Skip to content

Тяжелый путь легпрома. Швейники — единственный удачный пример рыночной экономики Киргизии

19.06.2010

Как только закрылись границы с Казахстаном, у нас начали говорить об “убийстве” экспортеров, среди которых главным образом сельхозпроизводители и швейники. Чем живет легкая промышленность Кыргызстана в эти непростые для страны времена? Об этом мы узнали у главы ассоциации предприятий легкой промышленности «Легпром» Сапарбека АСАНОВА.

— В других странах предпринимателям первым делом задают вопрос: “Как вы пережили мировой кризис?”. У нас же спрашивают, как на бизнес повлияли апрельские события, особенно закрытие границ?
— С начала года у нас идет значительный подъем производства, но это со сменой власти не связано. Предпосылки для этого появились еще в 2009–м. На повышение производительности, как ни странно, повлияло закрытие Черкизовского рынка летом прошлого года. Тогда пару месяцев “московское направление” у нас стояло. Но Россия начала широкомасштабную кампанию против контрабандного ввоза продукции. Под раздачу, конечно же, попали китайские товары. А так как мы работаем по–белому, то спрос на нашу продукцию начал увеличиваться. Второй фактор — укрепление курса доллара. Знаю, что для многих это проблема, но швейники ткани и фурнитуру покупают за доллары в Китае, а товары продают за рубли. Из–за увеличения курса американской валюты мы выиграли. По итогам прошлого года было произведено продукции на сумму примерно 2,6 миллиарда сомов. За пять месяцев этого года — примерно на 1,5 миллиарда.
Если говорить о показателях отрасли в общем, то в этом году экспорт начал увеличиваться… после закрытия кыргызско–казахской границы. Предприятия переключились на Россию и увеличивают свое присутствие там.
С того момента, как отрасль начала легализовываться, показатели увеличивались в геометрической прогрессии. Но в конце 2008 года из–за кризиса в странах–импортерах наши объемы упали примерно на четверть, тогда за границу мы отправили около 40 миллионов единиц товаров. В 2009 году также показатели снизили на 30–40 процентов, экспортировав чуть меньше 30 миллионов единиц. Подъем начался только осенью. За пять месяцев 2010–го на продажу было вывезено более 23 миллионов единиц продукции. В мае этого года по сравнению с маем 2009–го рост физического объема произведенной продукции составил 190 процентов.
Мы также вывозим 90–95 процентов от общего объема производства. Но поставки в Казахстан, конечно, сильно упали. Казахи готовятся к вступлению в Таможенный союз, ужесточая требования при ввозе. Контрабандный поток будет минимизироваться. На прошлой неделе мы провели переговоры с казахскими таможенниками, так что в ближайшие дни официальные поставки в соседнюю страну будут увеличиваться.

— В чем разница при экспорте продукции Made in Kyrgyzstan в Казахстан и Россию?
— В Россию сами кыргызские швейники официально отправляют свой товар. Что касается Казахстана, то тамошние челноки приезжали на “Дордой” за покупками. Так что получается, соседи борются с собственными гражданами, которые осуществляли стихийный ввоз. Как казахские предприниматели оплачивали свои таможенные пошлины и проходили границы, нас не касалось. Наше дело заключалось в создании благоприятных условий для всех клиентов на базарах.
Поэтому сейчас мы сами будем создавать условия, чтобы наши бизнесмены цивилизованно вывозили в Казахстан отечественную продукцию и реализовывали тамошним предпринимателям.

— Можно ли сказать, насколько снизился экспорт в Казахстан?
— По России есть данные в Нацстаткоме, так как наша продукция декларируется. Экспорт в Казахстан официально не учитывался, потому что нашу продукцию закупали казахи. Но туда примерно поступало 40 процентов от общего объема производства. Из–за ограничений на кыргызско–казахской границе пострадали те предприниматели, которые напрямую продавали товар на “Дордое”, откуда осуществляли закупки казахские челноки. Те же, у кого были прямые контракты с Казахстаном и Россией, наоборот, набирают на работу швей.

— Бытует мнение, что именно за счет теневого сектора швейная отрасль Кыргызстана стала конкурентоспособной. И только в таких условиях может быть рентабельной.
— Нет, неправда. В Россию мы осуществляли абсолютно легальные поставки, и наша продукция там конкурентоспособна. Во–первых, преимущество кыргызских швейных изделий — в дешевизне сырья за счет прямых поставок из Китая. В ближайшем будущем ткани будут доставляться из Южной Кореи, соответствующие договоренности уже достигнуты с тамошней текстильной ассоциацией. Во–вторых, благоприятно сказывается патентная система налогообложения. В–третьих, дешевая рабочая сила. Кроме того, мы завоевали определенные симпатии на внешних рынках.

— Однако были проблемы с социальными отчислениями. Чем закончились дискуссии с Соцфондом?
— На самом деле вопрос с соцотчислениями — наша самая большая головная боль на сегодняшний день. Мы платили в Соцфонд 25 процентов от стоимости патентов. Да, это небольшие деньги на одного человека, зато платят все. Без согласования с представителями швейной отрасли были внесены изменения в законодательство. Нас обязывают платить 27 процентов от показателя минимальной заработной платы, устанавливаемой для каждого региона. Выходит около тысячи сомов. Понимаете, в швейном цехе работают утюжницы, те, кто пришивает пуговицы. А их доходы совсем малы. Нельзя всех стричь под одну гребенку, так как в каждой отрасли экономики разные показатели минимальных зарплат. Согласен, что можно взимать соцотчисления по отраслевому параметру. Ну или более высокий процент от стоимости патента.

— Сколько человек задействовано в отрасли?
— Непосредственно швей, по данным Нацстаткома, в Кыргызстане 170–180 человек. Но мультипликативный эффект составляет примерно 300 тысяч. Ведь в смежных отраслях за счет легпрома существуют реализаторы, поставщики тканей, водители и многие другие. А в нашей ассоциации уже 517 членов, это предприятия.

— Когда начинаются очередные дискуссии по поводу налогообложения, то фискалы не перестают настаивать на том, что в швейной отрасли высокий уровень теневого сектора. Что меняется?
— Могу откровенно заявить, что в теневом секторе работать нам невыгодно, так как для швейников были созданы хорошие условия за счет приобретения недорогого патента. Дешевле заплатить налоги. Может быть, нелегалов не более одного–двух процентов, но погоду на рынке они не делают. Можно гордиться, что швейная промышленность легализовалась.

— Есть ли изменения на российском рынке, какие–то новые тенденции?
— Меняется в лучшую сторону качество продукции. Производители стали переходить на натуральные ткани. Экспорт в Россию можно поделить на три части: уральское направление, сибирское и Центральный округ. Раньше в Москву возилось больше, сейчас показатели выравнялись.

— В прошлом году Владимир Путин, посетив Иваново, заявил, что в развитие собственной легкой промышленности будет инвестировано несколько миллиардов рублей. Есть ли опасения по поводу потери конкурентоспособности?
— Да, в эту программу уже инвестировано больше трех миллиардов рублей. Но в России все равно очень высока себестоимость тканей. Также намного выше налогообложение. Доля Кыргызстана в импорте одежды в Россию составляет всего лишь 4,5 процента. Для нас эти показатели швейной отрасли очень значительны, а для России кыргызская продукция все равно что капля в море, так как основные игроки там Китай, Беларусь, Украина, Южная Корея, Турция, Польша. Так что нам есть куда расти.

— Насколько выгодно для вас вхождение в Таможенный союз?
— Я бы не торопился туда входить. Для нашей отрасли еще рано, так как мы потеряем конкурентоспособность нашей продукции. Ведь введутся общие правила: растаможка по номенклатуре. Сейчас же она осуществляется в зависимости от веса. Да, мало где в мире таможенные пошлины высчитываются по килограммам. Но с момента обретения независимости швейная отрасль — единственный удачный пример рыночной экономики в Кыргызстане, потому что получилось замкнуть цепочку: создать нормативно–правовую базу, логистику, лоббирование интересов, открытие новых рынков, участие в выставках.
В любой стране поддерживается экспортно ориентированная отрасль. Грубо говоря, отправленный за границу сом назад приносит два. В нашем случае важна и социальная значимость отрасли.

— Будут ли влиять ставки Таможенного союза на Кыргызстан, как страну, не входящую в него?
— Существующие тарифы останутся, так как мы входим в СНГ и ЕврАзЭС. В договорах между странами, входящими в эти организации, прописано, что таможенных пошлин не существует, взимается только НДС страны–получателя: 18 процентов в России и 12 в Казахстане. Введение Таможенного союза на ставки для Кыргызстана не повлияет. Есть такое понятие — контроль уровня таможенных цен. Для нас это восемь долларов за килограмм. Это означает, что стоимость товара в одном килограмме не должна быть ниже восьми долларов. В рамках ЕврАзЭС мы так и продолжаем работать по этому принципу.
Таможенный союз закрывает двери для реэкспорта, но не товаров, производимых на территории Кыргызстана. Поэтому я даже надеюсь, что экспорт швейной продукции увеличится, так как для китайских товаров предусмотрены таможенные пошлины. Но начало работы Таможенного союза убивает “Дордой”, так как рынок главным образом существует за счет реэкспорта. А в этой сфере также задействованы десятки тысяч человек.

— Кажется, вы довольно долго бились над сокращением барьеров при экспорте. Каковы успехи?
— Да, на девятой межправительственной комиссии четыре года назад наша ассоциация вынесла вопрос об упрощении таможенных процедур для поставки кыргызской продукции на российский рынок. Три года назад руководителями таможенных служб двух стран был подписан соответствующий протокол. По нашей инициативе рабочая группа прорабатывала этот вопрос все три года. И в начале июня 2010–го поставлена точка. Прописана технологическая схема экспорта отечественного легпрома на территорию России. Ее введения мы ждали целых четыре года, она начнет работать через несколько дней.


Дина МАСЛОВА. газета «Вечерний Бишкек» (14 июня 2010г.)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: