позарится ли Мукашев на “Залкар Банк”, который создан на аубовские активы? Тогда о том, чтобы выставить его на продажу потенциальным инвесторам, можно забыть.
Заварившая эту кашу Бактыгуль Жеенбаева, при которой так стремительно менялись к худшему события вокруг АУБ, продолжает рулить банковским надзором. Напомним, депутаты во время рассмотрения ее кандидатуры на пост главы Нацбанка, представленной президентом страны, говорили, что она непрофессиональна и развалила банковский сектор. Однако парламентарии ничего не сказали, когда глава государства назначила ее зампредседателя правления НБ КР. Для заместителя главного банкира Зины Асанкожоевой она, видимо, профессиональна? Но в то же время продолжает быть ответственной за то, что делала и делает в банковском секторе.

Дина МАСЛОВА.
Фото Темира СЫДЫКБЕКОВА
22.07.2011
Вечерний Бишкек

Иранский банк с кыргызским лицом


Бывший министр госимущества Нурдин Илебаев, ушедший с поста в разгар конфликта вокруг ОАО “Кыргызнефтегаз”, стал председателем правления “ФинансКредитБанка” (ФКБ), который в мае 2011 года выкупили граждане Ирана.
По данным казахстанских СМИ, ранее финансовым учреждением единолично владел Маргулан Сейсембаев — председатель совета директоров “Альянс Банка”, чьи долги теперь погашает государство. Самого Сейсембаева и его брата обвинили в хищении крупных сумм и мошенничестве. Банкир до сих пор находится в бегах, а в июле 2011 года в Казахстане его заочно приговорили к двум годам лишения свободы. Тем не менее эта скандальная ситуация в соседней стране не мешала Сейсембаеву владеть активом в Кыргызстане. Однако официальными акционерами были граждане КР. Нацбанк к “ФинансКредитБанку” претензий не предъявлял.
Граждане Ирана выкупили всего 100 процентов акций, предварительно разбив их на доли менее 10 процентов. Согласно законодательству КР, покупатель должен согласовывать кандидатуры всех должностных лиц с НБ КР. Регулятор претензий ни к кому не имеет. Что интересно, аналогичным образом (с дроблением 100 процентов акций на 8–9–процентные пакеты) несколько лет назад покупали “КыргызКредитБанк”. Однако Нацбанк при Бактыгуль Жеенбаевой намеревался его национализировать, в том числе на том основании, что акционеры “КыргызКредитБанка” были якобы подставными и связанными лицами. Теперь же бывшего и.о. председателя правления Нацбанка ничего не смущает? Тем более что акционеры “ФинансКредитБанка” тоже считаются связанными лицами, поэтому Нацбанк все равно должен был дать согласие, что он не возражает против покупки акций банка.
Иранцы не раз пытались зайти на банковский рынок КР. Однако опасения введения санкций против Кыргызстана со стороны Запада были главным поводом для отказа. При Бактыгуль Жеенбаевой иранцы наконец–то пробились в Кыргызстан, чем вызвали нервную дрожь в Госслужбе финансовой разведки, которая, по нашим данным, уже высказывала свои опасения относительно финансовых операций. Из источников, близких к ФКБ, стало известно, что некоторые зарубежные банки уже закрывают корсчета. Например, американский “Ситибанк” и, по некоторым данным, международные платежные системы.
В финансовых кругах весть о том, что Нурдин Илебаев возглавит ФКБ, появилась на прошлой неделе. Источники из этого банка предположили, что таким образом гражданин КР сможет повысить имидж иранского ФКБ. Сам Илебаев давно знаком с банковским сектором. Он был председателем совета директоров банка “Кыргызстан”, владельцем которого называют первого вице–премьера Омурбека Бабанова. Кстати, председателем правления в это время была… Бактыгуль Жеенбаева, которая после того, как ее прокатили в парламенте, с позволения президента стала зампредом, курирующим банковский надзор. Сам Илебаев в интервью в СМИ признавался, что возглавлял разные предприятия, имевшие отношение к Бабанову. Компании занимались поставками топлива. В конце прошлого года он возглавил Мингосимущества, которое, согласно раскладке коалиционного триумвирата, как раз досталось партии “Республика”. И руководил министерством в разгар скандала вокруг “Мегакома”. Кыргызскоязычные СМИ называют Илебаева братом бабановской жены.
Кстати, председатель совета директоров иранского ФКБ — бывший глава “Альянса”, которым когда–то владел Омурбек Бабанов, Улан Базаркулов. Именно поэтому назначение на должность председателя правления Илебаева многие связывают с расширением влияния известного политика в банковском секторе.

Дина МАСЛОВА
19.07.2011

Зри в недра: там политика и деньги. Министр заразился вирусом популизма


Зачем министр природных ресурсов КР Замирбек Эсенаманов начал активно пиариться? Неужели метит в руководители Министерства промышленности и минеральных ресурсов, предусмотренного в новой структуре правительства, устраивая мнимую кипучую деятельность и выдавая желаемое за действительное?
Согласно данным Нацстаткома, в январе — июне по сравнению с аналогичным периодом прошлого года уровень освоения инвестиций в основной капитал снизился на 3,7 процента и составил 15,8 миллиарда сомов. Но здесь речь идет о всей экономике республики, что совсем не много. Горнодобывающая отрасль всегда занимает весомую долю в таком показателе, как уровень прямых инвестиций, причем основная доля, как всегда, приходится на проект “Кумтор”. Так, на основе программы развития, утвержденной в 2009–м, в 2010–м кумторовцы инвестировали почти 200 миллионов долларов.
Несмотря на официальную статистику, глава Минприродресурсов Замирбек Эсенаманов начал заверять журналистов, что в 2011 году инвестиции в отрасль составят… 15 миллиардов сомов. Достаточно оптимистичные ожидания, учитывая, что первые полгода именно из–за политической нестабильности и сомнительных решений министерства оказались провальными для горнодобывающего сектора.
Эсенаманов в последнее время с завидной регулярностью вещает через СМИ. Для тех, кто внимательно следит за происходящим в отрасли или работает в ней, его слова кажутся популизмом и малоинформативной банальщиной. Но министра это нисколько не смущает. Поэтому он с пафосом говорит, что “Кумтор” — барометр, который определяет инвестиционный климат в нашей стране”. Как будто за последние 15 лет активной работы проекта что–то изменилось. “Если бы в течение последних 20 лет в Кыргызстане эффективно использовался потенциал горнодобывающей отрасли, то в большинстве регионов страны не было бы проблем с рабочими местами”, — его следующая сентенция. Разве это новость? Если бы в стране экономика развивалась, то в Кыргызстан бы прибывали мигранты из других стран, а не отсюда валило население.
Как говорится, себя не похвалишь — никто не похвалит.
— Раньше отсутствовала прозрачность в выдаче и распределении лицензий, не обнародовались отчеты об итогах деятельности компаний, которые работают на горнодобывающем рынке. Сейчас ситуация коренным образом изменилась, и наше ведомство готово работать в открытом режиме, — не устает повторять Эсенаманов.
Интересно, кто–то почувствовал на себе прозрачность работы министерства? У геологов такие реплики вызывают только недоумение.
Интересно и то, как чиновники оперируют фактами. Официальная статистика гласит: с начала 2011–го горнодобывающая промышленность увеличила темпы роста производства на 140 процентов по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. По мнению Эсенаманова, “такая ударная работа отрасли позволит увеличить поступления в бюджет страны почти на 2 миллиарда сомов”. Но если вспомнить, что в 2008 — 2009 годах иностранные инвесторы сократили финансирование проектов из–за мирового кризиса, а в 2010–м из–за апрельских и июньских событий бизнесмены решили вообще не рисковать деньгами, то нынешние темпы роста производства совсем не кажутся ударными. На статистике сказалась низкая база предыдущих лет. Многие, наоборот, заморозили инвестиции до более стабильных времен или же в ожидании смены руководства в Минприродресурсов.
Глава ведомства в этом году очень активно пиарится за счет того, что инвесторы, разрабатывающие золоторудное месторождение Иштамберди, добыли первую руду. Про этот рудник СМИ слышали уже несколько десятков раз. Лицензиатов на самом же деле хвалили и два года назад, когда они начали активную работу в Кыргызстане, запланировав в 2011 году произвести первое золото. Так что можно только порадоваться за недропользователей, что у них все идет по плану. Но, как давно вошло в привычку у отечественных чиновников, они любят поднять свой имидж за чужой счет. Первая руда добывается и еще на нескольких более мелких месторождениях, но это также не заслуга министерства и тем более не его руководителя.
Еще меньше красит чиновников, когда они, используя известные личности, начинают выдавать частное за общее. Говоря о привлекательности инвестиционного климата, Эсенаманов уже неоднократно повторял, что бывший глава Всемирного банка заинтересован в инвестициях в горную отрасль КР. Появилась даже информация, что его привлекает алюминиевое месторождение Сандык, которое является составляющей частью проекта по строительству железной дороги из Китая в Узбекистан через нашу территорию. Кстати, второй месяц, как страсти вокруг Сандыка вылились в информационное пространство: местное население считает, что разработка месторождения приведет к экологической катастрофе.
По словам Эсенаманова, в конце 2014 года будет запущено оловянное месторождение Трудовое, и этот проект станет для Кыргызстана вторым Кумтором. Интереснее будет вспомнить такие обещания через три года, потому что про то, что какие–нибудь недропользователи начнут добычу олова, мы слышим уже не первое десятилетие. Геологи же только разводят руками: на протяжении ряда лет они слышат от министров, что у нас вторым Кумтором станет то Трудовое, то железное месторождение Жетим, то еще какой–нибудь рудник, где лицензиаты, сменяя один другого, начинают заново одни и те же работы.
Совершенно убила инвесторов фраза Эсенаманова, которого процитировало информагентство “АКИпресс”: “Информация об использовании недр Кыргызстана должна быть доступна каждому”. Почему–то чиновники считают: если они в какую–нибудь комиссию привлекут депутатов, представителей НПО и СМИ, то коррупция в их ведомстве сойдет на нет. Между тем стоит напомнить о январском приказе главы Минприродресурсов, когда он всем запретил пользоваться геологическими фондами — информацией, без которой невозможно работать недропользователям, проектировщикам и экспедициям.
Заявления о том, что благодаря прозрачности сужается поле для коррупции, можно даже не комментировать. А как вообще и кем измеряется уровень коррупции, как его министр может определить? Если Эсенаманов поборет коррупцию в горнодобывающей отрасли, то его можно смело заносить в Книгу рекордов Гиннесса. А пока “борьба” с коррупцией очевидна: рабочее время министра только и занято лицензированием, а пакет законопроектов, разработанный в 2009 году, где прописаны экономические механизмы регулирования отрасли, снижающие уровень коррупции, до сих пор не принят.
Специалисты отрасли и бизнес–сообщество связывают кипучую деятельность по пиару с тем, что в последнее время слишком усилилась критика в адрес Замирбека Эсенаманова. При этом на незаконные приказы, кадровую политику и деятельность главы ведомства, сосредоточенную на выдаче или аннулировании лицензий, кажется, руководство страны закрывает глаза. Хотя нельзя исключать, что бывший мясоконсервщик и аким Жайылского района Эсенаманов претендует на весьма далеко не отвечающее его знаниям и навыкам руководящее кресло в ведомстве с расширенными полномочиями, которым, согласно структуре правительства, должно стать Министерство промышленности и минеральных ресурсов.

Дина МАСЛОВА.
19.07.2011
Вечерний Бишкек

Шипы для Розы


К президенту переходного периода Розе Отунбаевой мало кто в Кыргызстане относится равнодушно: есть меньшинство, которое очень восторженно отзывается о ней, и большинство, критикующее как главу государства, так и власть в целом, потому что политики встали поперек горла со своими безрезультатными обещаниями и демагогией.

Представительский класс
В период хаоса, наступившего со сменой власти в стране в апреле прошлого года, выбор на Розу Отунбаеву в качестве главы нелегитимного временного правительства пал не случайно. Сконцентрировав власть в своих руках, временщики признались, что они узурпаторы, выгнавшие узурпатора. Но облеченные властью, они должны были представлять страну на международной арене. Азимбек Бекназаров или Исмаил Исаков, разъезжающие по айылам, — это привычный для взора обывателя антураж. А вот присутствие на официальной встрече на саммите ШОС или ЕврАзЭС некоторых членов ВП представить просто страшно. Трижды глава МИД Отунбаева со знанием иностранных языков на межгосударственных встречах смотрится более гармонично, чем ее брутальные соратники. Можно оставить за скобками отношение к делегатам из Кыргызстана — страны, клянчущей помощь, но не выполняющей обещания. Но тут уж новая власть просто продолжила старые традиции. И от персоны председателя временного правительства не все зависело.
Многие считают, что заслуга главы государства в том, что она сразу отказалась от намерения оставаться на посту после президентских выборов и всячески подчеркивает важность парламентской формы правления, чтобы не возвращаться к авторитаризму. Конечно, Отунбаева может войти в историю как президент, осуществивший мирную передачу власти. Но нужно учитывать, что она изначально была поставлена в такие рамки: если бы не превентивный отказ от борьбы за власть, то вопрос “А чем вы лучше?” встал бы еще в апреле 2010 года.

Что написано пером?
Нельзя не упомянуть спорный момент со свободой слова в стране. В прошлом году временщики должны были показать контраст с последним периодом правления Курманбека Бакиева. Убрать ограничения в СМИ — скорее часть политического имиджа новой власти, а не персональное желание руководителей страны. Тем не менее свободы стало больше. Сама Отунбаева выразилась, что в КР “безудержная, отчаянная свобода слова, которой нет пределов”. Однако политический трюк по ликвидации словесных барьеров стал палкой о двух концах. Для СМИ, которые знакомы с понятиями профессиональной этики, свобода выражения очень важна. Те, кто далек от понятия этических норм, превратил информацию в помойку. В итоге на медиапространстве, а точнее, в карманных газетах отдельных партий и политиков царит просто анархия.
Также у представителей СМИ появились опасения: после того как журналисты надышались свежего воздуха, началось давление на прессу. Нападения на смишников, которые не расследованы до сих пор, вызывают тревогу. Медиа–сообщество уже дважды обращалось к руководству страны с возмущением, но адекватного ответа так и не получило. После ряда инцидентов с представителями прессы журналисты как–то меньше высказывают симпатии в адрес президента. Между тем стоит напомнить властям, что случаи с нападениями приводят к самоцензуре. В преддверии выборов влияние административного кляпа может только усиливаться. В таком случае демократические порывы президента задавятся на корню.
Отсутствие управляемости в стране, полнейший хаос в госуправлении, выдаваемый за отсутствие авторитарной власти и демократические преобразования, — результат переходного времени. В условиях системного кризиса уже становится менее определенно, откуда и куда мы идем. Пока что от плохого к худшему. С первых минут смены власти временное правительство вызвало к себе негативное отношение своими методами управления, перетягиванием одеяла, склоками и, конечно, кадровыми назначениями. Протаскивание своих соратников, родственников проходило под лозунгом борьбы с бакиевщиной. Но результат работы “своих” очень показателен: отунбаевщина оказалась не лучше. А в некоторых органах власти даже хуже, потому что у руля госструктур оказались политические аутсайдеры, которые сами решили взять реванш: насытиться властью, от которой они были в какой–то период отлучены. Про назначения по принадлежности к партии, а не по профессионализму даже говорить не хочется.
Со стороны кажется, что политической элиты в Кыргызстане нет, так как сброд, который тащит орды родственников на митинги в борьбе за кресло, сложно назвать элитой. После проведения референдума Роза Отунбаева оказалась единственным относительно легитимным представителем власти. Поэтому на тот момент на ней лежала ответственность быть арбитром. Однако создалось впечатление, что многие ее соратники на нее вообще не обращали внимания, лоббируя свои шкурные интересы. Особенно обострилась ситуация, когда началось противостояние временщиков с мэром Оша Мелисом Мырзакматовым. Высшая на тот момент власть в стране не смогла обуздать обыкновенного градоначальника.
Нынешнюю ситуацию, при всем желании угодить руководству страны, нельзя назвать стабильной. Прошлогодний революционный пыл немного спал. Но это не заслуга президента, а естественное эволюционное состояние общества, которое просто устало. Отсутствие системного госуправления и координации действий привело к тому, что чиновники ни за что не отвечают. А когда нет ответственности, то и развязываются руки. Президент же не может поставить их “в стойло”, хотя часто проявления такой политической воли от главы государства не хватает. И оговорку на слабый пол здесь делать не нужно: чиновник не имеет пола.

Без права на право
Период правления Розы Отунбаевой характеризуется полным правовым беспределом. Сказать, что у людей, особенно юристов, встают волосы дыбом от происходящего в стране — это значит, ничего не сказать. Просто нет точных характеристик, чтобы описать состояние правовой среды в КР. Корень проблем видится в безнаказанности и в том, что новое руководство страны, положа руку на сердце, пришло к власти незаконным способом, начало принимать незаконные решения. Незаконные — потому что они не прописаны в законодательстве нашей страны. Чего стоят одни только декреты, которые легкомысленно подписывались на тот момент председателем ВП Розой Отунбаевой. Судя по содержанию многих таких решений, которые в соответствии с законами КР не являются нормативно–правовыми актами, на главу государства влияли все, кому не лень. Например, знала ли Роза Исаковна последствия декретов о национализации?
Это кажется фарсом, но нынешние институты власти — правительство и парламент — легитимизировались на основании декретов. Получается, после апреля руководство страны выступило генератором сомнительных в правовом отношении явлений: декреты, техническое правительство, президент переходного периода, предъявление обвинений по принципу знакомства с окружением или семьей бывшего президента и многое другое. А так как рыба гниет с головы, то безнаказанность породила правовой беспредел в других слоях общества. Пока его обуздать у властей не получается. Поэтому теперь очень сложно выйти из правового тупика.
У нас может быть два противоположных решения суда по одному и тому же делу, исполнительная власть может менять судей, как это делал соратник Отунбаевой Азимбек Бекназаров. Что уж говорить про судебный процесс по событиям 7 апреля, когда на скамье подсудимых оказались военные, находящиеся до сих пор при исполнении обязанностей. На это действо руководство страны созерцает совершенно спокойно. Быстро забыли случай с убийством одного из подсудимых во время спецоперации. Никого почему–то не смущает, что сотрудников СГО обвиняют в “массовом расстреле мирных демонстрантов 7 апреля”, не имея при этом доказательств.
Кстати, для первых лиц государства перестало существовать понятие “презумпция невиновности”. Из их уст можно услышать столько обвинений без наличия доказательной базы, что просто диву даешься. И после этого власть имущие хотят, чтобы в стране во главу угла ставилось верховенство закона?!
Наблюдая за исполнением некоторых решений властей, кажется, что атмосфера беззакония их вполне устраивает: имея административный ресурс, можно выносить угодные для себя вердикты. А они порой противоречат Конституции, которую придумали сами временщики.
Кадры, назначаемые Отунбаевой на высокие должности… Просто в голове не укладывается, как женщина с хорошим образованием и большим опытом работы на госслужбе может сделать своим политическим советником Топчубека Тургуналиева, а своим заместителем, а потом и представителем в парламенте Азимбека Бекназарова. Это на самом деле чья инициатива? Как можно закрывать глаза на скандалы, где главными героями являются революционеры?
Стоит ли напоминать, что временное правительство пришло во власть на фоне мародерства, за которое по большому счету никто не понес наказания. И все пытаются замять дело с хищением средств из банковских ячеек. Последние подробности вокруг “Мегакома” тоже позволяют сделать выводы, что из компании в прошлом году выводились миллионы, и по стране расползаются слухи, что члены ВП в этом вопросе повязаны. Практически за всеми политиками тянется шлейф старых компроматов. Роза Отунбаева не исключение даже здесь, хотя ее репутация намного чище, чем у ее соратников. Однако и президент не избежала упреков в том, что ее брат — важная шишка в СДПК, сын подгребает под себя экономику, а родня имеет элитную недвижимость в КР и за рубежом, что она является “американским проектом”. Мол, все политики КР стали какими–то агентами влияния. Гражданам КР же давно хочется, а республике для сохранения государственности просто требуется начать создание странового проекта “Кыргызстан”.
В целом кажется глупым деление нынешних представителей власти на акаевских, бакиевских, так как большинство этих лиц мы уже видели во власти. И многие ничем хорошим не запомнились. Можно не перечислять, какие должности занимали нынешние власть имущие при первых двух президентах. И руководству страны надо признаться, что их отлучение от власти было связано не только с политическим давлением Акаева и Бакиева, но и с коррупционными скандалами и просто профнепригодностью.
Да, по Конституции наша страна стала парламентской республикой, но о плюсах и минусах говорить еще рано. Однако в целом структурных изменений нет, отсутствуют реформы во всех сферах жизни государства. Отсюда и вопрос: можно ли назвать, руководствуясь энциклопедическим определением, события 7 апреля революцией?

Национальная карта
Нельзя не затронуть явление махрового национализма и маргинализации общества, которое постоянно усугубляется. Конечно, президент не может быть лично повинен в наличии таких социальных явлений. Этот нарыв нарастал на протяжении десятилетий. На фоне того, с чем каждый гражданин сталкивается в повседневной жизни, демагогией кажутся признания руководства страны. “Причина всех наших с вами бед — это базовое отсутствие справедливости и закона в стране!” — как–то заявила Роза Отунбаева. Все согласны. И что дальше?
Она как–то подчеркнула: “Махровым национализмом орудуют политики, действующие против государства”. И добавила, что лично намерена бороться с его проявлениями. При этом можно было услышать во время ее речи в парламенте, когда говорились красивые слова о мультикультурном обществе и толерантности, что все должны жить в мире… “на земле кыргызов”. Это была оговорка по Фрейду или стилистические неточности спич–райтера?
С одной стороны, Отунбаева отмечает, что “мы прежде всего должны иметь правильную голову, а не правильный язык”. Или что “во всех цивилизованных и нецивилизованных странах основой государства является право, а не принадлежность к этнической группе”. Говорит, что нужно создать многонациональную армию. С другой стороны, подписывает закон об эпосе “Манас”, который невозможно исполнить, или шокирует общественность намерением перевести все обучение на кыргызский язык. Потому что, по ее мнению, сегодня надежду на высокий карьерный рост имеют именно те люди, которые владеют и государственным языком. А вот про условия обучения что–то не слышно.

***

Как бы ни пытались оправдаться власти, беря на себя только часть ответственности, а остальную вину перекладывая на Бакиевых, исламистов, третьи силы и прочие факторы, июньские события стали черной полосой в современной истории Кыргызстана. Это нельзя забыть. И простить.

Дина МАСЛОВА.
Коллаж Романа БЯХОВА.
Вечерний Бишкек, 15.07.2010

Миллионеры из трущоб


Мы культивируем миф о том, что в Кыргызстане безграничные инвестиционные возможности. Но обратите внимание, какие проекты правительство из года в год предлагает иностранным инвесторам во время проведения бизнес–форумов и межгосударственных визитов. Одни и те же. Сколько раз мы слышали про мусороперерабатывающий завод в столице, про картофелеперерабатывающий завод в Таласской области, про увеличение экспорта фасоли. А проекты по строительству малых и средних ГЭС, разработанные еще в советские времена, чиновники предлагают уже лет двадцать, да толку мало. Если посчитать, сколько раз энергетики заявляли, что нашли партнеров для строительства ГЭС на реках Нарын и Сары–Джаз, то станции должны были стоять через каждые сто метров. Но реализация проектов постоянно срывается, а до реальных инвестиций дело обычно не доходит. Потом один премьер–министр сменяет другого, и песня начинается заново.
Крупные проекты вроде каскада Камбар–Атинских ГЭС, строительства железной дороги, строительства ферросплавного завода, о которых также постоянно мы слышим от политиков, стали притчей во языцех. Как и восстановление промышленных предприятий — наследства советского прошлого. Хайдарканский ртутный, Кадамджайский сурьмяный, Майлуу–Сууйский электроламповый заводы, предприятие поликремниевого производства “Кристалл”, военно–промышленный комплекс “Дастан” давно должны были стать конкурентными в мире компаниями, вытащив экономику Кыргызстана из того места, где она находится. Но предприятия ветшают, а инвесторы или сменяются, или их выгоняют, или все никак не могут найти.
Про приватизацию компаний, которые обросли долгами и проблемами из–за неэффективного государственного управления, можно даже и не говорить. “Кыргызтелеком”, “Кыргызгаз”, Бишкекская ГЭС, “Северэлектро” стали разменной монетой в политических играх. Их и продавать не желают, намереваясь сохранить контроль и кормушку.
Что мы имеем в итоге? Компании приходится субсидировать из бюджета, то есть за счет наших с вами налогов, при этом еще и платить за услуги, а получить в ответ некачественный товар. Правительство когда–нибудь дождется, что эти предприятия вообще станут никому не нужны. Впрочем, и сейчас желающих купить б/у объекты тоже нет. А если вдруг кто–то и появляется, то недовольные начинают орать, что какой–нибудь еврей хочет ограбить кыргызский народ. Нынче такие рассуждения стали, к сожалению, особенно модными. От одного солидного бизнесмена как–то услышала, что он принципиально не ведет бизнес с бедными, потому что они бедны, так как не умеют вести бизнес. Возможно, поэтому и с нами мало кто хочет связываться.
Если послушать “беловоротничковых”, то Кыргызстан должен был давно превратиться в сплошной котлован, учитывая привлекательность наших минеральных ресурсов. На самом же деле у нас существует примерно 20 перспективных месторождений, которые со скандалом меняют лицензиатов. Потому–то мы и слышим из уст власть имущих про привлечение инвесторов для разработки одних и тех же месторождений: Джеруя, Талды–Булака Левобережного, Андаша, Жетима и еще нескольких. Но от “интенсивной” работы властей давно подготовленные рудники так и не начали выдавать продукцию, а политики, манипулируя местным населением, лоббируют свои шкурные интересы. Остановка работы на некоторых перспективных месторождениях в Таласской области тому свидетельство.
Еще госмужи постоянно предлагают приобрести объекты, вокруг которых идут судебные споры. Потом оказывается, что отдельные чиновники со всех сторон конфликта сняли “шапку”, намерены поживиться еще за счет нового инвестора и со стороны наблюдать за тем, что творится в “террариуме”. О привлечении каких инвестиций в таком случае может идти речь?

Дина МАСЛОВА.
Вечерний Бишек, 15.07.2011

Патриоты или бузотеры?


Недропользователи и местное население в Кыргызстане никак не могут найти общий язык. Сельчане предпочитают сохранить девственную природу, но при этом хотят, чтобы в стране развивалась экономика. Инвесторы пытаются создать разумный баланс: запуск производства при минимизации ущерба экологии. Но инвестор инвестору рознь. Встретившись однажды с недропользователями–нарушителями, местное сообщество теперь шипит на всех. Очередной такой скандал, когда начинаются спекуляции вокруг месторождения, разгорается в Нарынской области. Алюминиевый рудник “Сандык” грозит стать еще одной разменной монетой в политической игре.
На вчерашней пресс–конференции собралась инициативная группа граждан из Джумгальского района, чтобы поведать об экологической катастрофе, которая грозит всей Центральной Азии в случае разработки месторождения, где предположительно зарыто 50 тонн алюминия. Видимо, не жалко своих денег на дорогу и проведение пресс–конференции нарынчанам, да только общественность на такие мероприятия, проводимые якобы от лица простых жителей, не клюет, видя торчащие за скандалом уши сильных мира сего.
Кстати, месяц назад инициативная группа уже проплачивала пресс–конференцию в Бишкеке, чтобы высказать свое предположение: разработка месторождения Сандык может привести к потери Кыргызстаном водных ресурсов и гидропотенциала. По словам выступавших, в договоре между Кыргызстаном и Китаем по строительству железной дороги Кыргызстан — Китай — Узбекистан на сумму 2,5 миллиарда долларов прописывается, что за строительство железной дороги кыргызская сторона предоставляет месторождения железа Жетим–Тоо и Сандык. Впрочем, разработка месторождения еще не началась.
Нарынчане оказались, на удивление, подкованными в вопросах экологии, будто их обучали заранее. На пресс–конференции в июне и вчерашним знойным июльским днем они заключили: основной угрозой разработки Сандыка станет нарушение экологического баланса в регионе, вызванное повреждением ледников, заражение пастбищ вредными химическими выбросами и производственными отходами в процессе разработки месторождений китайскими разработчиками. По мнению представителя инициативной группы Мурата Жакыпова, якобы из–за прихода китайцев Кыргызстан может потерять водные ресурсы и возможность дальнейшей эксплуатации действующего каскада ГЭС на реке Нарын.
Выступавшие вчера пояснили, что опасения джумгальцев не случайны: алюминий — химический элемент, из которого делаются бомбы, а от алюминиевой пыли тают ледники. А месторождение находится на высоте четырех тысяч метров, где берут свое начало горные реки.
Будущим инвесторам, кстати, досталось от джумгальцев из–за коррумпированных властей страны. По словам еще одного активиста Сатыбалды Саралаева, месторождения нельзя отдавать иностранцам, иначе Кыргызстан станет большим хвостохранилищем. “Власти распределяют месторождения и передают их другим странам, преследуя только свои личные интересы”, — сказал как отрезал Саралаев.
Впрочем, серию акций недовольства инвесторами, которые планировали разрабатывать месторождения, можно связать и с политическими мотивами. С одной стороны, здесь могут присутствовать меркантильные интересы чиновников или местного криминала, который таким образом вымогает у недропользователей дополнительное финансирование. К сожалению, это давно стало порочной практикой и непременной составляющей инвестиционного климата в Кыргызстане, когда отдельные кукловоды бросают на амбразуру местное население. С другой — могут даже столкнуться геополитические интересы, ведь за планами строительства Китаем железной дороги внимательно следят другие державы, у которых ширина колеи не совпадает с китайской.

  • взгляд
    Лето выдалось активным для недропользователей. Только не в плане работы, а из–за выяснения отношений с Минприродресурсов, правительством, парламентом, местным населением и криминалом. Несмотря на радужные показатели по росту ВВП, лелеять надежду на стабильный приток прямых иностранных инвестиций не приходится. Вокруг трех крупнейших месторождений республики — Кумтора, Джеруя, Андаша — скандалы не прекращаются. Если говорить о Кумторе, то громкие заявления политиков смолкают, как только руководство компании соглашается на очередные послабления в плане выделения средств. При этом мало кто до сих пор может уяснить, что понятия “канадские инвесторы” уже не существует, так как Кыргызская Республика является самым крупным акционером “Центерры”. И получается, что мы сами у себя забираем капитал, при этом спекулируем.
    После аннулирования лицензии на разработку золоторудного месторождения Джеруй еще активнее начали вестись подковерные игры. Разработчики из казахстанского холдинга “Визор” не устают повторять, что будут отстаивать свои права в суде, и считают, что Минприродресурсов необоснованно отозвало лицензию. Инвесторы постоянно вопрошают: если у многих других лицензиатов имеются незначительные нарушения, то почему только у них аннулировали право пользования недрами, устроив показательную порку… или торговлю? Если новые власти на самом деле торгуются с инвесторами, что является привычным способом ведения бизнеса в КР, то спор идет только вокруг цены вопроса. Так как напряжение затянулось надолго, то сделать выводы несложно.
    Золотомедное месторождение Андаш страдает от недовольства местных властей и населения. Австралийские инвесторы еще ничего не успели накопать, но уже вбухали в регион и в бюджет республики много миллионов. Их заслуги и намерение вкладывать в страну еще миллионы и задействовать несколько сот рабочих рук не вызвало никакого энтузиазма у властей. Парламент в июне посчитал разработку месторождения нецелесообразной. А замгубернатора Таласской области и некоторые депутаты в СМИ уже заметили, что независимо от заключения ЖК австралийцам все равно бы не дали добывать золото с медью. Но так как основания для аннулирования лицензии совершенно не подпадают под выводы депутатов (просто законодательная власть законов не знает), Минприродресурсов разрешение у инвесторов не забирает. Потому что поводов на самом деле нет: Закон “О недрах” стоит выше разглагольствований парламентариев и их заключений.
    Вокруг других месторождений тоже не все гладко. Просто цена вопроса там ниже, поэтому политикам они менее интересны.
    Между тем стоит напомнить, что в Конституции КР написано: наша страна является правовым государством. Там даже написано о верховенстве закона. Конечно, соблюдать законы в нашей стране совсем не модно. Но закон есть закон, сколько бы его ни нарушали.

    Дина МАСЛОВА.
    Вечерний Бишкек
    13.07.2011

Без газа с «Кыргызгазом»: цены растут, дефицит приближается


Депутат ЖК Азамат Арапбаев недавно заметил, что “усилиями” руководства ОАО “Кыргызгаз” население республики останется осенью без голубого топлива. Дефицит газа на самом деле может возникнуть: 200 миллионов кубометров в начале — середине осени могут закончиться, а контракта на новые поставки нет. А если и появится, то здесь важна цена, которая может быть значительно выше, чем та, о которой правительство заявляло зимой 2011 года. Как руководство газовой компании будет выкручиваться, особенно в предвыборный период, ведь любая проблема может стать камнем в огород кабмина?

Когда фитиль потухнет
Парламентарии в этом году не первый раз критикуют руководство “Кыргызгаза”, но гендиректор ОАО Тургунбек Кулмурзаев предпочитает вместо ответных нападок на Жогорку Кенеш предъявлять претензии СМИ, которые цитируют нардепов. Однако же депутатов придется все–таки процитировать.
По словам председателя комитета ЖК по топливно–энергетическому комплексу и недропользованию Азамата Арапбаева, для зимнего периода с учетом поставок топлива на Бишкекскую ТЭЦ необходимо дополнительно еще 150 — 200 миллионов кубометров к тем 200 миллионам, о которых договорились энергетики минувшей зимой. Напомним, предыдущий контракт, заключенный еще при прежней власти, был на 300 миллионов кубометров, и голубое топливо закончилось в декабре 2010 года — до заключения нынешнего соглашения.
Отметим, что в декабре прошлого года из–за отсутствия узбекского газа “Кыргызгаз” начал несанкционированный отбор топлива у “Казтрансгаза”. Наша газовая компания должна казахам 7,4 миллиона долларов. Кстати, за несанкционированный отбор газа в 2003 — 2005 годы “Кыргызгаз” тоже до сих пор не расплатился с казахскими энергетиками: компания так и не смогла изыскать 13 миллионов долларов. Вопрос о долгах встал во время визита к нам внушительной казахстанской делегации.
С прошлого года у совместного предприятия “КырКазГаз”, которое занимается транспортировкой голубого топлива, начались серьезные проблемы: “Кыргызгаз” вознамерился даже упразднить компанию решением правления. Хотя о создании СП договаривались на правительственном уровне еще во времена Акаева, так что большой вопрос, насколько законным было решение гендирекции. Целый год судьба “КырКазГаза” была под вопросом, но после приезда гостей из РК стало понятно, что компанию должны оставить. Тем более казахи планируют выделить 12 миллионов долларов главным образом на модернизацию газопровода. Решение об этом было принято рамочное, поэтому завтра–послезавтра соучредители в лице “Казтрансгаза” деньги, конечно, не перечислят. Руководству же “Кыргызгаза” придется сначала улучшить отношения с энергетиками РК, которые резко охладели после назначения Кулмурзаева: результативные встречи с “Казтрансгазом” вообще не проводились в течение года.

Цена вопроса — цена выборов
В 2009 году Кыргызстан платил Узбекистану 240 долларов за тысячу кубометров. К концу того года наше правительство подписало кабальные для нас условия: с 2010 года цены рассчитываются по международной формуле, зависящей от мировых цен. Поэтому РУз ежеквартально определяет стоимость голубого топлива. Так, Минэнерго с правительством в начале года бравировали: КР в 2011 году станет покупать газ по 223 доллара за тысячу кубов! Во втором квартале энергетики свой пиар резко прекратили, потому что Узбекистан в апреле–июне поставлял газ по 248,98 доллара. С июля цены еще поднялись.
Учитывая, что установленные тарифы на газ для населения значительно ниже уровня окупаемости, у “Кыргызгаза” все больше сокращаются доходы. Правительство же должно либо повысить тарифы, либо субсидировать убыточную компанию из бюджета, то есть за счет налогоплательщиков. Из этого можно сделать вывод, что потребители на самом деле платят больше, чем указано в квитанциях. Мы платим установленный тариф, а также за счет наших налогов покрываем дефицит “Кыргызгаза”. И что прискорбно, будем покрывать и дальше.
В письмах в Жогорку Кенеш Кулмурзаев пояснил, что в 2010 году он неоднократно обращался в “Узтрансгаз”, чтобы там пошли на отмену формулы на газ. Там, конечно, дураков не нашлось. Если можно получать деньги по формуле на основе мировых цен, то зачем соседям нас субсидировать? Однако гендиректор “Кыргызгаза” привел для сравнения тарифы для населения в Узбекистане, Казахстане и России, где потребители платят за газ меньше, чем мы. При чем тут страны–экспортеры? В отличие от Кыргызстана три страны из–за обилия энергоресурсов в своих недрах могут позволить себе устанавливать более низкие тарифы для населения. В письме в парламент, конечно, не указывалось для сравнения с нами, какие тарифы устанавливает российский “Газпром” для Украины. С таким же успехом “Узтрансгаз” может написать в КР письмо с указанием, что украинцы покупают газ по цене в два раза дороже, чем Кыргызстан. Вроде как экспортеры нам еще и одолжение делают.
Вопрос с ценой стоит сейчас очень остро. Учитывая, что уже во втором квартале тысяча кубометров стоила 243,98 доллара, “Кыргызгазу”, конечно, сейчас не выгодно об этом трубить, хотя компания беднеет ежедневно. В прошлом году и в начале этого столько сил было потрачено, чтобы донести до населения: прежние коррумпированные энергетики делали все для себя, а не для народа. А тут получается, что газ вырос в цене по сравнению с 2009 годом, то есть при нынешних энергетиках. И еще неизвестно, сколько он будет стоить к концу 2011–го.
“Из–за общего роста цен на нефтепродукты ожидается рост тарифов для населения Кыргызстана и предприятий на природный газ”, — говорит Азамат Арапбаев.
Когда осенью будет ощущаться дефицит топлива, “Кыргызгаз” начнет торопиться с заключением соглашения о новых поставках. Казахи могут дать понять, что неплохо было бы заплатить 20,4 миллиона долларов долга. А узбеки способны повысить цены еще больше. Что будет делать правительство? Перед выборами кабмин просто не может поднять тарифы для населения, иначе это чревато сравнениями с прежней властью и социальным напряжением. Остается только субсидировать пробелы в работе “Кыргызгаза” из бюджета, но предприятие уже задолжало государству, по словам Арапбаева, миллиард сомов. А из чего субсидировать, учитывая дефицит бюджета? И почему за счет налогоплательщиков власти должны решать вопросы неэффективного госуправления?

Между кабмином и ЖК
“Кыргызгаз” болезненно относится к критике, но признает: ситуация в компании ухудшается. Дебиторская задолженность составляет 797,6 миллиона сомов, кредиторская — 2,68 миллиарда, из них перед Минфином — 802 миллиона. То есть с момента смены руководства компании кредиторская задолженность увеличилась почти на полмиллиарда сомов. “Данные денежные средства ОАО “Кыргызгаз” не в состоянии вернуть из–за критического финансового состояния”, — говорится в письме в парламент. Кулмурзаев отмечает, что субсидии вообще безвозвратные. Предприятие заняло весьма выгодную позицию: брать в долг у государства и не отдавать.
Говоря о финансовых проблемах компании, гендиректор Тургунбек Кулмурзаев обращается к ЖК с весьма оригинальными просьбами. Например, чтобы парламент поручил Минфину выделить недополученную в 2010 году субсидию в размере 92 миллиона сомов. Энергетики говорят, что раньше “Кыргызгазу” вообще никогда не выдавали субсидий. Это за красивые глазки Минфин должен деньги теперь раздавать?
Кроме того, “Кыргызгаз” просит, чтобы парламент поручил правительству просроченные кредиты на 356 миллионов сомов тоже переоформить как субсидию или “в крайнем случае поручить правительству отсрочить погашение данных сумм на пять лет”. И самая оригинальная просьба: “Кыргызгаз” предлагает Жогорку Кенешу обратиться в парламент РУз, чтобы узбеки снизили закупочную цену на газ до 150 долларов за тысячу кубометров. Стоило ли писать письма, если вероятность такого снижения фактически равна нулю? Если Узбекистан получает сейчас 243,98 доллара за тысячу кубометров и может еще цены поднять, то с какой стати бизнес–партнеры должны заниматься благотворительностью? Чтобы руководство “Кыргызгаза” усидело в своих креслах, так как без поддержки госбюджета просто не в состоянии свести концы с концами?
Председатель профильного комитета Арапбаев не раз обращал внимание также на кадровую политику, проводимую Кулмурзаевым. “Всех профессионалов разогнали, а на работу набрали людей, которые абсолютно ничего в этом не понимают. К примеру, руководителем “Бишкекгаза” стал бывший налоговик”, — заявил народоизбранник. Можно добавить, что заместителем гендиректора является Геннадий Орленко. Много лет проработавший в отрасли энергетик, напомним, имел отношение к ЧаканГЭС в тот период, когда компания купила “Северэлектро”. Все лица, имевшие отношение к сделке, фигурируют в уголовных делах, кроме заместителя Кулмурзаева.
Несмотря на критику парламентариев, “Кыргызгаз” все равно обращается в ЖК за поддержкой, чтобы депутаты дали поручение правительству. При этом исполнительная ветвь власти закрывает глаза на ситуацию с компанией и ее руководством.

  • кстати
    По данным “Кыргызгаза”, “основной долг по кредитам и ссудам ни разу не был заложен в тарифы”. Частично были заложены проценты по кредитам. А в 2011 году из тарифов была даже исключена статья “Капитальные вложения”. Таким образом, ради того, чтобы население не начало критиковать власть по поводу повышения тарифов, правительство пожертвовало газовым монополистом. Газовое хозяйство в стране и так дышит на ладан, и ему постоянно требуется ремонт, не говоря уже о модернизации.
    В предыдущие годы капвложения все–таки были включены в тариф. При этом в 2009 — 2010 годах стоимость газа была такой же высокой, как и в 2011–м. Почему теперь “Кыргызгаз” не может и с поставщиками расплачиваться, и дыры в газопроводах латать? Конечно, компания с каждым годом покупает все меньше газа, следовательно, у нее снижаются доходы. Непоследнюю роль, конечно, в этом играет эффективность работы руководства компании, которое не раз критиковал парламент.
    Напомним, месяц назад парламентарии уже затрагивали вопрос тарифов на газ. Как сообщали в ЖК, “в ОАО “Кыргызгаз” заявили, что в тарифе не учитываются взятые у государства бюджетные субсидии. Однако, по информации представителей Минэнерго, тариф формируется с учетом задолженности по субсидиям”.
    — Вы либо сами не хотите погасить, либо хотите свалить это на плечи других. Обещали превратить компанию из убыточной в прибыльную. Как коммерческое предприятие “Кыргызгаз” обязан сам себя финансировать. Но создаете напряжение в бюджете, — критиковал тогда Кулмурзаева депутат от фракции “Ата Мекен” Райкан Тологонов.

    Дина МАСЛОВА.
    Коллаж Романа БЯХОВА.
    Вечерний Бишкек
    12.07.2011

Конъяк: контрольная закупка. Внимание: в продаже несколько коньяков под маркой «Бишкек» и «Кыргызстан»


На фото - отличная от фабричной форма бутылок и этикеток. И цеха, где производится самопальная продукция

На одном примере можно сделать вывод, что госорганы не поддерживают добросовестных предпринимателей, даже не решают их вопросы, но при этом оказывают всяческую помощь как действием, так и бездействием, чтобы в Кыргызстане процветали контрафакт и теневая экономика. Свидетельство — на прилавках магазинов стоят коньяки “Бишкек” и “Кыргызстан”, которые изготовляются разными производителями, но носят одно и то же название. Никого это не смущает, кроме единственного в республике коньячного завода. А продукция некоего ОсОО “ВинМарк” сомнительного качества стоит почти так же, как и настоящий коньяк.
Не ударь в грязь лицом
Опозориться самому, презентовав контрафактный алкоголь иностранным гостям, и бросить тень на единственного производителя коньяка в Кыргызстане, оказывается, очень легко. Самопальщики подделывают напиток и заливают им всю страну: более половины продаваемого коньяка под брендом “Бишкек” и “Кыргызстан” — контрафакт. На некоторых бутылках невооруженным глазом видно, что акцизка поддельная, на изготовлении этикетки самопальщики сэкономили, а сам коньяк имеет другой оттенок. Но когда покупатели хватают бутылку с полки, то на такие мелочи не обращают внимания. Жалобы же легального производителя коньяка во все инстанции долгое время никто не слышит: чиновники занимаются отписками, не отвечают вовсе или не предпринимают адекватных мер.
Помимо того что есть просто контрафактная продукция, в КР появился весьма ушлый предприниматель. Он действительно производит напиток из коньячного спирта. Но вот у владельца ОсОО “ВинМарк” — постоянного должника перед кредиторами и налоговой службой — алкогольная продукция с названиями “Каганат”, “Алтай”, “Кочевник”, “Хан–Тенир” плохо продавалась. И он решил тоже выпускать коньяки “Бишкек” и “Кыргызстан”, на которые можно нарваться, поставив бутылку с сомнительным содержимым перед гостями.
Сам директор фирмочки Нурлан Акымбеков заявил “ВБ”, что они уже год выпускают коньяк. Все проверки госорганов прошли нормально, и компания, называемая коньячным заводом, даже собирается экспортировать напитки в Казахстан. Впрочем, в ответах он плавал.
Кыргызский коньяк — один из тех товаров, который можно не просто поставить на стол перед гостями или подарить иностранцу как память о стране. Он известен на постсоветском пространстве, поэтому многие покупают известный напиток, выезжая за границу, в качестве презента. Наши соотечественники уже обнаружили в Москве продукцию ОсОО “ВинМарк”, которую гости привезли из Бишкека. И долго плевались, не узнав привычный вкус напитка.
Наглость — второе счастье
На этикетке с задней стороны коньяка от ОсОО “ВинМарк” неизменно значится, что напиток произведен по заказу ОсОО “КыргызШампаны”. Владелец у фирмочек якобы один и тот же. Последняя, как официально сообщают госорганы, не имеет права производить коньяк. А по словам Акымбекова, является Торговым домом. По старой памяти потребители думают, что расположенное на проспекте Манаса ОсОО “КыргызШампаны” и есть тот самый известный с советских времен шампанвинкомбинат. Ничего подобного! На месте завода уже несколько лет ничего не производится, потому что он был перепродан разным юридическим лицам. А ОсОО “КыргызШампаны” — это не производитель, а просто маленький и грязный офис, расположенный… в бывшем пункте приема стеклотары шампанвинкомбината. И не более того. Просто название улицы одинаковое, что вводит в заблуждение граждан, многие из которых и не подозревают, что на правительственной трассе уже давно ничего не выпускается. Зато на лицевой части этикетки хитрый бизнесмен указывает ОсОО “КыргызШампаны”. Игра с ассоциациями приносит, по–видимому, прибыль. Разливает хозяин 0,48 литра вместо привычных 0,5.
Сам же коньяк производится на улице Садыгалиева, 3 за обшарпанным бирюзовым забором с отсыревшими стенами и с грязной территорией, куда гостей не пускает охранник.
Единственный же коньячный завод — это ОсОО “Кыргыз Коньягы”, которое стало преемником советского Шампанвинкомбината. Предприятие всю продукцию изготовляет самостоятельно на европейском оборудовании и не позволяет никому это делать по заказу. Именно торговые агенты завода чуть не повздорили с агентами самопального “Бишкека” и “Кыргызстана”. Представители ОсОО “ВинМарк” беззастенчиво пытались убедить продавца магазина, что крупнейший и единственный в КР производитель сменил дизайн и форму бутылки, а сотрудник, который развозил коньяк раньше, умер.
Как призналась корреспонденту “ВБ” директор ОсОО “Кыргыз Коньягы” Гульшат Асылбаева, их компания неоднократно ставила в известность госорганы, пытаясь обратить внимание на необходимость борьбы с контрафактной и полулегальной продукцией. Асылбаева подчеркнула, что дизайн бутылок и этикеток не меняется уже несколько лет. ОсОО “Кыргыз Коньягы” намерено подать в суд на владельцев ОсОО “ВинМарк” за недобросовестную конкуренцию, использование товарного знака и введение в заблуждение потребителей.

  • хождение по мукам
    Госалко. В Госалкоагентстве с контрафактной продукцией фактически не борются. На любые вопросы корреспондента “ВБ” там отвечают, что несколько лет назад у ведомства забрали проверяющие функции. А без проверок, мол, ничего поделать не могут, даже если сотрудники госагентства знают, где продается некачественный товар. И разводят руками, заявляя, что основная их функция — лицензирование. Там максимум — выносят предписания устранить нарушения в тех случаях, когда давно пора аннулировать лицензию.
    Забавно, но факт. Производители могут иметь каждый свою технологическую инструкцию, которую подписывает не производственный отдел, а почему–то статс–секретарь. Хотя по долгу службы он не обязан разбираться в технологии производства. Вы только представьте, что будет, если каждый производитель станет по своему рецепту изготовлять коньяк, раз технологические инструкции каждое предприятие подписывает отдельно?! Это ж за какие заслуги статс–секретарь подписывает такие документы?
    Производство якобы марочного коньяка госорганами до сих пор не остановлено, хотя ОсОО “ВинМарк” не обладает технологией по его производству. Но уверяет, что у них работает технолог с 35–летним стажем. Пробовал ли он то, что производит? На этикетки даже не наносятся дата изготовления и конечный срок использования, что уже является основанием для аннулирования лицензии. Однако госорганы дают только предписания об устранении нарушений, выносят предупреждения. И все. Впрочем, производитель на канцелярщину внимания не обращает.
    Из этого легко сделать вывод, что Госалкоагентство своим бездействием защищает недобросовестных предпринимателей.
    Госсанэпиднадзор. В заключении Центра госсанэпиднадзора говорится, что при внеплановом обследовании ОсОО “ВинМарк” предприятие не функционировало, а на воротах висел замок. “Со слов охранника, работа цеха была приостановлена в связи с отсутствием электроэнергии”, — говорится в письме. Это уже наводит на определенные мысли, когда предприятие, чья продукция стоит повсеместно на магазинных полках, остается без энергоснабжения и временно не работает. Или оно намеренно закрылось в период проверки, если у владельца имеются связи с сотрудниками Центра госсанэпиднадзора?
    Между тем есть вещи, которые должны были “санитаров” серьезно озаботить, так как процесс производства напитков идет с нарушениями. У цеха, который заводом ни в коем случае нельзя назвать, на одной линии разливается разный ассортимент спиртных напитков, отсутствует горячее водоснабжение, а также для розлива используется оборотная тара без спецоборудования для мойки, нет там лаборатории анализа на соответствие качества продукции. Большие вопросы имеются к наличию спецодежды и вообще к санитарному состоянию производственной территории. За перекошенным забором нам открылась неважная картина.
    Кыргызпатент. Как заключили в Кыргызпатенте, обозначение “Бишкек” может быть зарегистрировано на этикетке в качестве неохраняемого элемента, если не занимает доминирующего положения. Как определяется доминирующее положение? Сколько процентов площади на этикетке должно занимать слово “Бишкек”, чтобы оно стало охраняемым элементом? То есть можно назвать “Бишкеком” публичный дом, напечатав название мелким шрифтом. В отношении товарного знака “Кыргызстан” еще сложнее. Его на самом деле можно вывесить хоть на сортире без каких–либо условий.
    При этом в Кыргызпатенте отметили, что ведомство осуществляет единую политику в области охраны объектов интеллектуальной собственности, в том числе товарных знаков. А также принимает к рассмотрению заявки на регистрацию товарных знаков, проводит по ним экспертизу, осуществляет их регистрацию, выдает свидетельства, публикует официальные сведения. Но при этом служба не наделена контролирующими функциями. Поэтому при нарушении прав на товарный знак Кыргызпатент отправляет недовольных в правоохранительные и судебные органы.
    Как пояснили в ведомстве, если речь идет о зарегистрированном товарном знаке, то владелец имеет исключительное право им пользоваться и распоряжаться, а также запрещать его использование другими лицами. В соответствии с законодательством, никто не может использовать в КР товарный знак без разрешения его владельца. Иначе это влечет за собой гражданскую, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством.
    На практике же еще как все используют схожие названия! И никто за это наказания не несет, потому что госорганы отфутболивают жалобщиков, и сами не желают брать на себя ответственность. Генпрокуратура с большой неохотой принимает заявления, и санкций к нарушителям закона никаких не принимает, хотя считается надзорным органом. А городская прокуратура переадресует решение вопроса налоговым органам. Кстати, ОсОО “ВинМарк” является еще и должником по налоговым отчислениям.

    ***

    Понятно, почему ОсОО “ВинМарк” решило выпускать спиртные напитки “Бишкек” и “Кыргызстан”. Эти названия давно раскручены. И не надо вкладывать свои средства в раскрутку бренда. За них это сделает завод “Кыргыз Коньягы”.
    Кроме того, технологическая инструкция ОсОО “ВинМарк” была утверждена 9 марта 2011 года. При этом даже в самой инструкции, подписанной статс–секретарем Госалкоагентства, говорится, что купаж коньяка “Бишкек” должен составлять 3 месяца, а “Кыргызстана” — 9 месяцев. Но даже после купажа этот напиток еще не является готовым продуктом. Поэтому перед розливом его выдерживают определенный срок в дубовой таре. Следовательно, розлив ординарного коньяка после получения техинструкции должен был начаться не раньше сентября 2011 года, а марочного — только в июне 2012 года. А грушевидные бутылки от этого производителя можно было увидеть сразу же после получения ОсОО “ВинМарк” техинструкции — уже в марте 2011–го. Отсюда следует сделать вывод, что без соблюдения всех процедур по хранению и выдержке разлитый в бутылки алкоголь даже не является коньяком. А это не просто недобросовестная конкуренция, но и обман потребителей.

    Дина МАСЛОВА.
    Фото Темира Сыдыкбекова.
    11.07.2011

«Кыргызтелеком»: опасные связи


ОАО “Кыргызтелеком” трясет уже полтора года: одна состоявшаяся и одна отмененная приватизации, бесконечные проверки, жесткая конкуренция на телекоммуникационном рынке, где частный сектор по многим параметрам вырвался вперед. Этот стрессовый антураж проходит под улюлюканье депутатов, которые пытаются сменить руководство предприятия. Можно подумать, от этого ситуация сильно изменится. Разве только несколько парламентариев потешат свое самолюбие, трудоустроив нужных людей.

  • нападки…

    Монополиста доводят до банкротства
    “Кыргызтелеком” можно по праву назвать рекордсменом по плановым и внеплановым проверкам. Представители разных госструктур, кажется, поселились в компании. Они приносят свои отчеты руководству, а те в свою очередь пересылают сведения депутатам. Несмотря на то, что компания может не согласиться с фактами выявленных у нее нарушений и доказать свою правоту, в информационном пространстве уже разносится клич, что в деятельности “Кыргызтелекома” найден ворох недоработок.
    Сейчас для нардепов, особенно представителей фракций “Ата–Журт” и “Ата Мекен”, самым принципиальным вопросом является смена руководства компании. Будто от изменения состава правления решатся все проблемы, и “Кыргызтелеком” уверенной поступью направится к светлому будущему. Так, депутат Азамат Арапбаев, сославшись на отчет Счетной палаты, сделал вывод, что менеджеры предприятия целенаправленно доводят его до банкротства. Народоизбранник заявил, что в акте СП отмечено беспорядочное ведение бухучета. Якобы такая финансовая дисциплина — только часть айсберга.
    — Это показывает, насколько серьезно поражена коррупционными схемами откатов, подобно раковой опухоли, крупная телекоммуникационная компания, имеющая статус национальной, — с патетикой заявил Арапбаев. По его мнению, раковую опухоль как рукой снимет только после снятия с должности всего состава правления.
    Чтобы еще больше обострить обстановку, парламентарии говорят: нужно запретить “Кыргызтелекому” продажу имущества, а то через два месяца от компании ничего не останется. О чем поведал Азиз Суракматов. К нему присоединился и Жоомарт Сапарбаев, который не нашел ничего умнее, как сравнить действия руководства компании с временами Бакиева. “Частичная продажа объектов “Кыргызтелекома” может привести к его банкротству”, — заявил молодой депутат.
    Сыр–бор же начался по поводу продажи одного административно–производственного помещения “Альфа Телекому”. Однако никто из депутатов не объяснил, является ли рациональным простой 34 тысяч квадратных метров по всей республике, которые высвободились у “Кыргызтелекома” после модернизации оборудования в связи с переходом на новые технологии.
    Пока в ЖК ломали копья и препирались с руководством компании, представители Мингосимущества ответили хладнокровно: оценку законности действий “Кыргызтелекома” даст Генпрокуратура.
    Эстафету по критике компании всегда ведет атамекеновец Омурбек Абдырахманов. Он не устает повторять, что ЗАО “Пятый канал” принадлежал Максиму Бакиеву и три года не платил “Кыргызтелекому” за услуги вещания, накопив 26 миллионов сомов долга. Впрочем, пыл депутата несколько поубавился после того, как “Пятый канал” ЖК решил сделать парламентским. Будет забавно, если телеканал продолжит копить долги перед “Кыргызтелекомом”, а депутаты в будущем начнут принимать законопроекты о списании задолженности или льготных условиях вещания.

  • …и ответки

    А нет ли тут шкурных интересов?

    Представители “Кыргызтелекома” оперативно отреагировали на все нападки, прозвучавшие на заседаниях фракций и палаты.
    Относительно “Пятого канала”, ставшего как кость в горле у атамекеновцев, в компании ответили, что продолжаются судебные процессы по возврату долга. Вырубив вещание, “Кыргызтелеком” нарушит уже законодательство о СМИ, так как приостановление или запрещение распространения продукции СМИ допускается исключительно по решению суда.
    В ответ на обвинения о коррупционном сотрудничестве с китайской компанией “Хуавей” в “Кыргызтелекоме” представили все документы, доказывающие, что один из мировых лидеров в сфере производства телекоммуникационного оборудования законно стал победителем тендера для реализации проектов “Цифровое будущее” и “Телефонизация нетелефонизированных населенных пунктов”. Кстати, по факту проведения тендера финполицейские уже заводили уголовное дело, прекратив его позже за отсутствием состава преступления.
    Помнится, депутаты публично возмущались, говоря, что менеджеры “Кыргызтелекома” связаны с партнерскими организациями и даже являются там учредителями. Азамат Арапбаев называл несколько юридических лиц, которые якобы имеют отношение к руководству компании. Телекомовцы, разумеется, заявили о полной безосновательности данных. И посоветовали парламентарию обратиться в Минюст, где есть все сведения об учредителях.
    Неужели сами нардепы рассчитывали, что их заявления, будто к покупке какой–то недвижимости имеет отношение Сергей Ким из окружения Максима Бакиева, подтвердятся? Или кто–то сможет найти доказательства того, что члены правления “Кыргызтелекома” являются владельцами фирм, которые участвуют в тендерах на выполнение строительно–монтажных работ и выигрывают их? А как собирались в ЖК подтвердить тот факт, что какая–то квартира оформлена на сына гендиректора? Если слухи, которые озвучивают в стенах парламента, хоть как–то обоснованны, то депутаты, будучи здравомыслящими людьми, должны понимать: все сделки оформляются так, что комар носа не подточит, а руководители “Кыргызтелекома” не будут светиться, регистрируя на себя какие–то фирмы. Но по факту оказывается, что обвинения народоизбранников голословны, а обитателей ЖК можно обвинить в популизме и лоббировании своих интересов.
    Что касается продажи злополучного здания АТС–29 ЗАО “Альфа Телеком”, то, устав от многочисленных проверок, руководство “Кыргызтелекома” по поручению совета директоров само обратилось в Генпрокуратуру с заявлением подтвердить законность сделки и поставить точку в данном вопросе. Отдельные депутаты негодуют: компания с госучастием разбазаривает свои активы, тем самым наносит ущерб государству. Однако казус в том, что критики “Кыргызтелекома” говорят: ОАО продало здание по цене ниже рыночной. Хотя помещение требует серьезного ремонта. А те, кто ругает “Альфа Телеком”, убеждены, что менеджеры, назначенные Мингосимущества, наоборот, заплатили слишком много, а часть средств прибрали себе. В ответ обе стороны могли предложить депутатам самим купить/продать здание за цену около 6 миллионов долларов. И посмотреть, много ли нашлось бы желающих на такое предложение. Если посудить, в нашей стране не так много покупателей, которым бы понадобилось именно административно–производственное помещение.
    Особый акцент нескольких парламентариев на АТС–29, конечно, наводит на мысль о личной заинтересованности в этом вопросе. Собственные источники в двух компаниях предположили, что к зданию, которое сейчас арендует “Альфа Телеком”, имеют отношение несколько депутатов. Если же “Альфа Телеком” или любой другой правопреемник сотового оператора MegaCom переедут в новое помещение АТС–29, то владельцы нынешнего офиса лишатся солидных доходов. Конечно, если эти данные подтвердятся, то можно только сказать, что меркантильные интересы отдельных политиков бросают тень на парламент. Ведь уже было много примеров того, как власть имущие, пользуясь высоким положением и прикрываясь государственными интересами, пытаются защитить свой бизнес.

  • взгляд
    В Кыргызстане на достаточно малое количество ресурсов претендует слишком много людей. Заработать миллионы в нашей стране всем хочется, а очень непросто: если выделить из структуры ВВП бизнес, то это будет достаточно небольшая доля, которая поделена между несколькими крупными кланами или группами, а остатки достаются небольшому классу предпринимателей. Именно поэтому вокруг каждого объекта разгораются долгоиграющие скандалы, когда в ход пускаются все рычаги влияния: от компромата в прессе и заказных проверок до давления на суд и публичных обвинений в участии в мировом заговоре. Ситуация с “Кыргызтелекомом” не первая и не последняя, и можно только призвать общественность отнестись к этому по–философски: политики бранятся — только тешатся.
    Сами же участники конфликта и все заинтересованные стороны проявлять пассивность не могут, так как на кону влиятельных людей — карьера, деньги и власть. Однако, пока одни делят сферу влияния, страдает коллектив, которому сложно держать планку высокой производительности труда при нервной обстановке на работе. Менеджеры, конечно, тоже меньше думают о развитии, а больше отбивают атаки политиков и лоббистов, а также с утра до вечера общаются с разного рода проверяющими.
    Стагнирует сама компания, вокруг которой спекуляций столько же, сколько вокруг энергосектора. Любой намек на повышение тарифов или привлечение частных инвестиций сразу же вызывает отпор. Отдельные политики, которым выгодно раскачать ситуацию или просто попиариться, начинают спекулировать на тему интересов народа и государства, приводя большей частью неуместные и нелогичные доводы. Если копнуть глубже, то выясняется: мало кто задумывается о народе, государстве и интересах компании. Как говорится, зри в корень — там всегда окажутся деньги.
    Между тем судьба “Кыргызтелекома” — вопрос отнюдь не праздный. В ЖК звучали упреки, что прибыль компании по сравнению с “Казахтелекомом” падает. А кто в этом виноват? Только ли менеджмент? Почему правительство или Мингосимущества, являясь крупнейшним акционером предприятия, не задумывается о долгосрочной перспективе развития? Почему не поднимается вопрос о переориентации на другие рынки? Потому что услуги стационарной связи будут приносить все меньше дохода: люди в отдаленных районах пользуются мобильной связью, и им уже не нужны провода в доме. Предлагали ли власти развивать на базе “Кыргызтелекома” сотовую связь, кабельное телевидение или какие–то смежные отрасли? А если и предлагали, то, как можно заметить, инициативы ничем конкретным не закончились.
    Если же ума, сил и ресурсов для развития компании нет, то ее, наоборот, нужно срочно продавать: в долгосрочной перспективе “Кыргызтелеком” сам станет менее конкурентоспособным и потеряет в цене, потому что сам рынок диктует новые течения. Кроме того, компания зажата в отличие от конкурентов телекоммуникационного рынка иными условиями, имеет определенные рамки в деятельности, из–за чего не способна развернуться во всю ширь, чтобы увеличить доходы. Для нас предприятия с госучастием являются не экономическим объектом, а предметом удовлетворения социальных нужд. Причем тех нужд, которые должно удовлетворять государство. Оно же перевешивает свои обязанности на госкомпании, но спрашивает с них, имеющих камень на шее, как с тех, кто работает в более либеральных условиях. Тот же “Казахтелеком” более свободен в установлении тарифов и стоимость услуг у компании выше, чем у “Кыргызтелекома”. Соответственно выше доходы.
    К сожалению, когда чиновники приводят какие–то доводы в защиту своего мнения, то часто подменяют понятия: порой намеренно, порой по незнанию. Но когда критики весь упор делают не на изменении системы работы, стратегии развития, а на рокировке отдельных фигур в руководстве, то лоббирование шкурных интересов видно невооруженным глазом. Вот только зачем апеллировать к общественности, когда на ринге интересы политиков, а не государства и граждан?

    Дина МАСЛОВА.
    Коллаж Алексея ГАРМАША
    Вечерний Бишкек
    8.07.2011

Уголовно наказуемое воспитание. Генпрокуратура — политическая дубинка


Принципы мышления представителей госструктур — это просто фантастика! Обладая большим количеством тараканов в голове, чиновники постоянно заставляют оправдываться граждан. Действия Генпрокуратуры, руководимой “послеапрельским синдромом”, уже напоминают фарс.
После смены власти Генпрокуратуру возглавил Байтемир Ибраев, под чутким руководством куратора Азимбека Бекназарова были заведены десятки уголовных дел. Сотрудники ГП начали допросы обвиняемых и свидетелей, много слушали, но мало поняли. Относительно адекватные сотрудники вносили изменения в свою работу, после чего уголовные дела были прекращены. Другие направили дела в суд, где до сих пор тянется рассмотрение. Конечно, многих допрашиваемых оставили без энной суммы денег: без этого жизнь бы перевернулась и наша страна перестала бы быть Кыргызстаном. “Обезжирили” даже тех, кто свою вину совсем не чувствовал, а доказательств у следователей не было. Но знаете ли, с утра до вечера общаться с сотрудниками прокуратуры — очень сомнительное удовольствие.
Следующий и.о. генпрокурора Кубатбек Байболов, естественно, подумал, что некоторые так называемые бакиевские откупились. И началась вторая часть Марлезонского балета: возобновление дел и допросы все тех же лиц и по тем же делам. Причем главным образом теми же сотрудниками ГП. Вот только что они друг другу нового могли сказать? Причем сами работники прокуратуры, не удосужившись проверить факты, опять начали предъявлять обвинения, которые вообще никак не вяжутся с логикой. В общем, в очередной раз написали в своих документах чепуху и двинули дела в суд. Там, конечно, они были или отправлены на доследование, или прекращены. Потому что проблема порой не в обвиняемых, а в низком уровне профессионализма сотрудников правоохранительных органов.
Но никто в ГП не понес ответственности за то, что даже не умеет нормально составить постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Человеку постороннему, знакомому с ситуацией вокруг уголовного дела, очень смешно. А вот обвиняемому совсем не до смеха: ему приходится оправдываться в ответ на бред. Кроме того, люди не могут устроиться на работу, выехать за границу. Их постоянно со всех сторон пытаются доить: не дашь — сверху на суд могут надавить или еще какое–нибудь обвинение предъявить. Как говорится, был бы человек, а статья найдется.
Причем партнеры и друзья Бакиевых спокойно сидят во власти. Возможно, вся эта катавасия им очень выгодна для отвода глаз. И не только им, а всем политикам, так как система в нашей стране не изменилась и методы работы госуправления тоже. Пока госорганы и общественность будут толочь воду в ступе, чиновники продолжат свою политическую карьеру и безбедную жизнь.
Почему бы прокурорским работникам самим не доказать, что они правы, когда пишут постановление о привлечении в качестве обвиняемого? Порой кажется, что юридический документ — сборник всевозможных слухов.
Заезженная пластинка с бакиевской песней появилась заново с приходом уже третьего генпрокурора. Не надоело? И опять ГП пиарится, пытаясь оправдать собственную неполноценность. Кто из сотрудников понес наказание за то, что дважды за год нормально не может завести уголовное дело, собрать доказательства, на законных основаниях предъявить обвинение и отстоять свою позицию в суде? Вот пусть генпрокурор Аида Салянова назовет тех своих нерадивых сотрудников, из–за которых общественность уже перестала воспринимать какую–либо информацию о преступлениях “бакиевцев”, а невинным людям Генпрокуратура больше года мерещится в кошмарах. Кто понес ответственность, что безграмотно составленными постановлениями завалены суды, тратится много времени, сил и средств на рассмотрение дел? Это только адвокаты свои доходы повышают. За что сотрудникам ГП вообще платят зарплату, если они с первого раза ничего не могут нормально сделать? А если там работают грамотные специалисты, которые все сделали правильно и по закону, то почему в очередной раз возобновляются дела? Карманы бездонны?

Вечерний Бишкек.

8.07.2011