Skip to content

Третья республика

04.05.2010

На встрече заместителя председателя временного правительства Темира Сариева с представителями крупного бизнеса чиновник их, мягко говоря, не убедил. Все потому, что обе стороны говорили на разных языках: зампред на политическом, инвесторы — на экономическом.

Не собственности ради, а сохранности для Инициатором встречи выступили Международный деловой совет и Американская торговая палата в КР, членами которой являются крупные инвесторы. У бизнеса, особенно иностранного, накопилась масса вопросов к временному правительству. Деловые люди хотели узнать самое важное: есть ли гарантия сохранности их инвестиций, будут ли пересматриваться инвестиционные соглашения, когда прекратятся проверки. И вот что они услышали в ответ. Темир Сариев во вступительной речи, в которой ознакомил собравшихся инвесторов с ситуацией в стране и с принимаемыми временным правительством мерами, решил блеснуть экономическими терминами. — Можно сказать, что временное правительство работает по принципам корпоративного управления. Несмотря на то, что договориться бывает трудно, у нас все решения принимаются коллегиально, — заявил он, чем заставил не на шутку задуматься иностранных инвесторов, знакомых с корпоративным управлением не понаслышке. Ведь тогда получается, что правительство равноценно менеджменту компании, акционеры все равно что население, а парламент сродни совету директоров. Президент же страны может ассоциироваться с председателем совета директоров. Каким образом менеджмент, то есть временное правительство, может заниматься всем и вся, на бизнес–язык не переводится. Заявления о готовящейся национализации ряда компаний, якобы аффилированных сыном бывшего президента, вызвали большое беспокойство со стороны крупнейших инвесторов Кыргызстана. Они осторожно поинтересовались у Сариева, отдельные ли это случаи или опасная тенденция. Политик попытался успокоить руководителей предприятий, напряженных всем происходящим в стране. — Если говорить о распредсетях “Северэлектро” и “Востокэлектро”, о компании “Кыргызтелеком”, то здесь однозначно планируется отменить незаконные постановления о продаже. Тут, наверное, никаких вопросов нет. Хотя со стороны иностранной бизнес–среды ничего однозначного нет даже в таком спорном вопросе, как продажа бывших государственных компаний. Ведь в цивилизованных странах это вызвало бы падение биржевых котировок среди энергетического и телекоммуникационного секторов. Другое дело, что и приватизация крупных компаний на развитых рынках вызывает оживление инвесторов, а не митинги и обличительные заявления со всех трибун. — Что касается крупного бизнеса, аффилированного семьей Бакиевых, то списки уже определены, по всем компаниям ведется следствие. Я понимаю, это создает неудобства, — обратился Сариев к представителям бизнеса. — Но это делается для защиты тех, в отношении кого было совершенно рейдерство со стороны семьи экс–президента: MegaCom, сеть магазинов “Народный”, “Бишкекская нефтяная компания”, MGN Group и ряд других компаний. По–видимому, в пылу эмоций тут что–то было напутано. Ведь одни компании считаются просто аффилированными, с другими связаны скандалы по правам собственности. Но в последних трех вышеназванных компаниях споров с разделом имущества не было. — Декретом было принято решение ввести внешнее наблюдение в этих компаниях. Наблюдатели не вмешиваются в деятельность предприятий, но выступают гарантом того, что активы не продадут, оборотные средства останутся на месте, доходы компаний сохранятся. Наблюдатели там будут находиться, пока не закончатся все следственные мероприятия, — пытался объяснить собравшимся Темир Сариев. Сложно судить, насколько это было убедительно для акул бизнеса, если в обычной практике внешнее наблюдение или управление вводится в предбанкротных компаниях. Уличенные же в аффилированности являлись крупнейшими налогоплательщиками. Докажи, что ты не верблюд — Мы должны сохранить инвесторов, которые в Кыргызстане работают, так как привлечь новых пока невозможно. Во временном правительстве нет человека, который бы говорил, что нам не нужны инвестиции. Мы делаем все, чтобы вам было комфортно, — хотел воодушевить инвесторов Сариев. Но следующей репликой, наоборот, насторожил. — По многим соглашениям есть спорные моменты. Кое–кто считает себя крупным инвестором в сфере золотодобычи, — намекнул министр финансов на крупнейшее после Кумтора месторождение Джеруй. — Там дело будет решаться или через суд, или с помощью переговорного процесса… Что касается крупного бизнеса, то в Кыргызстане всегда заявляют о желании стать партнером в бизнесе, но в итоге заставляют предпринимателей оправдываться, что они добросовестные налогоплательщики, компетентные инвесторы и прочее. Бизнесменам, которые, по сути, кормят посредством налогов чиновников, постоянно приходится доказывать, что они не верблюды. — Крупный бизнес, конечно, был аффилирован семьей экс–президента, там были ее активы. Если компании докажут свою непричастность к этому и у них все чисто, то проблем нет. Наверное, там будут вестись следственные мероприятия, так что вы должны с пониманием к этому отнестись, — сообщил Сариев руководителям бюджетообразующих предприятий. — Вот что касается вашего вопроса относительно гарантии бизнеса. Горнодобывающие компании больше всего беспокоит ситуация на местах, так как отношения с местным населением и властями складываются удручающие. Инвесторам просто препятствуют в работе. Поэтому на вопрос, что происходит на местах, большинство из них отвечает кратко: “Все плохо”. — Мы стоим перед большими переменами. У нас на глазах создается Третья республика, — сказал в оправдание Темир Сариев. · конкретно Представители бизнеса предложили временному правительству следующее: — исполнение инвестиционных соглашений как контрактного права; — устранение хаоса в судебной системе, так как в настоящее время по одному и тому же вопросу в течение дня принимаются разные решения; — соблюдение принципа преемственности, так как правительство часто меняется, и предпринимателям каждый раз заново приходится подтверждать договоры и подвергаться проверкам; — создание прозрачного процесса принятия решений; — обсуждение решений в сфере экономики с бизнес–сообществом; — подтверждение легитимности принимаемых декретов; — создание блога или портала для оперативного общения с деловым сообществом, а также постоянную коммуникационную площадку, где бы предприниматели встречались с чиновниками; — минимизацию проверок в связи с поиском активов бывшего президента. · Ликбез По мнению юристов, введение процедуры наблюдения на предприятии однозначно свидетельствует о приближающемся банкротстве. Внешнее наблюдение — это одна из стадий банкротства. Обычно оно используется как наиболее слабая мера в отношении должника в процессе банкротства. В основном это необходимо для того, чтобы проследить, на какие цели расходуются деньги той или иной организации. Как правило, процедура проводится с целью оздоровления предприятия, чтобы компания могла выплатить в дальнейшем все задолженности. Внешнее управление вводится с целью обеспечения сохранности имущества должника по результатам рассмотрения арбитражным судом обоснованности требований заявителя. Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (3 мая 2010г.)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: