Skip to content

Спрос рождает одолжение. О лжепредпринимательстве

30.08.2010

Вы думали, что наркотики, оружие и проституция — самый рентабельный бизнес? Совершенно официально зарегистрировав компанию, можно навариваться за счет лже-предпринимательства. И мировая мошенническая мысль тут работает очень слаженно, создавая незаконные паутины. Деятельность лжефирм — главная головная боль и наших борцов с экономическими преступлениями.

Моментов море
Де–юре экономическими преступлениями должна заниматься Госслужба финансовой полиции, но де–факто проверки хозсубъектов осуществляют все правоохранительные органы. Однако при этом только в 2009 году по фактам лжепредпринимательства сотрудники финпола возбудили 23 уголовных дела (выявленный ущерб составил 143 миллиона с лишним сомов и 30,1 миллиона фунтов стерлингов), Генпрокуратурой — 1, МВД и ГСНБ — ни одного. В текущем году по фактам лжепредпринимательства финполом возбуждено 10 дел. Но это, признают в Госслужбе финансовой полиции, только верхушка айсберга. Каковы будут результаты раскрытия экономических преступлений под крышей МВД, покажет время.
Вся проблема в том, что раскрытие и расследование дел, связанных с лжепредпринимательством, — занятие не из легких, подобные преступления относятся к категории латентных и законспирированных. Например, факт сокрытия налогов выявляется довольно просто при сличении первичных бухгалтерских документов и отчетных данных, представленных в налоговые органы. При этом, если хозсубъект занимается легальным бизнесом, не собирается скрываться и имеет указанный в налоговых органах офис компании, проверка представляет собой обычный рутинный процесс взаимоотношений проверяющего и проверяемого. А лжефирмы, законные по форме, но фиктивные по содержанию, изначально создаются не для законной предпринимательской деятельности. В связи с чем не только установить местонахождение руководителя, но и адрес компании представляется задачей со многими неизвестными.

Таможне можно
Если говорить о видах лжебизнеса, то один из самых популярных — получение кредитов и их невозврат. Зачастую это происходит при непосредственном участии и попустительстве сотрудников банков, которые уводят активы путем выдачи беспроцентных и других льготных кредитов, при этом не забывая свои кровные откаты.
Еще одним распространенным явлением считается создание фирм для сокрытия налогов и легализации контрабанды. Например, вариант первый. Чтобы сэкономить свои кровные на уплате таможенных платежей, нередко теневые бизнесмены меняют коды ввозимых товаров. Условно ввозят тяжелую грузовую технику, а по кодам проходят тягачи, из–за чего меняются ставки таможенных пошлин.
Вариант второй. Ну а если машины с незаконно ввезенным товаром не были задержаны при пересечении брода, то когда авто выезжают на трассу, уже практически невозможно доказать, контрабандный ли это товар. Тем более у контрабандистов всегда наготове липовые документы от лжефирм о том, что никакая это не контрабанда, а лишь перемещение товаров внутри республики от одного хозсубъекта к другому. И доказать обратное практически невозможно, даже если индюку понятно, что перевезли контрабанду.
Осуществление подобной деятельности почти невозможно без участия или, наоборот, халатного отношения к обязанностям представителей госорганов, особенно налоговиков и таможенников.

Считайте фактуры, не отходя от кассы
Что касается участия в схемах налоговиков, то основой всего являются счета–фактуры. Махинации с ними — самое рентабельное дело. Например, идейный вдохновитель лжебизнеса находит какого–нибудь человека, не обремененного постоянной работой и остро нуждающегося в заработке, с которого потом совершенно нечего будет спросить, предлагает при наличии у него паспорта зарегистрировать на него фирму. При этом ему покупают дешевую, но чистую одежду, простенький сотовый телефон, чтобы выдать за какого–нибудь предпринимателя, и обрисовывают радужные перспективы безбедного существования. Непосредственный организатор лжефирмы назначает его директором организации с зарплатой в три тысячи сомов. Тот, конечно, на седьмом небе от счастья. Потом новоиспеченный директор фирмы–однодневки получает в налоговых органах 50 комплектов вожделенных бланков строгой отчетности по НДС. И после этого начинается самое интересное! При простом арифметическом подсчете становится ясно, для чего лжебизнесменам нужны эти самые счета–фактуры по НДС. Так, например, можно просто продать каждый комплект пустого бланка счета–фактуры с проставленным оттиском лжефирмы по 100 долларов, а можно “замутить” и более сложную и многоходовую комбинацию.
Таким образом, при вложении максимум 300–500 долларов за оформление документов для лжефирмы можно заработать 5 тысяч только на простой продаже счетов–фактур. Но чтобы получить еще больше денег, лжепредприниматели идут на разные ухищрения. Человеку, мало–мальски занимающемуся бизнесом, известна аксиома: чтобы платить меньше налогов, надо уменьшить доходную часть компании и, соответственно, увеличить затратную. Но для этого надо приобрести какие–нибудь товары или услуги. Товары в виде оргтехники, мебели или оборудования можно проверить и снять остатки. Поэтому, как правило, покупаются расходные материалы или услуги. У нас же масса желающих заключить сделку о бестоварных поставках и мнимых услугах.
При оформлении счетов–фактур стоимость якобы приобретаемых услуг или товаров указывается по заявке заказчика, но за это лжепокупатель передает лжепродавцу уже в наличной форме от 3 до 10 процентов от стоимости, указанной в счете–фактуре. Заключив договор на миллион сомов за какие–нибудь рекламно–полиграфические услуги, можно заплатить всего тридцать тысяч, а у себя провести целый миллион в виде производственных затрат.

Бумажный товар — солидный навар
Нередко легально работающие предприниматели–экспортеры создают еще и лжефирмы, чтобы “белой” компании снизить доходы и выплату налогов, а прибыль оставить в фирме–однодневке. Например, предприниматель покупает за границей товар за сто сомов, продает его своей же лжефирме за 101, та в свою очередь якобы реализует продукцию легальной фирме за 150. А рыночная цена товара — 155. В итоге легальная компания зарабатывает при продаже всего 5 сомов с единицы товара, откуда платит налоги. А лжефирма — 59 сомов, но с них бюджет страны ничего уже не получает.
При этом услуги и товары покупаются у лжефирм с учетом НДС, и налог выставляется себе в зачет. Например, один человек владеет компанией и находит еще пятерых человек, оформляя на них фирмочки, через которые проворачивает мнимые поставки. Якобы одна компания продала товар на миллион сомов, вторая — третьей на 1,2 миллиона и так далее. В итоге в фирму, которой официально владеет лжепредприниматель, этот товар доходит по цене в два миллиона. И с этой суммы наглец берет НДС к зачету, хотя на самом деле никаких товаров у него нет, поставки прошли на бумаге, а все фирмочки могут сидеть в одном арендованном помещении.
Схема эта неновая, но работает отменно везде. Помнится даже, что Юлия Латынина в романе “Охота на изюбря” о ней писала. Финполовцы понимают, что лжефирмы провели мнимые поставки. Но доказать обратное очень сложно, ведь надо устанавливать взаимоотношения между хозсубъектами. А бизнес– сообщество проверок не прощает, расценивая их как давление на инвесторов. Проверки тому же финполу сейчас проводить сложнее, так как необходимо разрешение прокуратуры. И после проверок еще приходится писать объяснительные, почему оперативники вломились к предпринимателям.
В более или менее стабильно работающих организациях сейчас во время проверки тут же слетаются адвокаты, аудиторы и прочие консультанты. Это лет десять назад любой представитель госорганов мог нагрянуть в компанию по принципу: всем лежать–бояться. Но надо признать, что зачастую в рамках расследования уголовного дела следователи действуют довольно жестко. И мало кого из них учили вежливости.
Сотрудников финпола, постоянно сталкивающихся с экономическими преступлениями, сложно удивить. Однако не так давно к ним поступила информация, что кто–то продает бланки счетов–фактур. Когда вышли на след мошенников, то обнаружили целое производство по изготовлению фальшивых бланков строгой отчетности. Причем при визуальном осмотре сложно определить, поддельные ли счета–фактуры: и бумага рельефная с цветными волнами, и водяные знаки, и соответствующий шрифт, и блестящий значок как один из элементов защиты. Сколько умельцы продали поддельных бланков, сложно сказать, так как в уголовном деле значится то количество фальшивок, которые были обнаружены при обыске. Но ведь эти подделки могут всплыть при проверке какой–нибудь легальной фирмы намного позже.

Финансовые паутины
Дела, связанные с лжепредпринимательством, имеют много эпизодов, поэтому при расследовании одного уголовного дела в его сферу может попасть от нескольких десятков до пары сотен фирм. Получается целая пирамида, где оказываются замешаны и легальные компании, случайно или специально заключившие какой–нибудь договор с лжефирмой или с компанией, сотрудничавшей с лжепредпринимателем. В итоге при расследовании такого уголовного дела проверки проходят во всех хозсубъектах, которые как–то оказались связаны с подозреваемыми.
В этот клубок попадают и бюджетные организации, которые пытаются на тендерах сэкономить деньги. У лжепредпринимателей хватает наглости участвовать в госзакупках, причем это является, скорее, правилом, чем исключением. Бывает такое, что участниками тендера становятся пара легальных фирм и пять лжефирм — официально зарегистрированных компаний, принадлежащих на самом деле одному человеку. Четыре из них выставляют более высокие цены, а одна намного ниже других конкурсантов. Так как хитроумный бизнесмен не платит налоги, у него есть пространство для маневра, чтобы варьировать стоимостью товара. Бюджетники радуются, а потом госучерждения всплывают в каком–нибудь уголовном деле.
При этом не только распутать дело, но и выявить лжефирму весьма непросто. При проверке финансовой отчетности какой–нибудь компании финполовцы обращают внимание в первую очередь на поставщиков. Когда проводятся у них встречные проверки, то выясняется, что какая–нибудь из фирм занимается мнимым предпринимательством.
Если сделка очень крупная, то лжефирмы могут создаваться ради одного договора купли–продажи. При этом если компания оформлена на какого–нибудь бомжа, то после получения дохода ее просто бросают, официально не ликвидируя. Только через какое–то время налоговики обнаруживают, что отчетность по хозсубъекту не сдается. Они идут на проверку и выясняют, что компания была липовой. А есть и такие ОсОО, которые работают несколько лет.

Хитросплетения
Нелегальные схемы очень организованны и хорошо законспирированны. Есть мозговой центр, бригадиры и исполнители, а ступени пирамиды друг друга даже не знают. Масштабы лжепредпринимательства огромны. Сколько бюджет недосчитывается денег, даже сложно представить. Но схемы, как правило, не обходятся без участия сотрудников налоговых и таможенных органов. Ведь спрос рождает небезвозмездное одолжение со стороны должностных лиц.
Поэтому порой удивляет желание высшего руководства государства оставить исполнительные органы без контроля. Госслужбу финансовой полиции пытаются подмять под себя разные госорганы, как только на политической арене Кыргызстана появляются новые лица. Однако история показывает, что кадровая чехарда снижает бдение за должностными преступлениями, специалисты в сфере экономических преступлений рассасываются по частным структурам. Кстати, специалисты финпола очень востребованны, так как знают все хитроумные схемы и быстро находят работу в качестве юристов или коммерческих директоров.
При этом, как только экономические преступления оказываются в ведении органов внутренних дел, эффект борьбы с коррупцией среди должностных лиц снижается. Если же сотрудники внутренних дел, которые привыкли расследовать кражи и убийства, начинают заниматься финансовыми схемами, то у них уходит немало времени, чтобы поднатореть в хитросплетениях налогового и таможенного законодательства. По крайней мере, в своих мучениях по повышению квалификации признаются все выходцы из МВД, работающие ныне в финполе. Но у нас обычно на жизнь в стране влияют политические интриги, поэтому мечтать о снижении уровня коррупции пока не приходится.
Дина МАСЛОВА

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: