Skip to content

Просторы для ревизоров. Внешнее управление — развал экономики по-кыргызски

25.07.2010

На политическо–экономические нонсенсы наша страна всегда была горазда. У нас функционируют два правительства и нет парламента, о чем мы уже писали. Как и о том, что под национализацией подразумевается экспроприация частной собственности со следствием, но без суда. Еще одним парадоксом последнего времени является институт внешнего управления. И от компаний с внешним управлением шарахаются все партнеры и кредиторы.

К чему приводит внешнее управление…
Наделенные ревизорско–контролирующими функциями представители власти развитием частных компаний совершенно не заняты. Оно им и не надо. Они представляют интересы конкретных высокопоставленных чиновников, посему расширение доли рынка, увеличение количества клиентов и улучшение имиджевой составляющей бренда никого не заботят. Надо отдать должное, что сотовая компания “Мегаком” не устает заниматься пиаром. Хотя это больше заслуга костяка коллектива, нежели внешнего управленца, который отказывается давать комментарии прессе. Единственный вышедший в свет назначенец оказался в “АзияУниверсалБанке”, но на заковыристые вопросы ему тоже отвечать неохота.
На сахарные заводы “Кошой” и “Каинды–Кант” тоже посадили двух господ, хотя предприятия национализировать никто не собирался. По крайней мере официального декрета об этом не было. А если вдруг и появится, то это станет продолжением правового беспредела. Так вот, по словам сахарозаводчиков, внешних управленцев вообще назначили без конкурса в Мингосимущества. Один из них — бывший налоговый инспектор, который в сахарной отрасли ничего не смыслит. Другой — спецадминистратор, чьи знания о функционировании рынка находятся на том же нулевом уровне. Зато они уже арестовывают счета, чем будоражат поставщиков. Кто же захочет иметь дело с предприятием, в котором отстранили от дел законных собственников и посадили каких–то людей, которые гарантий не дают? Кстати, подготовкой к переработке “спецлюди” не занимаются. Так что заявления госорганов о том, что с сахарной свеклой осенью будет все зашибись, считаем популизмом.
Эти внешние управленцы раздражают коллективы предприятий, ведь сотрудники прекрасно знают, что назначенцы для развития компании делать ничего не будут, а вот уволить запросто могут. По крайней мере создать невыносимые условия, чтобы начался отток кадров. Кредиторы также заморозили отношения с компаниями, куда ввели внешних управляющих. В общем, предприятия ведут к банкротству. Минимум — к потере рынков, доходов и снижению налоговых отчислений.
Забавно, что следы Максима Бакиева на предприятиях так и не нашли. А многие предположения можно оспорить в арбитраже.
Многострадальный Бишкекский ликеро–водочный завод вообще реинкарнирует не первый раз. Каждый владелец пытается обанкротить предприятие, чтобы не платить по старым долгам. Причем, заметьте, всякий раз о прозрачности сделки по купле–продаже акций говорить не приходится. Стоящие за переделом собственности люди действуют по старинке: в бюджет — обезжиренное молоко, а себе сливки.
Самое глупое в этой ситуации то, что обычно внешние управляющие и спецадминистраторы приходят как могильщики в предбанкротную компанию, которая не может выполнить обязательства перед кредиторами. Поэтому, когда иностранцы слышат о том, что в нашей стране на десятках предприятий ввели внешников, делают определенные выводы. И не подозревают, что внешнее управление в кыргызском варианте — совершенно иная вещь. Здесь, наоборот, внешних управленцев назначают на самые жирные места.
Именно этот передел собственности и не дает развиваться компании, а экономику страны делает совершенно неконкурентоспособной. Многим внешним игрокам это даже выгодно, ведь они могут зайти на наш рынок под другими брендами и занять потерянную местным конкурентом нишу. А вот отечественным многострадальным компаниям снова и снова приходится подниматься с колен и завоевывать своего потребителя. Поэтому и топчутся они на месте, беспомощно глядя на перспективу. Много ли найдется фирм, которые после таких методов управления смогли сделать рывок в развитии?

…и как это официально звучит
При этом официально введение внешнего управляющего сопровождается такой вот формулировкой: “Временное управление введено на двенадцати предприятиях. Это ЗАО “Жарташ Южный”, АО “Гидроэнергострой”, “СААК “Гидромонтаж”, АО “Нарынспецгидроэнергомонтаж”, АО “Кыргызгидроспецстрой”, ЗАО “Альфа Телеком”, ОАО “БЛВЗ”, ОсОО “Пертол Групп”, ОАО “Ташкомур”, ГАО “Кристалл”, ОАО “Каинды–Кант”, ОАО “Кошой”.
— Решение о введении внешнего управления на этих предприятиях принимало временное правительство, — рассказывает статс–секретарь Министерства имущества Суеркул Бакиров. — Сделано это было на основании представления Генеральной прокуратуры. Мы только исполняем эти решения. На многих производственных объектах идут проверки, и только на тех, где были спорные моменты, чтобы обеспечить сохранность имущества и не допустить его уничтожения, решено усилить государственный контроль путем внедрения внешнего управления. Внешние управленцы не имеют права вмешиваться в финансово–хозяйственную деятельность предприятия.
По словам Бакирова, права руководителей объектов не ущемлены. Они трудятся на своих рабочих местах, как и весь коллектив предприятия. В процесс производства временщикам вмешиваться нельзя. Их главная задача — не допустить вывоза капиталов с предприятий. Да и перед тем как внешние управленцы приступили к своим функциям, с них взяли обязательство не совать нос, куда не следует. Первым делом назначенцев инструктируют: не зазнаваться и действовать строго в рамках закона, согласно которому их права строго ограничены. И не надо лишних фантазий на сей счет, — отмечает статс–секретарь.
— Конечно, сегодня все бизнесмены твердят, что они не связаны с Семьей, однако при этом как ни в чем не бывало вывозят активы, — продолжает Бакиров. — Нельзя допускать этого. Что касается деятельности предприятий, то они функционируют в прежнем режиме, и никто палки в колеса им не ставит. Не буду скрывать, в нашей практике уже встречались нечистоплотные внешние управленцы. Но мы стараемся этого не допускать. Чтобы аналогичный конфуз не повторялся, пришлось по–новому назначать управленцев. Было разработано положение об отборе временных управляющих. Потом создали межведомственную комиссию, в которую вошли представители профильных министерств и ведомств. Несмотря на нашу базу данных, дали объявление в газету, чтобы привлечь больше квалифицированных специалистов. На некоторые предприятия было по три– четыре кандидата на место. А вот желающих работать в ОАО “Ташкомур” нашли с трудом.
Как отмечает Бакиров, в первую очередь кандидатов отбирали по профессиональным показателям. Второе не менее важное требование: на протяжении пяти лет кандидат и его родственники не должны были работать в органах управления компанией.
— В противном случае личный интерес может привести к конфликту, — считает статс–секретарь. — А внешний управленец должен быть независим. Межведомственная комиссия тщательно изучала и рекомендации, представленные кандидатами, и только после собеседования назначала управленцев. С мая жалоб на работу наших назначенцев не поступало. Трудиться на предприятиях и следить за тем, чтобы не было оттока капиталов, изменения состава учредителей и активы остались нетронутыми, внешние управляющие будут находиться на протяжении трех месяцев. Потом, если на производственном объекте все нормально, они покинут рабочее место. А с теми, где много спорных моментов, придется решать, что делать дальше.

— Что станет с таш–кумырским заводом по производству поликристаллического кремния “Кристалл”? Вот–вот периферийный населенный пункт мог превратиться в цветущий край. Было завершено лабораторное исследование полученной продукции. Эксперты вынесли вердикт: слитки соответствуют мировым стандартам. Было решено поставить производство на поток. Каковы дальнейшие перспективы?
— Завод “Кристалл” ожидает банкротство. Оказалось, что на балансе этого предприятия всего одно незавершенное здание. Два производственных объекта были загадочным образом отчуждены.

— Вы знаете, есть такое понятие, как криминальное банкротство. Это когда специально занижают стоимость объекта, чтобы потом за копейки прибрать его к рукам…
— Такое понятие существует, но не в нашем случае. Мы не собираемся его продавать с молотка, а планируем реанимировать производство.

— Трудно найти директора, которому понравится внешний управляющий, который или открыто шпионит за ним, или подглядывает тайком в глазок…
— Если на предприятии все нормально, через три месяца внешние управленцы уйдут.

Дина МАСЛОВА, Ирэн СААКЯН, газета «Вечерний Бишкек» (23 июля 2010г)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: