Skip to content

Пошлая пошлина. Планомерное унижточение сахарной отрасли Киргизии

02.07.2010

Перерабатывающие предприятия и крестьяне, словно сиамские близнецы: и друг с другом с трудом уживаются, и жить друг без друга не могут. Однако последние инициативы, вышедшие из чиновничьих кабинетов, ставят производителей свеклы и сахара на грань банкротства. Свои переживания и возмущения относительно желания госорганов упразднить 30–процентную пошлину на импорт сахара они высказали на встрече на одном из полей Нурмамбетского айыл окмоту. Правда, стоит оговориться, они выступают против отмены пошлин только в этом году, чтобы продать уже посеянную свеклу. Обычно просьбы сельхозпроизводителей остаются гласом вопиющего в пустыне. Изменится ли что–то в этом году?

Что ни посеешь, все ведет к банкротству
Представители со всех районов Чуйской области приехали со своими чаяниями и претензиями относительно будущего урожая. Свекольную проблему они обсуждали с товарищами по сохе и плугу, представителями местной администрации и завода “Каинды–Кант”. В целом, фермерам все равно, кто виноват в их бедности: государство, заводы или предприниматели, завозящие готовый сахар в Кыргызстан. Но они остались едины в том, что в этом году положение в отрасли усугублять дальше нельзя…
— Понимаете, если бы нас в прошлом году предупредили, что свеклу сеять не надо, что будут отменены 30–процентные пошлины на импорт сахара, то мы бы ничего и не сеяли. А теперь нам куда деваться? Почему у нас все так спонтанно делается? Деньги и труд вложены в поля, но мы с беспокойством ждем осени, которая может привести нас к банкротству, — сетуют крестьяне.
Искендер Шаршеев, около поля которого и проходила встреча, уверен: если перед крестьянами никто не сдержит взятые обещания по выкупу урожая, то сеять они свеклу не будут.
— Но вот в чем беда. Теперь сеять невыгодно пшеницу и другие зерновые, а также многолетние травы, которые мы достаточно выгодно продавали на корм скоту. Вспомните, что в прошлом году государство обещало выкупить пшеницу по 10 сомов за килограмм, хотя тогда уже цены на нее были ниже. В итоге закупило только небольшую часть. Всем остальным фермерам пришлось продавать урожай по 4–5 сомов за килограмм. У многих до сих пор запасы лежат. Но только кому они нужны? — вопрошает Шаршеев. — А свекла — самая доходная культура. Если и ее у нас не купят, как обещали, то что нам тогда сеять?
— Пока народ не накормишь, его не успокоить. Многие сельхозкультуры, которые обычно выращивали в Чуйской области, теперь стали нерентабельными. При этом стоимость тонны угля на зиму доходит до 3500 сомов. Высока цена солярки. Сельчан волнует только одно: будет ли работать осенью завод “Каинды–Кант”. Если нет, то никто у фермеров свеклу не выкупит, — убежден замначальника управления аграрного развития Ысык–Атинской районной администрации Тынайбек Абдылбаев.
— Разумеется, все возмущены возникшим из ниоткуда проектом постановления правительства об отмене таможенных пошлин. Мы понимаем, с какой целью это могут делать. Возможно, чиновники рассчитывают, что тем самым снизятся цены на готовый сахар для всех потребителей. Но всем угодить невозможно. Если из–за снижения цены на три–пять сомов за килограмм разорятся крестьяне, а это свыше 200 тысяч человек, то они осенью вообще ничего не смогут купить, — приводит доводы сельхозпроизводитель Эрик Султанмамытов.
— Откуда мы знаем, кто стоит за этим решением временного правительства! Понятно, что люди, не разбирающиеся в сельском хозяйстве. Тогда предприниматели, завозящие готовую продукцию в республику, будут диктовать условия на рынке. Затраты на один гектар доходят до 40 тысяч сомов, кто их будет возмещать? — вторит Кенжебай Бусурманов.
От имени ста земледельцев на встречу из Кеминского района приехала Лира Термечикова. Она предложила организованно обратиться к курирующим отрасль госорганам с просьбой оставить в покое сахарные заводы в этом году и дать предприятиям время на подготовку к сезону переработки.
— Нам надо поднимать перерабатывающую промышленность, ведь тогда будет подниматься сельское хозяйство. До тех пор, пока на перерабатывающую отрасль государство не начнет обращать внимания, наши соотечественники будут торговать на базарах или скитаться по просторам России и Казахстана в поисках работы. Неужели и нам всем надо стать гастарбайтерами? — недоумевает Термечикова, окидывая взглядом всходы сахарной свеклы.
Крестьян беспокоит, что новое правительство соберется и освоится на рабочих местах не скоро, чтобы принимать адекватные решения. А в общей неразберихе принимают решения, непосредственно влияющие на жизненный уровень села. Осень же уже на носу.
— Дело в том, что заводы заключают два вида договоров. Мы можем платить за поставленное сырье деньгами или сахаром. Учитывая существовавшие во время заключения контрактов цены на сахар, фермерам было выгодно заключать договор по давальческому сырью. При сахаристости свеклы в 16 процентов, а это является стандартом в большинстве стран на протяжении многих лет, мы выплачиваем 70 килограммов сахара за тонну свеклы. Если же пошлины на ввоз импортного товара будут отменены, то рыночные цены упадут. Следовательно, свеклосдатчики не смогут реализовать сахар по цене, которая бы окупала затраты, — поясняет начальник отдела сырья ОАО “Каинды–Кант” Медетбек Умаржанов.
Дискуссии относительно сахаристости, пошлин и поддержки сельского хозяйства государством, как обычно, скатились до политических обсуждений. О политике фермеры рассуждают так же страстно, как и столичные представители НПО, и общественные деятели. По мнению крестьян, проблема в том, что нет во временном правительстве человека, который бы знал село изнутри. А если и есть, то предпочитают этой темой последовательно не заниматься. Несмотря на то, что Минсельхоз принял решение не подписывать гуляющий по госорганам проект постановления, они беспокоятся, что курирующее отрасль министерство особой власти не имеет. Однако надеются, что с отменой пошлин власти повременят до следующего сезона. Тогда фермеры свеклу сеять не будут.

Квартирант еще не хозяин
По данным ОАО “Каинды–Кант”, в этом году фермеры Чуйской и Таласской областей посеяли 10 тысяч гектаров свеклы. Всего же заключено свыше 2700 контрактов. Несмотря на непрекращающиеся проверки и даже высказывания о готовящейся национализации сахарных заводов, подготовка к переработке идет полным ходом. Уже затрачено почти 45 миллионов сомов. Однако все карты спутало совершенно неожиданное назначение внешнего управления на предприятия “Кошой” и “Каинды–Кант”.
Соответствующий декрет 26 июня подписала Роза Отунбаева. Формулировка в документе просто сногсшибательная: “в целях государственной защиты интересов сельских товаропроизводителей, занимающихся выращиванием сахарной свеклы, обеспечения потребностей внутриреспубликанского рынка в белом сахаре отечественного производства”. А также для сохранения активов имущественного комплекса двух предприятий. Временное правительство предлагает ввести внешнее управление с 1 июля 2010 года на год. А Министерству государственного имущества поручается делегировать самих внешних управляющих. Членам временного правительства, к которым заводчане обратились за разъяснениями, заявили, что одни не знали, другие были против такого решения. Однако сей документ все–таки вышел из–под пера.
Случай с сахзаводами отличается от других фактов введения внешнего управления. Предыдущие разы сначала для приличия и отвода глаз выпускали декрет о национализации. В отношении “Каинды–Кант” и “Кошой” такого не было: там решили ввести человека со стороны просто так.
Государству предприятия принадлежали в начале 1990–х годов, с тех пор там сменилось несколько собственников. Поэтому и непонятно, почему сотрудники Мингосимущества должны управлять частными компаниями. Еще большее недоумение вызывает менеджерские качества этих “внешников”. Может быть, управленцы от Мингосимущества решили на подготовку “Каинды–Кант” выложить из своих заначек почти 180 миллионов сомов на мазут и свыше 30 миллионов на кокс. А также еще больше сотни миллионов на ремонт оборудования и прочие подготовительные мероприятия. Или в бюджете появились лишние деньги?
В такой ситуации, когда акционерам предприятий, которых фактически выживают с их собственности, остается только прекратить поиски средств для реконструкции заводов. Кстати, в тот день, когда вышел декрет, коммерческие банки, с которыми собственники предприятий вели переговоры, прекратили рассмотрение вопроса о выдаче кредитов. И опять предприятия оказались зажатыми со всех сторон: и предприятие готовить к переработке надо, и обеспокоенные фермеры звонят с утра до вечера, и банки не уверены в выдаче кредита при прессинге со стороны государства, и чиновникам неинтересно, что будет с сотнями тысяч крестьян.
А каким образом представители государства могут сохранить имущественный комплекс предприятий, вообще непонятно. Все население помнит, с каким свистом в 1990–е годы на металлолом продавались действовавшие в советское время заводы. Заводчане невесело шутят относительно внешнего управленца: “Ага, пусть приходит, у него тут очень много работы, а мы со стороны понаблюдаем, сможет ли он деньги найти у кредиторов”.
На самом деле от всей этой ситуации совсем не до смеха. Кто как не собственник будет заботиться о своем имуществе? Можно даже провести аналогии. Представьте, что вы сидите у себя дома, и тут вас вышвыривают, отдают ключи от вашего дома чужому человеку с формулировкой: “чтобы дом остался в лучшем состоянии”.
Несмотря на то, что заводчане и фермеры ни в какие времена не могут быть полностью счастливы от сосуществования, крестьяне встревожены слухами о национализации. Например, Назира засеяла в Сокулукском районе 50 гектаров свеклы. Ее состояние сейчас на грани шока. И это можно понять.
— Если государство ввело внешнего управляющего, то пусть мне осенью он и выплатит, согласно договору, 2,5 сома за килограмм. Где государство найдет на это деньги, мне все равно. У меня дочь–студентка и двое мальчиков в сад ходят, мне их кормить и одевать надо, — заметила она.
Настораживает тот факт, что после апрельских событий временное правительство начало национализацию по отдельным объектам. Теперь перешло на целые отрасли. Планируется сделать государственным производство спирта, а также угольную отрасль. Хотя еще недавно все народное возмущение было направлено против того, что прежние власти сосредоточили в своих руках целые сектора экономики. Что же изменилось? Или кто–то манипулирует крестьянами как частью электората перед парламентскими выборами?

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (2 июля 2010г)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: