Skip to content

Встать! Суд берет! Судебная система Киргизии творит чудеса…

30.08.2010

Судебную систему сейчас не костерит только ленивый. Рефери самых захватывающих поединков между правдой и ложью обижаются. Но ведь есть за что ругать! Сколько случаев того, что из всех версий вранья судья доверяет самой платежеспособной. Те, у кого повязка Фемиды сползла на рот,, показывают пальцем в сторону своего куратора. Мы не сможем вырваться из порочного круга, пока руководство страны не откажется от своей волшебной палочки — административного ресурса и потребительского отношения к судебной системе. И не начнет исполнять законы наравне со всеми. Приведем только несколько последних эпизодов зависимости априори независимой ветви власти.

На первый–второй рассчитайсь!
О том, что судьи тоже люди, заговорили, когда указом президента 7 человек были отстранены от должности, 19 уволены вовсе. Хотя изначально зампредседателя временного правительства, а ныне вице–премьер–министр Азимбек Бекназаров планировал снять мантии с полусотни судей. По какому принципу отбирались эти изгои, непонятно. Получилось, как в гадании на ромашке — “любит–не любит”. Судьба служителей Фемиды и поставила их на место истцов и ответчиков — теперь судьи требуют справедливости. Тем временем 48 недавно назначенных уже дали присягу, поклявшись быть беспристрастными.
Первоначально конституционные нормы были нарушены, когда временное правительство вообще заявило о том, что намерено расквитаться с арбитрами справедливости, которые должны быть независимыми до мозга костей. Далее было нарушено законодательство, согласно которому Совет по отбору судей первоначально рассматривает кандидатов, а потом вносит список на утверждение главе государства. Этого, по словам самих служителей Фемиды, сделано не было, а в местные суды президентским решением назначили людей без привлечения органа судейского самоуправления.
Дружба административного ресурса и формально независимого судейского корпуса имеет свои правила игры, потому что она бывает выгодна обеим сторонам. “А как же законность?” — спросите вы. А законы у нас как тесто: из одной и той же консистенции можно испечь хоть ватрушки, хоть крендели. В общем, во все времена правосудие в нашей стране было таким же, какой была очередная власть. А власть бывала разная: дальнозоркая, близорукая, косоглазая… Не бывало только слепой, как Фемида.

Воспаление черствости
Из последних громких скандалов, связанных с тем, что на суд часто влияет не закон, а те, кто на него влияют, — катавасия вокруг “АзияУниверсалБанка”. Один из акционеров “Кыргызпромстройбанка” Муратбек Мукашев решил вернуть КПСБ на том основании, что прежняя власть якобы осуществила рейдерский захват финучреждения. Решением межрайонного суда Бишкека 28 мая 2010 года договор купли–продажи акций ОАО “Кыргызпромстройбанка”, заключенный два года назад между ОАО “КыргызКредитБанк” и Михаилом Наделем, признан недействительным. В связи с этим суд предписал Нацбанку произвести передачу от АУБ в собственность КПСБ активы, обязательства и капитал.
7 июня был подписан декрет временного правительства о национализации АУБ для предотвращения назревшего кризиса в банковском секторе. Но два дня спустя истец на пресс–конференции заявил о том, что городской суд встал на его сторону. Согласно законодательству, в период действия режима консервации, а на момент принятия решения он уже был введен, все судебные процессы приостанавливаются. Но решение городского суда вступило в силу. Нацбанк тут же созвал пресс–конференцию, где попросил отдельных членов временного правительства, намекая на Азимбека Бекназарова, не лоббировать свои интересы, попирая законы.
Принимая во внимание, что акции системообразующего банка переводили из частной собственности в государственную, Верховный суд 22 июня принял определение о приостановлении исполнения решения межрайонного суда Бишкека и определения судебной коллегии по административным и экономическим делам Бишкекского городского суда до разрешения надзорных жалоб, поданных НБ КР и ОАО “АзияУниверсалБанк”. Как говорится, “Верховный суд — это группа юристов, которые исправляют ошибки других судов и увековечивают свои собственные”.
Да, на правосудие легче рассчитывать, когда знаешь, с кем нужно рассчитаться. Но все забыли о решении городского суда. Никто пока не понес наказания за то, что было поставлено под удар отношение ко всей судебной системе. Из–за отсутствия ответственности в Кыргызстане возникло прецедентное право, но не такое, как в США, а неформальное.

Не вредите и невредимы будете
Ситуация вокруг ОАО “Кантский цементный завод” вообще вызывает панику у делового сообщества, недовольство — у дипломатического, недоумение — у судейского. Дело вокруг 13,21 процента акций крупнейшего производителя цемента рассматривалось пять лет назад после смены власти в стране, но тогда Верховный суд оправдал двух подсудимых из Фонда госимущества. В 2010 году был организован второй крестовый поход на акции предприятия: Генпрокуратура попыталась возобновить дело по вновь открывшимся обстоятельствам. Но высшая судебная инстанция отклонила притязания прокуратуры. Зато сдержал слово Азимбек Бекназаров, который ранее заявлял, что часть акций завода национализирует. Так и получилось: несмотря на решение Верховного суда, декрет временного правительства о национализации 13,21 процента акций подписан на этой неделе.
Реакция со стороны Казахстана последовала незамедлительно. На встрече с кыргызстанской делегацией вице–премьер РК Умирзак Шукеев предложил нашим властям определить и огласить перечень объектов, приватизированных ранее иностранными инвесторами, к которым имеются претензии. “Надо объявить всему миру, что на все остальные объекты никаких претензий не должно быть со стороны кыргызстанского правительства”, — цитируют СМИ Шукеева. Краснеть пришлось членам делегации за вице–премьера уже нашей страны.

Следствие ведут чудаки
Интересны разбирательства вокруг собственности сотового оператора MegaCom. Восстановленный в правах владелец 51 процента акций — российская компания Eventis Telecom — сейчас радуется вердикту Верховного суда. Напомним, ранее собственником сотовой компании было ОсОО “БиМоКом”, где одним из владельцев и являлся Eventis Telecom. Потом активы были переданы ЗАО “Альфателеком”, среди владельцев которого российской компании уже не оказалось, а “БиМоКом” признали банкротом. Представители Eventis Telecom не устают повторять, что сын экс–президента Максим Бакиев отобрал у них собственность через перевод всех активов на зарегистрированное на имя Алексея Елисеева ЗАО “Альфателеком”.
Однако Генпрокуратура, расследуя дело, не обмолвилась относительно формальных владельцев “Альфателекома” — компаний, на которые были зарегистрированы акции. В реестре акционеров значатся Southfield Management (99 процентов акций) и Vesatel United Ltd. (1 процент). Следствие решило, что всем владел юрист Елисеев, хотя номинальным директором компании он числился пару месяцев. Искать хозяина акций никто не стал, заявив, что это был Максим Бакиев. Не рассматривалось это и в Верховном суде.
Однако имя клиента Елисеева неожиданно всплыло. Оказывается, он предоставлял услуги гражданину Казахстана Виталию Кучуре. То есть в его интересах было зарегистрировано ЗАО “Альфателеком”, на которое в 2009 году были переведены все активы “БиМоКома”. Имеется даже договор о юридической помощи от 29 мая 2009 года, согласно которому Кучура поручил Елисееву зарегистрировать компанию, получить лицензию на оказание услуг связи и частоты. Сам он о своих претензиях не заявлял. Однако в интервью российской газете “Ведомости”, близкий к Кучуре источник рассказал, что он представлял интересы Southfield Management и Vesatel United Ltd. А обе оффшорные компании, по словам этого источника, “принадлежат иностранным инвесторам, занимающимся телеком–бизнесом в СНГ”. Сейчас Виталий Кучура входит в совет директоров “Казахтелекома” и представляет в России инвесткомпанию ACME Investments Advisory.
К Eventis Telecom, как к бизнес–структуре, претензий можно не иметь, но вот решения высшей судебной инстанции можно будет поставить под сомнение, если вдруг для сотового оператора когда–нибудь придется искать новых инвесторов. Как показывает практика, несмотря на то, что решения ВС считаются окончательными, в рассматриваемых делах, бывает, ставить точки рано.

Президент под лупой
Впору изображать Фемиду не с повязкой на глазах, а с мешком на голове. А ведь перед выборами наверняка судейское слово может оказаться для кого–то тотальным поражением, а для кого–то неожиданным рывком вверх. Но в наших судах решают вопрос не о том, кто по какую сторону закона, а о том, чью сторону этот закон примет. Недаром вице–премьер Азимбек Бекназаров на пресс–конференции заявил, говоря о партиях, нарушающих Кодекс о выборах, что нарушители будут привлечены к ответственности. “У нас есть все материалы, какая партия, где и какие собрания и митинги проводила, что на них говорилось, мы их все проанализируем”, — пригрозил Бекназаров. Его оппоненты расценили это заявление как применение административного ресурса. “Сначала давил на бизнес, теперь на партии, используя подконтрольные суды”, — заключили они. Но доказательств тому пока нет.
В любом случае, оценивая одиозную фигуру вице–премьера, хочется задать вопрос: “Имеет ли именно этот человек моральное и юридическое право быть тем лицом, которое будет следить за честностью и прозрачностью выборов и заниматься кураторством многих органов, включая суды?”. Почему на фоне такого цунами негодования по поводу выхода декретов, инициатором которых был Азимбек Бекназаров, члены временного правительства молчат?
Кстати, Минюст спустя четыре месяца после первого выхода декрета ВП промямлил о законности этого вида документа, вспомнив про историю революционного времени. Наверное, там забыли, что большевики плохо кончили. В Минюсте признали, что в Конституции такие понятия как “временное правительство” и “декрет” не прописаны, но они имеются в Законе “О введении в действие Конституции”. Простите, но мы живем по Основному закону, а не по закону о его введении. Более того, министр юстиции в интервью АКИpress заявила, что законность декретов можно не подтверждать в Жогорку Кенеше. Так что говорить о том, что мы после парламентских выборов войдем в правовое русло, не приходится.
Скорее всего, члены ВП понимают неоднозначность декретов о национализации и других решений. Неужели молчат, потому что куратор судов и прокуратуры может слить на них какой–то компромат, ведь у каждого политика наверняка найдутся скелеты в шкафу? Но если мужская часть членов временного правительства была замешана в каких–то скандалах, то репутация Розы Отунбаевой на их фоне совсем чиста. Почему президент не может сказать свое веское слово? Обратите внимание, что вопреки представлениям об управлении на основе коллегиального принятия решений, вся общественность следит именно за действиями главы государства, с нее спрашивает и на нее возлагает ответственность. Привычку к единоначалию за один день не вытравишь. Поэтому нелегко приходится Розе Исаковне, раз каждый ее шаг рассматривают под лупой. Вот только ей рассчитывать на снисхождение как к женщине не приходится, так как президент пола не имеет, это должность такая.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (20 августа 2010г)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: