Skip to content

Вот ведь напасть — четвертая власть

19.07.2010

Журналистские сенсации, связанные с Кыргызстаном, дают повод различным экспертам и самим властям констатировать: информационная война нашей страной проиграна. Как обычно, в этом виноваты, по их мнению, сами СМИ, которые пишут не то и не так, или еще лучше — пресс–службы главы государства или правительства. А ведь у информационных нокаутов есть вполне объективные внутренние и внешние причины.

Бог уложился в срок. Пиарщики погрязли в болоте
Одна из причин, почему власть проигрывает информационную войну оппозиции и обществу, в том, что у нас нет ее преемственности. Как в стране новый президент или премьер, так он начинает все с нуля изучать и переделывать, так и пресс–секретари и ответственные за общественное мнение берутся с самого начала анализировать ситуацию. Сколько велосипедов они изобрели, не счесть, но так как те создаются с нуля, а не совершенствуются, то вечно получаются косыми и кривыми.
С одной стороны, чиновничий кабинет позволяет увидеть ситуацию сверху, следовательно, ее проанализировать. С другой — госмужи начинают жить в другом измерении. К концу срока сидения в кресле руководителя пресс–службы или наемного пиарщика тот понимает две вещи: структуру информационного пространства страны и тот факт, что нужно создавать собственный проект по его формированию. Осознание масштабов проблемы приводит сначала к столь же глобальному мышлению и разработке таких же всеохватывающих концепций. Но когда расписывается программа действий, “закройщики” информационного пространства спускаются на землю. Как правило, вывод упирается в то, что надо или подмять СМИ под себя и усердно бороться с неугодными, или подмять, а потом кроить идеальное информационное поле. С экс–президентом случился второй вариант, но до его второго этапа он так и не досидел.

Преемники и приёмники
С приходом новых властей, полагаю, сотрудники информационного центра ВП схватились за голову со словами: “Как тут все запущено!”. И начали с нуля изучать медиасферу, хотя документы и данные лежали в кабинетах “Белого дома”, разгромленных после событий 2005 и 2010 годов. Просто поражает, как люди, которые еще недавно находились в стане журналистов и бились за свободу слова, тут же начинают придумывать идеи одна нелепее другой.
Например, во время событий на юге пресс–служба ВП выкинула в Интернет проект памятки, что снимать и не снимать, что писать и не писать. Надо полагать, что на самом деле это обращение к СМИ не приняли, а если бы даже и утвердили, то кто бы его выполнял? Или вот на прошлой неделе после очередного правительственного совещания появилось такое поручение: “Информационно–координационному центру временного правительства, государственным каналам телевидения и радио поручено увеличить объем официальной информации о ситуации в зоне чрезвычайного положения, обеспечить системность в ее подаче в целях опровержения распространяемых провокаторами слухов”. А что, у нас уже научились работать со слухами? И неужели поток официальной информации сможет им противостоять?
Если бы чиновники сами попробовали взять полноценные комментарии у своих коллег, то выбились бы из сил, так как они постоянно на совещаниях и в командировках, им не давали приказа болтать, у них у самих нет нужной информации. Хорошо, официальный поток каким–то образом увеличится и забьет полосы газет, а иностранные СМИ будут брать комментарии у простых граждан. И один их вопль перекроет многочасовые монологи президента о свободе, равенстве и братстве. Затем из западных СМИ в наших появится перепечатка. И что дальше?
Чтобы спрогнозировать последующие “гадости” в газетах, пиарщики усердно пытаются найти заказчиков статей, дискредитирующих святейших особ. Кроме того, начинают считать, сколько в стране радиоприемников, где вещают госканалы, и думать, как расширить влияние СМИ на аудиторию. Но это планы обычно долгосрочные, а действовать надо сейчас. Поэтому они сами делают заказы в СМИ, играя тем самым на поле противника и забывая о великом слове “прогресс”. И что самое важное — не создается ничего нового. То есть новое есть на бумаге, но оно не реализуется, потому что нет денег, кадров, технологий, понимания. И вообще бац — и у нас новое правительство.
А эта страсть придумывать мозговые центры и органы по контролю за СМИ! Знает ли кто–нибудь из журналистов, какую работу с прессой вело ведомство под названием Министерство культуры и информации? Последнее слово в названии уже убирали, но сейчас опять добавили. Понятно желание трудоустроить нескольких госслужащих. Но какой будет толк от их кипучей деятельности с нулевым КПД? Видится, что реформирование медиасферы только началось. Теперь интересно понаблюдать, на сколько грабель наступят, пока вдохновленные инициаторы не потеряют задорный блеск в глазах. Как говорится, собака лает, а караван идет. Хотя и не всегда той дорогой.

Базис и надстройка медиадома
Далекие от сферы коммуникаций люди, которые принимают госрешения, вообще обращаются к медиастратегам и пишуще–снимающей братии только со словами: “Ну вы же журналисты, напишите правдоподобно, как все прекрасно, а то меня пресса критикует”. Правда, бред? Чего эти люди, сами изгадившие свой имидж, еще советуют, как писать и где статьи размещать? Но в нашей стране вообще до сих пор живут по заветам Ленина, когда каждая кухарка может руководить государством.
Да, можно проектировать медиаполе, но это должно происходить неразрывно и параллельно с другими структурными преобразованиями. Сколько бы мы ни говорили об информационных технологиях, они являются надстройкой. А экономика — базисом. Нельзя было сформировать положительное мнение о президентском Курултае согласия хотя бы из–за его названия, которое ассоциируется с какими–то престарелыми дядьками в калпаках, но никак не с интернациональной интеллигенцией, призванной давать советы главе государства и стать примером для общественности.
Как можно сформировать положительное мнение о наших новых политиках, которых мы видим на экранах телевизоров два десятка лет, знаем всю их подноготную? И просто ржем в телевизор, когда троюродный брат свата с приставкой “и.о.” начинает говорить про демократию и структурные преобразования. Не получается обвинять одних бакиевцев во всех грехах, когда мы живем и видим, что на самом деле происходит и чьи лоббистские уши торчат за каждым правительственным решением. Бесполезно формировать общественное мнение, наводя лоск на верхушку айсберга. О мощную ледяную гору, скрытую под водой в нашей политической действительности, разбился не один “Титаник”.

A la guerre comme a la guerre
Информационные войны внутри страны обычно проигрываются официальными властями. Но, как говорят французы: “A la guerre comme a la guerre” (“На войне как на войне”). Помимо вышеперечисленных причин, связанных с отсутствием преемственности и бюрократией, можно констатировать, что критиковать легче. Бывшие оппозиционеры, находясь в парламенте или на своих собраниях, могли выплюнуть какой–нибудь пафосный слоган типа: “Вся власть народу!”. И им больше делать ничего не надо, потому что официальные власти начинают паниковать, суетиться, принимать из–за этого опрометчивые решения. Теперь же, когда вчерашние оппозиционеры встали у руля, они понимают, насколько амбициозные планы по построению социализма с человеческим лицом рассыпаются в мрачных реалиях. Теория и практика — разные вещи. То же можно сказать и о пиарщиках, которые сопровождали оппозиционеров. Оказавшись на месте прежнего секретариата президента, они теперь видят кругом антигосударственный саботаж. В восприятии наших граждан правительство априори является дармоедом и коррупционером, поэтому негативная информация только подтверждает это убеждение.
Бьюсь об заклад, что, несмотря на административный ресурс, сложно работать и с государственными СМИ. Потому что, как в глухом телефоне, до непосредственного исполнителя доходит весьма искаженный вариант поручения. Кроме того, с какой стати выпускник отечественного вуза должен прочувствовать и сделать то, что ему наговорил хорошо оплачиваемый иностранный политтехнолог? Они вообще мыслят другими категориями.
Упирается проектирование медиасферы в такие банальные вещи, о которых сначала предпочитают не думать, как деньги и кадры. Власти хотят контролировать СМИ, хотя это снижает мотивацию прессы. Если уж подмяли под себя газеты и ТВ, то будьте добры сами писать статьи и сценарии, а госпресса предоставит просто свободные полосы и эфир.
Если представить схему коммуникаций, то получается, что нам нужно доставить информацию (груз) с помощью статей и передач (транспорт) по каналам (инфраструктура). Доставить груз надо в срок, и чтобы потребителю он понравился. Но ведь в действительности у нас схема ломается. Газеты не доходят, в регионах предпочитают смотреть спутниковые каналы. Груз в виде информации мы не можем доставить ни в самые отдаленные уголки страны, ни экспортировать, чтобы иностранный потребитель смог оценить наш товар и сформировать положительный имидж о Кыргызстане. В материальном мире то же самое. У нас импортоориентированная экономика, то же происходит и с информацией. Наша экономика зависит от внешних вливаний. И таких параллелей масса. Поэтому с какой стати, когда у нас нет ни одной беспроблемной сферы, в информационной должно быть красиво и пушисто?
Почему Кыргызстан не может своими силами построить Камбар–Атинские ГЭС? Потому что нет финансовых ресурсов. Почему наша республика не производит высокотехнологичное оборудование? Потому что испытывается дефицит трудовых и интеллектуальных ресурсов. Если власть подгребет под себя всю прессу страны, а в какой–нибудь зарубежной газете будет написана малюсенькая залепуха, то почему мы проиграем? Потому что у нас нехватка информационных ресурсов, то есть того самого груза, транспорта и дорог.
Даже если не вдаваться в пространные рассуждения о теории заговора, то все равно понятно: если мы не создаем свой страновой проект, то будем жить под влиянием чужих. И помощь других стран не может быть безвозмездной, ведь если не надо отдавать кредиты, то придется поступиться влиянием на умы. Другое дело, формирование собственного проекта “Кыргызстан” не означает, что надо все делать с нуля. Человеческая мысль на протяжении тысячелетий работала на то, чтобы мы могли ее взять с книжной полки, проанализировать, что–то отбросить, а что–то принять.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (16 июля 2010г.)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: