Skip to content

Михаил НАДЕЛЬ: У временного правительства нет шансов в Международном суде

19.06.2010

Председатель совета директоров ОАО “Азия-УниверсалБанк” Михаил Надель ответил по Интернету на вопросы нашей газеты.

— Что вы планируете предпринять в связи с решением национализировать АУБ?
— Ну вообще все то, что происходит с банком начиная с 8 апреля, является не чем иным, как откровенным рейдерским захватом с полным игнорированием существующего законодательства. Перечислять законы, нарушенные временным правительством, не имеет смысла. Проще сказать, что они сделали по действующим законам, которые, несмотря на революционную ситуацию, никто не отменял. Нелегитимный самопровозглашенный орган власти, объявивший главный закон страны — Конституцию — недействительным, сначала ограбил свой же крупнейший банк, потом публично обвинил его во всех возможных противоправных действиях, даже не подумав о доказательствах, и, наконец, забрал его себе. В довершение новый глава Генеральной прокуратуры еще и потребовал, чтобы я доказал свою невиновность. То есть не мне должны доказать, что я совершил что–то противозаконное, а я должен доказать, что я не преступник, хотя до сих пор не видел ни обвинений, ни состава преступления, ни материалов следствия. И с удивлением узнал от представителей временного правительства, что я, оказывается, скрываюсь.
В сложившихся обстоятельствах у меня и других акционеров банка не остается выбора: подать иск к временному правительству и Национальному банку Кыргызской Республики в международные судебные инстанции о возврате собственности и компенсации морального и материального ущерба, а также ущерба, нанесенного деловой репутации. К сожалению, на правосудие в стране надеяться трудно, что показало недавнее решение Бишкекского межрайонного суда по поводу покупки акций “Кыргызпромстройбанка”, а также тот факт, что городской суд Бишкека отклонил нашу апелляцию по этому делу. Учитывая, что фактически ничего из обсуждаемых сейчас действий временное правительство не сделало по существующим законам, у меня есть все основания считать, что в Международном суде шансов у него нет.

— К чему, по вашему мнению, может привести национализация системообразующего банка?
— Для банка — это полный крах. В лучшем случае его продадут, в худшем — он станет клоном “Кыргызпромстройбанка”: разваливающиеся здания, плохое обслуживание, слабые нерыночные тарифы и прочее. Для банковской же системы это будет ударом, от которого она будет восстанавливаться несколько лет. АУБ составлял почти четверть всей банковской системы в стране, это десятки тысяч вкладчиков и клиентов. Скорее всего, их деньги просто пропадут. Тяжелее всего, конечно, придется бизнесу: в сложившейся ситуации условия кредитования резко ухудшатся, а в разграбленной стране, постоянно сотрясаемой беспорядками, трудно надеяться на устойчивые обороты и хорошую прибыль. К тому же у целого ряда наших клиентов, юридических лиц по непонятным причинам заморожены счета. Для бизнеса это означает медленную и мучительную смерть.
Есть и еще более неприятные последствия, связанные с иностранными инвестициями. Национализация АУБа, акционерами которого являются подданные других государств, создает прецедент. Столько лет правительство Кыргызстана совершенствовало законы для иностранных инвесторов, столько труда было вложено, чтобы улучшить инвестиционный климат в стране, и вдруг — национализация. Ну какой инвестор, узнав о том, что в стране в обход всех существующих законов присвоили крупнейший банк, принадлежащий иностранным инвесторам, захочет работать в Кыргызстане? Об инвестициях в страну можно будет забыть надолго. А как жить транзитной стране с высоким внешним долгом и недостаточно развитым внутренним производством? Добро пожаловать в перечень стран четвертого мира, которые не развиваются?

— Почему в таком случае Муратбек Мукашев, подавший в суд по поводу незаконного слияния двух банков, не может претендовать на “Кыргызпромстройбанк”? И сколько он должен, по идее, выплатить за инвестиции, вложенные в его банк?
— “Кыргызпромстройбанк” как банк уже не существует, даже была проведена процедура ликвидации бренда. А Муратбек Мукашев не может предъявлять претензии ни АУБу, ни мне, хотя бы потому, что акции его банка мною были куплены не у него, а у ОАО “КыргызКредитБанк”. Если я стал конечным покупателем, это не значит, что требовать возврата того, что он уже продал кому–то прежде, нужно с АУБа. Это все равно что продать машину кому–то, а потом найти того, кому этот человек ее перепродал, и потребовать ее назад, когда она полностью перебрана и отремонтирована, да еще и обзавелась тюнингом, потому что в ней все уже новое. Что послужило причиной продажи им пакета акций банка, как велись переговоры с ним, мне не известно и не очень интересно. Я покупал акции не у него.
Да, инвестиции в “Кыргызпромстройбанк” были огромные. Могу с уверенностью сказать, что они значительно превышают саму стоимость купленного пакета акций этого банка. Однако о цифрах, я думаю, говорить нецелесообразно: я не верю, что у Муратбека Мукашева есть достаточно средств, чтобы хотя бы вернуть стоимость проданного им пакета. Если бы они у него были, не думаю, что он затевал бы тяжбу о возврате ему уже несуществующего банка, а купил бы реально работающий и развивал его.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (16 июня 2010г.)
Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: