Skip to content

Игры без разума. Киргизы национализируют казахскую собственность

13.08.2010

Среди неотложных задач президент, председатель технического правительства, глава временного правительства Роза Отунбаева выделила “восстановление и запуск роста экономики страны”. Но заявления о национализации, а это всегда означает угрозу институту частной собственности, говорят о том, что инвесторы не подойдут к Кыргызстану на пушечный выстрел. Подобное раздвоение личности нынешних властей показывает, что они увлеклись политическим видом спорта — “прыжками на граблях”. Только если раньше шантажировали Россию, то теперь ВП одновременно хочет получить помощь от Казахстана, но при этом национализировать четыре пансионата и часть акций ОАО “Кантский цементный завод”.

Мажоритарии и миноритарии
ОАО “Кантский цементный завод”, называвшийся раньше Кантским цементно–шиферным комбинатом, вообще постоянно становится объектом политических спекуляций. На протяжении 46 лет существования он повидал немало руководителей и акционеров. В конце 1990–х 67 процентов акций было продано каким–то российским инвесторам. 13,2 процента находилось у Социального фонда, оставшиеся акции были у миноритариев в виде упаев. После многочисленных тендеров и смены собственников Фонд госимущества продал 13,2 процента. Было это в 2002 году. Но после мартовской революции пришедшие тогда к власти товарищи решили всколыхнуть былое. На двух сотрудников Фонда госимущества Бактыбека Эмилбаева и Алмасбека Иманалиева были заведены уголовные дела. Их обвиняли в том, что тендер по продаже пакета акций был проведен с нарушениями, а ценные бумаги проданы какому–то Абдрахману Шарипову по дешевке. Но в 2006 году Верховный суд оставил в силе приговор Чуйского областного: в действиях двух чиновников состава преступления не нашли. В общем, после многочисленных скандалов градообразующее предприятие обрело постоянных собственников.
Конечными мажоритарными акционерами цементного завода стала компания United Cement Group (UCG). Она является второй по величине цементной компанией в СНГ. UCG включает в себя семь заводов в России, Узбекистане, Кыргызстане и Казахстане, занимая лидирующие позиции в цементной промышленности Центральной Азии. Только 12 процентов акций ОАО “Кантский цементный завод” находится у миноритариев. Общий объем инвестиций с 2005 года казахскими владельцами составил 1,1 миллиарда сомов, налогов — 1,6 миллиарда, расходов на социальные программы — 43,3 миллиона. На протяжении своего существования завод также был крупным работодателем в регионе и одним из немногих ориентированных на экспорт предприятий. В 2009 году цемзавод задумал инвестиционную программу на 12 миллионов долларов по переводу производства цемента с газа на уголь. Мы прекрасно помним грустные правительственные отчеты, когда в конце 2008 года завод приостановил свою деятельность.
Несмотря на значение предприятия для республики и чувствительность нашей экономики к работе крупных объектов, после апрельских событий начался очередной раунд атаки. Причем идея опять была в том, чтобы возобновить уголовное дело в отношении двух сотрудников Фонда госимущества по вновь открывшимся обстоятельствам. Бумага об этом поступила от Генпрокуратуры. Но Верховный суд новых обстоятельств не нашел, принял во внимание истечение срока давности и 20 мая отклонил заключение первого заместителя генерального прокурора.
Но даже после определения суда зампред временного правительства Азимбек Бекназаров не уставал говорить о намерении национализировать часть акций Кантского цементного завода. Предприятие, кстати, перечислило 12 миллионов сомов пострадавшим в беспорядках. Сколько от себя лично перечислил в фонд главный “правдолюб”, неизвестно.
Между тем дела завода идут не самым лучшим образом. Из–за снижения цен на стройматериалы и подорожания газа резко упала выручка. Но главная головная боль — дефицит известкового камня, из которого изготавливается конечная продукция. С 7 апреля к месторождению в Казахстане теперь не добраться из–за закрытия контрольно–пропускного пункта, который вообще в свое время был возведен для этого предприятия. Везти сырье на гигантских машинах через остальные КПП никто не позволит. Во–первых, авто могут сделать из дороги известную у нас трассу Бишкек — Торугарт. Во–вторых, если на других КПП будет выстраиваться по сто грузовиков, то там застопорится движение. Пару месяцев предприятие работало… за счет известняка, из которого в “жирные” годы была выложена дорога около завода. Дорога закончилась. Тащить сырье с находящегося не так далеко от Канта месторождения нельзя опять же из–за автотранспорта. Местные жители угробить вконец дорогу не позволят. В итоге сырья для производства цемента осталось примерно на неделю.

Наши беды — славные победы
Ситуация с ОАО “Кантский цементный завод” — демонстрация того, что при большом количестве собственных проблем у бизнеса руководители государства ухудшают ситуацию и роют могилу себе и стране. Ворох проблем найдется на каждом предприятии, поэтому деловое сообщество многие годы просит правительство: “Если не помогаете, то хотя бы не мешайте”. Ставя под удар экономику, а последствия безответственных решений будут аукаться еще много лет, власти забывают, что тем самым заставляют своих голодных граждан выходить на улицы и стучать поварешками в пустые кастрюли, переворачивать автобусы и жечь автомобили.
Наши власти уже два десятилетия живут на финансовую помощь Запада, проклинают его и клянчат у него все новые подачки, демонстрируя в качестве аргумента свои хронические болячки.
А самим восстать из пепла слабо? Но политики прекрасно понимают, что после заявлений о национализации и антипредпринимательских настроений бизнесмены будут Кыргызстан обходить стороной. А застрявшие в нашем сухом колодце заморозят проекты. Наверное, поэтому глава государства сразу обратилась за кредитами к международным финансовым институтам. За счет внутренних ресурсов восстанавливать и развивать экономику государство уже не может, в чем оно и расписалось во время встречи с донорами.
На донорской конференции Роза Отунбаева заявила, что прогресс Кыргызстана в рейтинге Всемирного банка Doing Business — “фрагментарное улучшение”. Поэтому надо отказаться “от дозированного улучшения инвестиционного климата”. Никто и не спорит. На самом деле улучшения деловой среды для всех предпринимателей касались тех мест, которые непосредственно не влияли на деятельность сильных мира сего. Но исследования бизнес–сообщества показывают, что нынешняя среда в два раза хуже, чем в 2005 году. То есть в ней только паразиты не дохнут. Так что в такой дыре наша страна не была еще никогда. Были надежды на восстановление законности после референдума и избрания технического правительства. Но не тут–то было.

Закон и беспорядок
После референдума, где большинство граждан выступило за новую Конституцию, глава государства как ни в чем не бывало ставит три вида подписей: в качестве президента, председателя временного правительства и главы технического кабмина. Но тут получается какой–то парадокс. Народ, придя на избирательные участки, большинством голосов выбрал законность. Но по словам членов ВП, их тоже народ поддерживает. Простите, речь идет о каком–то другом народе? Или о тех, кто, наоборот, проголосовал против Конституции? Ведь о незаконности существования института под названием “временное правительство” хором говорят все. Наверное, так орали, что охрипли, и в кабинетах их больше не слышат.
Видно, что Роза Отунбаева в подписях уже начинает путаться. Например, декрет, связанный с налоговыми льготами для Оша и Джалал–Абада, можно вполне было выпустить в виде постановления технического правительства, так как подобное, в принципе, дело исполнительной власти. Но документ вышел как декрет временного правительства. Таким образом, воспроизводится беззаконие, ведь понятие “декрет”, к счастью, не додумались внести в законодательство прежние правительства. Не сделало это и ВП, поэтому оспорить декреты можно будет в суде или пересмотреть в парламенте. И чем больше их будут штамповать, тем больше времени потребуется депутатам Жогорку Кенеша на рассмотрение решений ВП. Значит, тем меньше у них будет времени для обсуждения действительно необходимых законопроектов.
В новейшую историю Кыргызстана вошли понятия “акаевский и бакиевский режимы”. Будет забавно, если спустя годы, а может быть, и месяцы (ведь в нашей стране все непредсказуемо) появится выражение “отунбаевский режим”. Может быть, это понятие не появится, так как полномочия главы государства ограничены. Может быть, войдет в историю в словосочетание “нелегитимный режим”, а в учебниках авторы будут недоумевать, как несколько человек заставили жить страну по декретам.

С чувством выполненного торга

После первых заявлений о введении внешнего управления, национализации предприниматели кинулись доказывать властям, почему этого делать нельзя, и объяснять, что такое частная собственность. Но теперь–то им понятно, что подобные заявления — банальный шантаж. В 2005 году, брызгая слюной, пришедшие к власти чиновники тоже составляли списки предприятий, аффилированных Акаевыми. Попавшие под раздачу бизнесмены пошли табуном с конвертами и чемоданами к новым начальникам, потому что они знали: предприниматели — люди, которым есть что терять. Многие власть имущие сняли сливки и с чувством выполненного торга ушли со своих постов, других выгнали уже 7 апреля. Бизнесмены думали, что можно вздохнуть спокойно. Но карусель завертелась опять.
И теперь предприниматели не знают, с кем решать многие вопросы. При нынешней кадровой чехарде приходится каждому начальнику постоянно объяснять все заново. И так ежемесячно, а бывает, и чаще. Конечно, проблемы можно решить, как сотрудники санатория “Джалал–Абад”, недовольные отставкой директора. 3 августа они ворвались в здание облгосадминистрации и начали требовать восстановления справедливости. К сожалению, это уже считается нормой. Но, к счастью, у нас еще осталось немало людей, которые все–таки надеются решить вопросы более цивилизованным путем.
Торгуется Кыргызстан и на внешнеполитической арене, вызывая смех и жалость в других странах. Налоговые потери от снижения деловой активности составят в этом году миллиарды сомов. А вместо того, чтобы обивать пороги “Ак–Орды”, чтобы Казахстан открыл все пункты пропуска на границах, чиновники периодически что– то выкрикивают, сотрясая словами воздух, а не шлагбаум на КПП. И какой смысл задирать нос, шантажируя кого–то национализацией, если мы так продешевили с реализацией электроэнергии, лишившись миллионов долларов.
Кто бы придумал весы, которые могли бы взвесить последствия от политических заявлений. В мире такие весы существуют в виде бирж, где капитализация компаний увеличивается или уменьшается после прогноза погоды, правительственных отчетов или акций протестов. Пока же экономисты невесело шутят, что капитализация Кыргызстана уменьшилась на миллиарды долларов.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (13 августа 2010г.)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: