Skip to content

Политики и практики, или Парадоксы всесильной бюрократии

13.06.2010

Стоит ли брать пример с британского чиновничества, как того хочет Омурбек Текебаев, которое, если почитать английскую прессу, сделано из такого же теста, что и наши политики? Но в том, что политические заявления не имеют ничего общего с практической реализацией, удалось убедиться на собственной шкуре. Вот какой видится система госуправления изнутри.

Композиции оппозиции
Какая самая важная часть тела у политиков? Они скажут, что голова, гражданам кажется, что язык, а на самом деле… локти. А для того, чтобы реализовывать задуманное, нужны простые рабочие руки. Оттого получается, что реализовывать предвыборную платформу или, что у нас чаще бывает, исполнять курултайно–митинговые обещания, никак не получается.
Слово “чиновник” политики не произносят, а как бы выплевывают, вкладывая в него более уничижительный смысл, чем в слово “карманник”. Но как только оппозиционеры приходят к власти, они сразу преображаются и тут же перестают любить оппозицию, называя ее представителей, конечно же, провокаторами.
Вот спросите у теперешних чиновников, когда же кыргызско–казахская граница будет работать в нормальном режиме. Очень важным тоном вам ответят: “С нашей стороны никаких проблем нет”. И куда подевался тот милый человек, который всегда шел на контакт с прессой, лишь бы увидеть свои незабвенные тезисы в газете?
Самое смешное, что первым делом, как только вчера еще оппозиционер водрузился в министерское кресло, провел совещание, где можно было услышать следующее: “Я вам воровать не позволю, систему надо ломать, хватит работать по старинке, за неэффективную, неоперативную реализацию можете лишиться насиженного места”. При этом министр окинул своих подчиненных гневным взором, а потом миролюбиво произнес: “Надеюсь, мы с вами сработаемся”.
В течение двух месяцев все клерки госоргана живут в неопределенности, не могут понять, что от них хотят, когда дают задание “оптимизировать взаимодействие с группами интересов”. Министр нервничает, что у него, гениального, в подчинении такие бестолковые работники, кричит на планерке: “Ну я же русским языком сказал, что нужно оптимизировать взаимодействие, и уже жду проект две недели”. А так как рядовые госслужащие поняли приказ свыше каждый по–своему, то и на стол руководителю ведомства ложится толстая папка абракадабры, которую тот ни за что не успеет прочитать. А ведь на то и рассчитано! Если он подпишет, то очередная чушь (как было еще недавно) отправится в парламент, где уже тамошние клерки после обработки и согласования в меру своего ума и способностей положат на стол депутатам опус о “стратегии развития оптимизации взаимодействия”.
Униженный в парламенте министр дает нагоняй подчиненным, отправляет документы на доработку. И так по кругу до назначения другого главы ведомства. В итоге через год весь аппарат остается на месте, потому что он так и не понял, что от него требуют, а вот министра–то отправляют в отставку фактически за профнепригодность.
В Кыргызстане таким вот способом появилась реформа госуправления в октябре 2009 года, стратегия развития страны. Сейчас, скорее всего, с таким же успехом провалится попытка сделать бюджетные расходы эффективными.

Созидательная инерция
Независимо от того, кто находится у власти — акаевцы, бакиевцы или временщики, — все пытаются повысить ответственность руководителей за свои действия. То, что министры несут ответственность за политику правительства, теоретически верно. Однако на практике эта ответственность довольно незначительна, поскольку активная жизнь любого правительства продолжается всего около года.
Первые полгода, как правило, уходят на осознание членами кабинета простой истины: обязательства, принятые в оппозиции, невозможно выполнить, находясь у власти, ибо теперь им приходится решать настоящие проблемы в контексте реальной экономики, которая находится либо в ужасном, либо в катастрофическом состоянии. Причем полную картину вопиющего развала они могут увидеть, только оказавшись в правительстве, так как детали обычно хранятся втайне от народа и соответственно от оппозиции.
Затем около года они имеют возможность действительно править страной, после чего начинается очередная рокировка. И школу бюрократии приходится проходить другому политику.
В случае с парламентской республикой то же самое. Только надо еще учитывать, что партия, набравшая большинство голосов, расставляет министров по госорганам. Следовательно, после пребывания в правительстве они опять окунаются в следующую предвыборную партийную гонку. И тогда достижение успеха подчиняется завоеванию голосов избирателей. Вернее, завоевание голосов становится единственным критерием успеха. Так что политикам не до новых знаний, лишь бы набрать очки. А тем временем простые госслужащие действуют согласно постановлениям, приказам, служебным запискам.

Собака лает — караван идет
Отсюда вывод: министры нужны не для того, чтобы управлять министерством. На практике оказывается, что управляет госорганом аппарат, а министр нужен, чтобы проводить законопроекты через парламент и — что самое главное — добиваться в кабинете министров неуклонного увеличения бюджета ведомства.
Непосредственно управлению уделяется совсем немного своего времени — в перерывах между бесконечными дебатами в парламенте, совещаниями у премьера или президента, а теперь у временного правительства, заседаниями кабинета и его комитетов и так далее.
Хоть в Великобритании, хоть в Кыргызстане политики сталкиваются с такой замечательной вещью, как межведомственные комиссии, которые медленно, но верно заводят любое дело в тупик. Но и без обсуждения законопроекта всеми заинтересованными лицами тоже нельзя, ведь мы пока исповедуем приверженность демократии. В итоге появляется закон, который никого не устраивает, например Налоговый кодекс.
Пока чиновники пытаются навести глянец на торчащую верхушку, вся система госуправления, как айсберг, сокрыта в глубине — таинственная, неведомая, грозная.
Тем более странно нынче слышать о ломке гнилой существующей системы от тех, кто с ней сталкивался и изменить ее так и не смог. Наверное, надежда умирает последней, и всегда кажется, что вот в этот–то раз все будет по–другому.

Любовь и страсть — «четвертая власть»
“Однако сэр Хамфри, руководствуясь принципиальными соображениями, настаивал, что министрам, как и секретным агентам, никогда не следует знать больше того, что им следует знать. Поскольку их могут захватить в плен и подвергнуть пыткам…

— Террористы? — удивленно спросил я. — Би–би–си, — разъяснил он”.

Джонатан Линн
Политики журналистику считают второй древнейшей профессией, прессу критикуют за ангажированность, однако если о них не пишут в газетах, лидеры, кажется, перестают верить в собственное существование.
Еще очень забавно, как полушепотом чиновники переговариваются о сплетнях и тайнах, известных всем, но официально не озвученных, поэтому для госслужащих являющихся секретом.
Есть еще один любопытный парадокс: правительство чем более открыто, тем менее оно открыто. Открытое правительство — тот же театр: публика ждет представления, и она его получает. Но, как и в театре, каждому спектаклю предшествует большая скрытая подготовительная работа. В ходе репетиций многое меняется, добавляется или выбрасывается, чтобы найти и показать зрителям нечто нужное.
Не избежать и абсолютного смешения понятий. Когда делаешь по–настоящему важное сообщение, телевидению до тебя нет никакого дела, но стоит только сорваться с уст какой–нибудь ерунде, как СМИ начинают осаждать чиновников телефонными звонками. Например, подготовку законодательства о концессии никто у нас и не заметил, хотя его принятие могло бы полностью изменить экономическую систему Кыргызстана. А вот словесную перепалку бывшего главы МЧС Камчыбека Ташиева с экс–премьером Усеновым смаковали не одну неделю, рассуждая, кто в каком политическом клане берет верх.
Есть еще одно правило большой политики: никогда не верь ничему, пока это не будет официально опровергнуто. Обратите внимание на официальные заявления или пресс–конференции, поводом для которых послужили 30 строк в малотиражной газете.
Как показывает опыт, господа, чем меньше человек собирается сделать, тем больше он должен об этом говорить. Вспомните, сколько раз вы с экранов телевизоров слышали о том, что надо ломать коррупционные схемы в налоговых и таможенных органах, от создателей тех самых схем и о том, что каждое новое правительство уж точно будет работать на благо народа.
Когда политики из говорильной власти становятся у руля исполнительной, то со временем осознают, что реализовать поставленные задачи (читайте — остаться на месте) можно, обладая основными качествами чиновника: уметь напустить туману, оттягивать решения, уклоняться от ответов, жонглировать цифрами, искажать факты, замалчивать ошибки, перекладывать ответственность.

Туманный Альбион, всесилен он
Кыргызские политики, возглавив какое–нибудь ведомство, на самом деле расстраивают психику госслужащего. Когда министр начинает по–настоящему руководить, он становится помехой, потому что спорит по каждому поводу, требует конкретных фактов, интересуется, выполнены ли его распоряжения полугодовой давности. Если министра смещают, можно спрятать концы в воду и начать новую жизнь с его преемником. Ведь разговоры об очередном “нововведении”, которое якобы принес в своей умной голове руководитель, обычно ведутся годами. Вы посмотрите хотя бы, сколько лет создается электронное правительство. Почитайте историю теории государства и права, за умными словами там спрятаны простые вещи.
У Уайтхолла можно выделить три заповеди его существования: сила в постоянстве, непостоянство ведет к бессилию и ротация — это кастрация. Так что дерзайте, господа политики!

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (11 мая 2010г)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: