Skip to content

Шуга не шугает. Кто думает о строительстве малых ГЭС в Киргии?

04.06.2010

Революционный пыл как–то смыл тему развития малой и средней энергетики. Однако и существующие проекты тоже вызывают опасения в их успешной реализации в течение ближайших лет, ведь не все в области малых ГЭС так гладко.
Когда речь заходит о необходимости строительства новых мощностей, спорить с этим — кажется почти кощунством. Между тем экономисты не просчитывают некоторых особенностей, связанных с климатическими условиями страны.
Помнится, прежние правительства пытались заманить инвесторов в Кыргызстан, предлагая им 90 проектов по строительству малых и средних ГЭС. ОАО “Чакан ГЭС”, владеющее на тот момент каскадом Аламединских ГЭС, лелеяло планы по строительству новых мощностей на Кировском водохранилище. Похоже, компании, которую обвиняют в аффилированности семьей экс–президента, теперь реализовать свои намерения вряд ли суждено.
Созданная Дирекция по развитию малой и средней энергетики отремонтировала на немецкие инвестиции пару лет назад одну ГЭС в Ысык–Атинском районе. В 2008 году дирекция, возглавляемая Феликсом Куловым, планировала за 1,5 года выйти на строительство гидростанций общей мощностью 100 мегаватт. В 2009 году было желание построить ряд гидроэлектростанций от 40 до 60 мегаватт. А воз и ныне там. Потом говорилось, что имеются намерения построить с десяток новых ГЭС в течение 5–6 лет общей мощностью 200 мегаватт за 240 миллионов долларов. Но ведь это сумасшедшие для нашей страны капиталовложения. Будут они эффективными и окупятся ли когда–нибудь?
Сейчас глава дирекции выходит на политарену. Вопрос гидростанций вроде как не забывает, но, когда можно будет увидеть реальные результаты, большой вопрос, судя по несбывшимся предыдущим заявлениям.
Иногда кажется, что сама судьба отсрочивает возведение малых гидростанций. Ведь когда говорят о затратах и мощностях, обычно редко упоминаются высокая себестоимость электроэнергии, объем готовой выработки, сложности с обслуживанием в труднодоступных районах.
Инвесторов трудно заинтересовать существующими с советских времен проектами не только потому, что деловой климат не тот, а правительство каждый год меняется. Нефтяные залежи акул бизнеса не останавливают ни перед чем. Проблема в том, что проекты недостаточно просчитаны с финансовой точки зрения, существуют правовые вопросы, а также суровые природные условия Кыргызстана и отсутствие инфраструктуры в местах возведения ГЭС.
Малые станции планируется строить в основном деривационного типа, то есть без образования водохранилища. Приток воды же у нас приходится на лето, а в холодное время года, как раз когда нам нужны дополнительные мощности ввиду отсутствия полноводья, станции могут простаивать. Конечно, предполагается, что если построить много малых ГЭС, то они летом будут работать, а вода в Токтогулке станет накапливаться для зимы. Но ведь за станциями нужно следить постоянно, что экономически не очень выгодно. Кроме того, очень сложно автоматизировать их настолько, чтобы не требовались инженеры и рабочие руки. Держать кадры на месте в неблагоустроенных районах накладно, да и не много найдется профессионалов, согласных работать в глуши.
Сколько составит себестоимость этой энергии с учетом всех затрат? Она примерно в 8–9 раз превышает выработанную на каскаде Токтогульских ГЭС. Несмотря на обещания неизменности существующих тарифов, только чокнутые инвесторы станут вкладывать средства, рискуя не покрыть затрат сбором оплаты с потребителей.
Помимо финансовых тонкостей, существуют выкрутасы матушки–природы.
— Есть такое до сих пор малоизученное природное явление, как шуга, которая затрудняет работу гидросооружений, забивая приемные водозаборов, которые приходится очищать и обогревать, — рассказывает энергетик Петр Тен, проработавший 20 лет директором Уч–Курганской ГЭС и 8 лет Курпсайской. — Наши энергетики с этим фактически не сталкиваются, так как образованию шуги препятствуют водохранилища при ГЭС, где вода нагревается. Но для ГЭС деривационного типа и с малыми водохранилищами эта проблема так же актуальна, как и 50 лет назад, когда я, начиная карьеру энергетика, столкнулся с этим явлением.
На ГЭС есть сороудерживающие решетки. Расстояния между металлическими стержнями зависят от мощности турбины: чем больше мощность, тем больше расстояние. Следовательно, на малых ГЭС оно незначительное.
— Так вот, шуга моментально примерзает к металлу и затрудняет проход воды. На некоторых ГЭС металлические стержни обогреваются. Проводится немало научных изысканий, чтобы сделать борьбу с шугой более эффективной. Но в любом случае на обогрев решеток уходит значительная часть мощности. Следовательно, работа станций становится менее эффективной. Помню, когда мы с коллегами с утра до вечера зимой граблями шуровали по этим решеткам, чтобы не дать возможности шуге к ним прилипнуть. В горных реках шугоход — обычное явление, так что будущим создателям малых ГЭС прибавится немало хлопот, — поясняет Петр Тен.
По его словам, нельзя сравнивать активное возведение гидростанций в советские времена с нынешним, как это часто делают обыватели.
— Я прекрасно помню, что строительство станций было малозатратным проектом. Малые ГЭС в Центральной Азии во время Второй мировой войны возводили весьма активно. Из западных районов эвакуировали производство и людей, — электроэнергии катастрофически не хватало. Поэтому ГЭС, каналы и дамбы строили достаточно быстро. Во–первых, использовался бесплатный труд пленных, собственных заключенных, трудармейцев. Также станции создавались около населенных пунктов, чтобы было легче их эксплуатировать. А силовое оборудование привозилось с освобожденных территорий Финляндии и Норвегии. Помню, даже из США поставлялись полные комплекты оборудования, которое было удобным в эксплуатации и очень надежным. Современным же строителям малых ГЭС придется все переводить на экономические рельсы. Будет ли это таким уж выгодным вложением, ведь не только ради социального благоденствия инвесторы вкладывают деньги в проект, но и в первую очередь для извлечения прибыли.

  • · ликбез
    Шуга — рыхлые скопления льда в воде. В зависимости от количества шуги она сохраняет способность течь как жидкость или теряет эту способность из–за возникновения заторов. При любом количестве шуги в воде она снижает ее текучесть. Обычно формируется в водостоках или водоемах при температурах воздуха близких к нулю градусов и состоит изо льда. Шуга часто образуется в нижних бьефах гидроузлов.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (2 мая 2010г.).

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: