Skip to content

Театр экономического абсурда. Повезло же Киргизии с правительствами: их целых два, но ни одного нормального

30.08.2010

Принимаемые техническим и временным правительствами решения, заявления чиновников все больше вызывают эффект дежа вю. Причем ассоциации приходят с периодом пятилетней давности, когда, покрушив кабинеты “Белого дома”, революционеры начали делать все с нуля. Прошло четыре года у прежней власти, чтобы осознать: страна движется от плохого к худшему. Отдельные потуги выйти из ситуации погрязли в мрачной действительности и сопротивлении консервативной машины госуправления и власть имущих. Теперь мы по–прежнему следуем худшему сценарию, методы также применяются старомодные. А разработанные реформы, так и не сумевшие реализоваться из–за закоснелого режима, преданы забвению. Зато за основу взяты все худшие наработки бывших правителей: стратегия проедания, а не инновационного развития и отдачи от инвестиций.

Хлебобулочное безделье
Что такое развитие? Это когда каждый вложенный сом не только сохраняется, но и приумножается. Несмотря на то, что в большинстве стран мира сельское хозяйство субсидируется, и Кыргызстан здесь не исключение, эта отрасль экономики у нас является самой трудной на реформаторский подъем. На любом правительственном совещании можно услышать, как клянчат деньги для агросектора. В итоге вымаливают у Минфина суммы, которые размазываются тонким слоем по большим проблемам. Но никому не приходит в голову, чтобы в госбюджете были деньги, их надо туда сначала положить. А чтобы их заработать, ресурсы необходимо инвестировать с отдачей, а не просто вкладывать для бравурных отчетов.
Возьмем ситуацию с ОАО “Кыргызская агропродовольственная корпорация”. Чтобы госкомпания могла развернуть деятельность, необходимо ее накачать ресурсами. Агропродкорпорация при этом сама должна заключать контракты, чтобы не остаться банкротом: то есть работать не в угоду социально–политической конъюнктуре, а исходя из экономических соображений. Если бросить чиновничий клич “Мы покупаем пшеницу по 10 сомов за килограмм”, то это называется популизмом. Особенно когда рыночная цена пшеницы в два раза ниже. В итоге не у всех крестьян получится выкупить урожай по завышенной цене, следовательно, большая часть фермеров останется недовольной. При этом государство украло у самого себя, выделив бюджетные деньги и вложив их через агропродкорпорацию в непродаваемое зерно. Такая история была в прошлом году.
Для развития любой отрасли Кыргызстана, в том числе сельского хозяйства, необходимы кардинальные изменения, иначе мы так и будем топтаться на месте или идти по спирали вниз. Запустить экономику можно, извините за тавтологию, только используя экономические механизмы. Многие из них могут не нравиться, кто–то вылетит с рынка, другим придется прилагать усилия для совершенствования.
Вот чем была плоха идея с докапитализацией агропродкорпорации, созданием лизинговой и микрокредитной компаний, которые бы в единой связке создавали мультипликативный эффект для развития сельского хозяйства? При этом на один год уже было зарезервировано примерно 2,5 миллиарда сомов. Не нравился инициатор этой затеи Максим Бакиев? Ну так его в стране уже нет. Не нравились методы его работы, что часть денег уходила ему в карман? Ну так оставьте саму идею, претворяя ее в жизнь, а то, что молодой человек хотел умыкнуть, направляйте в бюджет или опять реинвестируйте в сельское хозяйство.
Как бы кощунственно это ни звучало, но бесплатно раздавать деньги, ГСМ, семена и удобрения нельзя. Да, жалко, очень жалко нищих сельчан. Но заявления о дотациях хороши для популизма, развития же они не дают. Поэтому когда ресурсы заканчиваются, крестьяне еще больше начинают возмущаться. Идея любого развития в том, чтобы ресурсы были возвратными. Пусть без ростовщических процентов, но обязательно заемщик должен вернуть то, что брал. Если человек вернул, значит, у него была хоть какая–то отдача от трудов. Если имеется отдача, то это и есть развитие. Что правительство скажет крестьянам в следующем году, когда грантовая помощь оскудеет, а денег в бюджете не прибавится? Помнится, Курманбек Бакиев тоже начинал с обещаний “бабе — цветы, детям — мороженое”. Известно, что стало с экономикой.

Банк недоразвития
Идея с ликвидацией ненавистного всем Фонда развития и созданием банка развития убила наповал любого здравомыслящего экономиста. В антикризисном плане технического правительства есть такой пункт: “Для финансирования проектов по приоритетным направлениям экономики необходимо создать банк развития, используя ресурсы, аккумулированные ранее в Фонде развития Кыргызской Республики. Для капитализации банка развития потребуется как минимум 150 миллионов”. Интересно, а где возьмет правительство эти средства, ведь российский кредит потрачен на другие нужды? Для создания банка развития клянчить деньги предстоит в другом месте. Если средства изыщут, но достанутся они нам нелегкой ценой. И не бесплатно.
При этом не стоит правительству забывать несколько вещей. Во–первых, дважды в год за российский кредит приходится платить проценты. Во–вторых, Фонд развития за счет своей деятельности перечислял проценты в Минфин, а тот в свою очередь в Россию. Таким образом, деньги, которые можно потратить на любое иное финансирование, не изымались за счет средств налогоплательщиков из бюджета. Хотелось бы, чтобы и при функционировании будущего банка развития финансовый институт мог сам себя окупать и платить по счетам. В–третьих, необходимо поменять законодательство, потому что только из–за слова “банк” претворять в жизнь многие проекты по развитию приоритетных отраслей экономики не полагается. В–четвертых, правительство столкнется с большой проблемой, если в будущем банке развития каким–то образом окажутся 150 миллионов долларов. Разом запульнуть их в экономику не представляется возможным. То есть сначала на один проект деньги выделяются, потом на другой и так далее. Получается, что на первых порах в банке окажутся средства, которые будут лежать мертвым грузом, хотя проценты по кредитам будут капать ежедневно.
Чтобы не оказаться в долговом капкане, придется временно свободные средства размещать на депозитах в коммерческих банках или на фондовом рынке. Нацбанк слишком много денег в наших банках размещать не позволит согласно установленным нормам. Раньше речь шла о 30 миллионах долларов для всей банковской системы Кыргызстана. После того как банковский сектор усох, цифра окажется, наверное, меньшей. Остальные средства придется размещать или в государственных облигациях, или на бирже. А так как наш фондовый рынок скорее мертв, чем жив, то надо будет искать высоколиквидные и надежные финансовые инструменты за пределами страны.
Но ведь посмотрите, как это напоминает ситуацию с Фондом развития, когда были заведены уголовные дела за то, что часть средств приходилось хранить в комбанках и временно размещать в облигациях. В итоге будущее руководство банка развития столкнется с головными болями своих предшественников. Разве что вместо фирмы Евгения Гуревича появится другая финансовая компания. При этом все кругом будут орать, что народные деньги всякие сынки и приближенные руководства страны крутят в акциях–облигациях–депозитах. И правительство никогда не докажет, что на самом деле хотело развивать приоритетные отрасли экономики. Оппозиции же будет всюду мерещиться коррупция, хотя доказать она ничего не сможет. А проблема в том, что из–за финансовой безграмотности население в элементарных вещах видит серые схемы. В общем, желаем удачи в неравном бою!

Энергетический облом
Энергетическая отрасль всегда была самой обсуждаемой темой. И здесь власти наступают на грабли с особой настойчивостью. Помнится, в период энергетического кризиса 2008 года покой Минэнерго постоянно нарушали единицы так называемых экспертов, которые на пресс–конференциях критиковали руководителей энергоотрасли. Минэнерго периодически выступало с разъяснениями в ответ на критику. Теперь министерство возглавил не знакомый с энергетикой человек, то есть не связанный с так называемыми энергобаронами. Но на сцене все те же эксперты, которые критикуют уже новое руководство. Минэнерго их заявления последовательно опровергает.
Помнится, как после 2005 года руководство страны оправдывалось, когда уступало в переговорах по стоимости экспортируемой электроэнергии в Узбекистан и Казахстан. И аргументы, почему правительство пошло на попятную, находились всегда. Не стал исключением и этот год, когда Минэнерго что–то невнятное промямлило по поводу слива воды из Токтогульского водохранилища и кыргызско–казахских договоренностей о продаже киловатт–часов. Придется, по всей видимости, прогнуться и в переговорах по газу.
Еще свежи в памяти заверения Курманбека Бакиева несколько лет назад, когда он рапортовал: “В этом году тарифы на электроэнергию не будут повышаться”. От таких фраз за версту несло популизмом, хотя энергетики прекрасно понимали, что не повышать тарифы нельзя, так как это чревато развалом всей энергосистемы, устаревшей морально и физически. Потом перед резким повышением тарифов население долго зомбировали, что без увеличения цифр в счетах вскоре ремонтировать будет нечего, а Камбар–Атинские ГЭС так и останутся недостроенными. В итоге на кошелек населения обрушилось двукратное повышение энерготарифов.
Оппозиция тогда встрепенулась, сделав отмену кусачих тарифов своим главным лозунгом. Тарифы на электроэнергию на самом деле отменили после 7 апреля. И то не для всех групп потребителей. Но когда новые власти поняли, что проблема не только в серых схемах, которые до сих пор прекрасно существуют вопреки заявлениям министра энергетики, то опять затянули песню о необходимости ремонта ГЭС, ТЭЦ, распредсетей. Но для успокоения первый вице–премьер Амангельди Муралиев заявил, что электроэнергия в этом году не подорожает. В общем, где–то мы уже этот сценарий проходили. Тем временем газ уже повысился в цене, остались прежними высокие тарифы на теплоэнергию. Хотя именно их критиковали больше всего.
Что характерно, как и прежде, управление энергетикой подвластно только политике. Как только доверие к власти падает, свою репутацию оно хочет улучшить каким–нибудь заявлением относительно энергосектора. И возьмите любую отрасль нашей многострадальной экономики, кругом чиновники стряхивают пыль со старых программ и проектов, причем тех, которые раньше сжечь забыли за ненадобностью. Образно выражаясь, у нас хотят то сделать тюнинг полуразвалившемуся “Москвичу”, то запустить лопатой андронный коллайдер.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (27 августа 2010г)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: