Skip to content

Без ста граммов не разберешься. Причем тут лицензирование и качество алкоголя у реализаторов?

30.08.2010

Госалко долгое время считалось государством в государстве. Инспекция крышевала водочных королей и алкогольных баронов, не давая развернуть свой бизнес более мелким производителям спиртного. Структурой руководили назначенцы тех, кто занимал львиную долю пьянящего рынка.

Незабытое прошлое
Когда Госинспекция по контролю за производством и оборотом этилового спирта и алкогольной продукции находилась при Минсельхозе, злопыхатели контроль над ней всегда связывали с именем Шаршенбека Абдыкеримова (он же бывший гендиректор ОАО “Кыргызская агропродовольственная корпорация”), которому принадлежали заводы по производству водки, занимавшие основную долю рынка. Его тогда демонизировали, считая, что алкогольный король оказывает давление на конкурентов, чтобы перекупить их предприятия. Тогда же и предпринимались попытки дискредитировать имидж Госалко как структуры, чья деятельность неэффективна. Говорилось, что борьба с контрабандой и контрафактом ведется больше для самопиара, а выдача лицензий на производство и реализацию алкогольных напитков превратилась в бизнес. О чем “Вечерка” неоднократно писала.
Но в моменты всплеска негативной информации госинспекция активно начинала демонстрировать мускулы. Мол, без нее бы объем нелегальной продукции был намного выше, а без лицензирования крепких напитков население страны помрет от паленой водки. Без сомнения, результаты работы были, но ведомство наводило лоск на верхушку айсберга. Самая интересная деятельность по лоббированию своих интересов была скрыта от глаз общественности.
В любом случае сами сотрудники инспекции подозревали, что теневой сектор занимает 50–70 процентов алкогольного рынка.
Тогда их волновало мощное давление импортной продукции. Конечно, местным производителям алкогольных напитков тяжелее потому, что производство само по себе более затратная вещь. А дистрибьюторы привозного товара могут арендовать комнатку и работать в полную мощь, не имея большого налогового бремени. Решить проблему предлагалось за счет увеличения таможенных пошлин на импорт и снижения акцизного налога для отечественных производителей (“Мимо казны”, “ВБ” за 24 октября 2008 года).
Реформами этого сектора государства всегда занималось неохотно. Сохранение нелегального рынка в какой–то степени выгодно государству, ведь, не утруждая себя борьбой с теневой экономикой, можно повышать акциз и спокойно собирать налоги с легальных компаний.
При этом всегда было удивительно, что алкогольная отрасль Кыргызстана официально была не такой высокодоходной, какой она может быть. Несмотря на то, что эту сферу причисляют к бюджетообразующей, положа руку на сердце можно констатировать: существенному формированию госкошелька она мало способствовала. Однако, по мнению большинства наших респондентов, нет надежд на то, что и в ближайшее время доля теневого бизнеса станет меньше, а отечественная алкогольная продукция будет более конкурентоспособной по сравнению с импортируемой. Изменения могут происходить только при переделе рынка после того, как аффилированные прежним режимом лица ушли в подполье, скрылись или потеряли свое влияние.

Возможное будущее
Министерству экономического регулирования поручением от 24 мая дали задание придумать, что же сделать с госинспекцией, которая раньше была при Минсельхозе, а потом оказалась под крылом МЭР. Там предложили упразднить Госалко за ненадобностью: структура дублирует функции департамента санитарно–эпидемиологического надзора Министерства здравоохранения и Государственной налоговой службы. Пока инициатива только обсуждается, так что в этом вопросе возможны изменения.
В Минэкономрегулирования считают, что лицензии на реализацию алкогольной продукции как инструмент госрегулирования неэффективны. И фактически являются коррупционным механизмом. Один из аргументов необходимости лицензирования деятельности по реализации алкогольной продукции — обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан. Но данный вид госрегулирования не достигает своей цели, поскольку качество товара эту лицензию не охватывает. Кроме того, Госалкоинспекция, количество сотрудников которой составляет 45 человек, не имеет возможности охвата всех подконтрольных ей объектов. Например, в 2009 году Госалкоинспекцией выдано 4274 лицензии, то есть это количество подконтрольных ей объектов, но проведено 1302 проверки.
Необходимо подчеркнуть, что алкогольная продукция сопровождается сертификатом соответствия, что и является заявлением производителя о том, что его продукция соответствует всем требованиям законодательства и техническим регламентам и безопасна.
Поэтому МЭР предлагает рассмотреть вопросы законодательного закрепления предпринимательской лицензии (или франшизы) производителя/импортера алкогольной продукции, дающей право субъекту предпринимательства осуществлять оптовую и розничную торговлю. Информация об этом должна быть доступна и актуальна для проверяющих органов, обществ по защите прав потребителей, других заинтересованных сторон, включая население республики.
В результате министерство предложило два варианта будущего Госалко. Согласно первому, ведомство надо упразднить, лицензию на реализацию алкогольной продукции заменить предпринимательской лицензией, а функции лицензиара производства и оборота этилового спирта, производства алкогольной продукции, квотирование их импорта оставить в МЭР.
Что такое в данном случае франшиза? Производитель продукции предоставляет право реализовывать свою продукцию только тем торговым объектам, с которыми заключен соответствующий договор. Каждая партия товара сопровождается товарно–транспортными накладными, в которых указаны наименование продукции, ее количество и стоимость. Производитель будет сам осуществлять контроль за торговыми объектами, чтобы исключить возможность сбыть контрафактную продукцию, поскольку это может отрицательно сказаться на его деловом имидже. Появляется возможность сублицензирования, когда производитель выдает франшизу дистрибьютору, который в свою очередь предоставляет франшизу производителя мелким розничным сетям.
Есть надежда, что введение франшизы позволит также сократить теневой оборот алкогольной продукции. Как правило, благие намерения по сокращению контрабанды и контрафакта у нас еще ни разу не дали существенных результатов. Так что узнать результат можно будет намного позже, после реформы. Однако дополнительный плюс этого варианта в том, что госорганы — департамент санэпиднадзора и налоговая служба — все равно будут осуществлять контроль за оборотом алкогольной продукции. Но при этом можно будет упростить работу налоговых органов, поскольку каждая партия товара сопровождается товарно–транспортными накладными.
Второй вариант предполагает передать Госалко в ведение другого органа, чтобы не возникало конфликта интересов. При этом сохранить у инспекции функции лицензиара производства продукции, упразднив лицензирование реализации спиртного.
В любом случае в каждой отрасли всегда оказывается столько подводных течений из–за непредсказуемости нашей экономики и политической ситуации, что сценарии развития событий сложно спрогнозировать. Поэтому приходится методом тыка сначала вводить какие–то нормы в действие, а потом наблюдать за последствиями.

  • есть мнение

    Нелли СИМОНОВА, директор финансовой компании “Сенти”:
    — Необходимо изучить международную практику госрегулирования алкогольной продукции. Но относительно введения франшизы хотелось бы сказать, что это довольно современный подход. Ведь сам производитель, выдавая франшизы, будет контролировать реализацию, так как от этого зависит его репутация. Ведь невозможно проконтролировать всех продавцов алкогольной продукции. Да и не надо этого делать. Лицензия на реализацию существовала для того, чтобы брать взятки. А вот производители должны быть сертифицированы, так как их продукция может влиять на здоровье потребителей. Бывает такое, что одно предприятие выпускает продукцию, уплачивая налоги, а другую часть продает из–под полы. Но бороться с теневым оборотом с помощью лицензирования бесполезно, нужны иные механизмы.

    Гульмира, владелец торгового павильона:
    — Лицензия на реализацию спиртных напитков выдается ежегодно, для ее получения необходимо сначала взять разрешение в Госсанэпиднадзоре. Затраты обходятся примерно в 400 сомов, но на сбор бумаг и получение лицензии уходит примерно неделя. Мы получаем в Госалко этот документ, потому что так надо. Но зачем он нужен, не знаю. За качество же должен отвечать производитель продукции. Когда–то были опасения, что будет много паленой водки, поэтому ввели лицензирование. Сейчас торговля стала более цивилизованной, потому что мы уже не сами ездим за товаром на Ошский рынок, а к нам приезжают от фирм торговые агенты, у которых мы заказываем продукцию. Что касается проверок, то лично меня на наличие лицензии на реализацию спиртного проверяли сотрудники Госалко и департамента санэпиднадзора. А налоговики проверяют только наличие патента на ведение предпринимательской деятельности.

    Улук КЫДЫРБАЕВ, исполнительный директор Бишкекского делового клуба:
    — Госалко как орган, контролирующий рынок алкогольной продукции, не совсем справлялся со своими задачами. Кроме того, в рамках работы комиссии по анализу регуляторного воздействия мы как–то обнаружили, что Госалко своим письмом передало функции по осуществлению контроля над алкогольной продукцией местным администрациям.

  • взгляд

    Спиртовая настройка
    При введении или упразднении того или иного разрешительного документа сразу поднимается волна самой противоречивой информации. Причем противники всегда ссылаются на две вещи: безопасность и здоровье граждан, а также снижение уровня коррупции за счет упрощения госрегулирования. Помнится, когда Кыргызстан гнался за лучшими позициями в рейтинге Doing Business, то тогда чуть не упразднили водительские права и еще несколько важных документов. В то же время, когда речь шла об упразднении лицензирования автокасс, гаишники с этим разрешительным документом расставаться не хотели. А в качестве аргумента говорили, что аннулирование этого вида лицензии приведет к увеличению аварийности. Но как наличие или отсутствие лицензии у автовокзала могло на самом деле на это повлиять, было непонятно. Ведь на аварийность на дорогах в большей степени может сказываться отсутствие водительских прав.
    В общем, говоря о лицензировании, ораторы часто подменяют понятия, вводя в заблуждение общественность. Потом из–за массированной информационной атаки правительство идет на попятную, а так называемые борцы за здоровый образ жизни празднуют победу. Необходимость лицензии на самом деле должна быть непосредственно связана с безопасностью жизни и здоровьем населения. Для контроля качества существует техническое регулирование. Качество может гарантировать “Кыргызстандарт”, а также наличие сертификата качества. То есть у лицензии несколько иная природа.
    Поэтому когда говорят, что отмена лицензий развяжет руки предпринимателям, которые будут продавать некачественную продукцию, а все будут ей травиться, то это вызывает некоторые сомнения. Во–первых, контролировать производителей всегда легче и намного логичнее, но так как их мало, а продавцов много, то денег от лицензирования поступает в чьи–то карманы тоже меньше. Кроме того, одни и те же функции находятся у нескольких проверяющих органов. И рассчитывать на то, что, если одно ведомство недоглядело, второе должно увидеть косяки, по меньшей мере, неразумно. И если государство не может сделать контроль качественным, то это проблемы не предпринимателей. Тем более никто не оценивал уровень вреда здоровью как с наличием лицензии, так и с ее отсутствием.
    Говоря о неэффективности лицензирования реализации алкогольной продукции, можно заметить, что, получив разрешение на продажу, нечистый на руку предприниматель в состоянии сбыть некачественный товар по трем причинам. Во–первых, лицензия выдается на торговый объект: на павильон, магазин. Во–вторых, в ней не указывается наименование продукции и ее производители. В–третьих, отсутствуют сопроводительные документы продукции, что также приводит к сокрытию налогов.
    Аргументируя отмену какой–нибудь лицензии, говорится даже такое: если госорган не станет контролировать деятельность хозсубъектов с помощью такого документа, то нашу продукцию невозможно будет экспортировать. Это явное введение в заблуждение. Например, для того чтобы отечественная продукция попала на европейские прилавки, нужно соответствовать установленным в Евросоюзе стандартам и иметь различные сертификаты ISO. И если у местного производителя спиртного, медикаментов, продуктов питания будет кипа лицензий, то это не значит, что для нашей продукции откроется окно в Европу.
    Что касается поступлений в бюджет от разного рода разрешительных документов, то доля их совсем незначительна и погоду в государственном кошельке не делает. Хотя часто приводится в качестве весомого аргумента против отмены какой–нибудь лицензии. Естественно, волну поднимают те, кто за счет лицензирования имеет свою копеечку и не хочет с ней расставаться. Поэтому когда ратуют за отмену или введение разрешительного документа, то всегда можно определить, кому это выгодно.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (24 августа 2010г)

Реклама
4 комментария
  1. Улан permalink

    Коррумпированное агенство, только бабло снимает с предпринимателей, мы кормим 45 бездельников и коррупционеров. Каждый год одна картина. заканчивается срок лицензии и сразу же появляются сотрудники которые проверяют её, а очередную ещё не выдали, вот так и платим им на лапу что бы весь товар не забрали. Гнать эту контору в шею, Когда же реально мелкий предприниматель может дышать глубоко и ровно, не боясь всяких проверяющих, которые живут на наши бабки. да ещё и мзду просят за работу!

  2. вот уж точно. достали все. передел собственности голимый и ноль реформ

  3. lachikasola permalink

    а черз сколко должны дать лицензию, после сдачи доков? мне сказали в тчечение месяца, но «успокоили» что через 2 недели выпшут. а павильон который взят в аренду за большие бабки? как работаь? хочется быть законопслушным гражданином, все справки, доки в порядке, ну неужели мне пидется работать без лицензии, потом давать кому-то на лапу? где можно узнать сроки?

  4. Честно вам скажу, что этой темой уже несколько месяцев не занималась. Нужную информацию все равно придется узнавать только в Кыргызалко, они сейчас кажется под Минэкономрегулирования находятся, хотя их то ли хотели под другое министерство отдать, то ли сделать самостоятельным органом.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: