Skip to content

Вугар ХАЛИЛОВ: Старший следователь угрожал огнестрельным оружием

17.09.2010

Главу агентства маркетинговых коммуникаций Flexi Communications Вугара Халилова обвинили в причастности к окружению экс–президента. Ранее он много лет работал на BBC в Лондоне и в британском пиар–агентстве. Вугар — пока единственный, кто испытал на себе все прелести отношений с правоохранительными и судебными органами. Власти, не имея возможности схватить семью Бакиева, решили по полной программе отыграться на разработчике интернет–портала бывшего главы государства. Но суд все–таки вынес ему оправдательный приговор.

— Вугар, ваша компания единственная в Центральной Азии стала номинантом премии Sabre 2009–2010 британского пиар–ресурса The Holmes Report и вошла в первые 50 компаний во всем мире. В Кыргызстане вы занимались графическим дизайном и программами для сайтов для различных компаний. Но в числе ваших клиентов оказалась и MGN Group Евгения Гуревича, а также “Белый дом”. Наверняка именно с подобного рода ассоциациями связан ваш арест. В чем обвиняло вас следствие, какие доказательства своей правоты приводило?
— Следователи с маниакальным упорством в течение 48 часов пытались узнать от меня местонахождение Евгения Гуревича и все время спрашивали, где он прячет деньги. Все мои доводы, что я не имею к нему и его компании никакого отношения и не могу иметь какой–либо информации о его местонахождении, не воспринимались. Старший следователь горпрокуратуры Алтынбек Намазалиев угрожал мне физической расправой и стращал различными сценариями того, что со мной могут сотворить, красочно описывал жизнь “на централе”. Короче говоря, этот следователь из городской прокуратуры в здании ГСНБ вел себя как хозяин, орал, в моем присутствии раздавал команды сотрудникам ГСНБ. Но когда я требовал адвоката и консула из посольства Великобритании (я гражданин этой страны), он переходил на миролюбивый тон.
В конце концов, чтобы упрятать меня за решетку, было сфабриковано обвинение “в отмывании денег, полученных преступным путем”. В качестве доказательства предъявлялся факт получения мной кредита в банке. Утверждать, что кредит можно отмыть и получить от этого доход, могут только безграмотные люди. Так что следствию надо вручить Нобелевскую премию за открытие в сфере финансов. В день предъявления обвинительного заключения мне было выдвинуто еще одно обвинение — неуплата налогов. Это тоже бред, так как налоги платились, и все документы есть в деле. Таким образом, следствие пыталось посадить меня на самый максимальный срок, выполняя, по–видимому, чей–то заказ.

— Изложите хронологию событий после 7 апреля.
— 11 апреля, в воскресенье, следователи городской прокуратуры взломали дверь офиса моей компании и начали производить обыск, а затем наложили на нее арест. Несколько моих сотрудников были задержаны и допрашивались в течение нескольких часов, при этом старший следователь угрожал огнестрельным оружием. Затем началась охота за мной, меня искали по всему Бишкеку, и это при том, что я ни от кого не скрывался и не собирался никуда уезжать.
12 апреля я сидел в ресторане в одной из гостиниц Бишкека и при выходе оттуда, чтобы встретить своего адвоката, столкнулся с людьми в штатском. Мое задержание проводилось с нарушениями элементарных правил: меня взяли как особо опасного преступника, с выкручиванием рук и прочим. На меня набросились неизвестные в штатском, которые без предъявления каких–либо документов или удостоверений схватили меня и моего адвоката Артема Иванова, посадили в машину и привезли в здание ГСНБ. Они попытались даже устроить допрос адвокату, что является прямым нарушением всяческих норм. Мой допрос вели 4–5 следователей в течение двух дней. После этого мне было предъявлено предварительное обвинение городской прокуратурой по статье 183 УПК КР (“Легализация незаконных денежных средств”). По истечении 48 часов Первомайский районный суд продлил санкцию на содержание меня под стражей на два месяца. За все время следствия был проведен всего лишь один допрос, после чего дело было передано в суд.

— Да, были заявления прокуратуры, что через вашу компанию Евгений Гуревич с Максимом Бакиевым деньги отмывали. Что вы на это скажете?
— Доказательства я уже привел. Наша компания брала кредит — нормальное явление в бизнесе. Кредит отмыть невозможно. Кроме того, заем я брал в официально зарегистрированном в КР и действующем на законных основаниях банке. Незаконность денежных средств этого банка, если даже таковое имеет место быть, до сих пор никем не доказана. Так что взятый мною кредит никак нельзя квалифицировать как незаконные денежные средства. Я профессиональный журналист, пользующийся уважением и доверием своих коллег по всему миру. Но не политик, не финансист. Я пиарщик, предоставляю пиар–услуги всем, кто желает ими воспользоваться. Это такая же профессия, как адвокат. По логике же прокуратуры можно схватить, например, парикмахера или продавца магазина за то, что они обслуживали тех, за кем охотится прокуратура.

— Какие были нарушения со стороны правоохранительных органов?
— Избиений и пыток не было. Содержание было нормальным. Однако при задержании и при допросах следователи оказывали морально–психологическое давление. Но что на самом деле серьезно, так это то, что мне в течение более месяца не давали свободного доступа к адвокату, консулу посольства Великобритании. Ходатайства адвоката уничтожались в его же присутствии все тем же следователем. Мои обращения в связи с ухудшением здоровья в адрес Розы Отунбаевой и городской прокуратуры игнорировались. Таких обращений и писем было около 20–25. В конце концов о моем состоянии здоровья уже забеспокоились в ГСНБ: от острых болей я терял сознание, жизнь моя оказалась под реальной угрозой — мой организм был истощен, я похудел на 20 килограммов и в конце концов после освидетельствования судмедэкспертизой был срочно госпитализирован в тяжелом состоянии.

— Какова, на ваш взгляд, истинная причина такого отношения?
— Уверен, что одну из главных ролей в моем аресте сыграли некоторые журналисты из местных и зарубежных СМИ. На основании информации, которой я обладаю, могу сказать, что эти журналисты преднамеренно распространяли про меня дезинформацию, транслировали ее через те СМИ, в которых они работают, без критической оценки пересказывали и перепечатывали бредовые умозаключения и обвинения. Фактически эти люди дезинформировали правоохранительные органы КР, просто–напросто подставили их. Я подозреваю также, что кто–либо из тех же журналистов, имеющих доступ к ключевым фигурам в новых структурах власти, просто–напросто “заказал” меня из своих низменных чувств. Это мое субъективное мнение, и, конечно же, это надо еще доказать. Но факты — вещь упрямая, и я их вскрою чуть попозже.
Кроме того, мне известно, что руководитель одной из сотовых компаний дал ложные показания следствию относительно меня, оклеветал. Тем самым все они фактически ввели следствие в заблуждение. В результате чего с меня почему–то требовали сведения о людях, с которыми я не был знаком, не общался и не имел общих дел. Но когда стало очевидно, что я не обладаю никакой информацией и ни к чему не причастен, обвинение сочинили.

— Суд вынес вам оправдательный приговор, собираются ли его правоохранительные органы оспаривать в высшей судебной инстанции?
— Уголовное дело завела прокуратура Бишкека. На судебном заседании районного суда прокурор отказался поддержать обвинение по причине отсутствия доказательств. Районная прокуратура в лице первого заместителя Каримова решила опротестовать такое решение. Но городской суд оставил приговор в силе.
Я не знаю, собирается ли кто–то оспаривать это решение в высшей судебной инстанции, но такое право у обвинения есть. Однако и я тоже обладаю правами. До сих пор не поднимал шумиху в прессе только из–за того, чтобы мое дело не было использовано кем–то для создания негативного имиджа Кыргызстана. Был уверен в справедливости и объективности судебно–правовой системы этой страны, потому что успел убедиться в справедливости людей, живущих здесь. По крайней мере, пока мои надежды оправдались. Правда, пришлось претерпеть трудности в заключении. Но если кто–то пытается чего–то добиться дальнейшим преследованием меня, то пусть заявит о своих целях открыто, по–мужски, а не использует рычаги власти и полномочия, которые предоставлены народом и законами Кыргызстана.

— Какие ваши планы?
— Я уже покинул территорию Кыргызстана в целях обеспечения своей безопасности. Городская прокуратура после моего оправдания в горсуде не выдала мне британский паспорт. Хочу отметить, что этот паспорт — собственность британского правительства, его обязаны были вернуть в консульство еще два месяца назад, когда было завершено следствие.
Адвокаты изучают вопрос о предъявлении исков. В первую очередь изучается вопрос относительно СМИ как в Кыргызстане, так и за его пределами.

— Внесите ясность по поводу заявления бывшего и.о. генерального прокурора Байтемира Ибраева о том, что уголовное дело в отношении вас было прекращено после того, как вы возместили ущерб государству.
— Заявление господина Ибраева некорректное, ему, наверное, предоставили неправильную информацию. Существует приговор Первомайского районного суда. По статье, касающейся отмывания денег, полученных преступным путем, я оправдан за отсутствием состава преступления. Что касается неуплаты налогов, я выплатил недоплаченную разницу и штраф. Я готов был выплатить их и раньше, но за несколько часов до вступления решения Первоймайского суда в силу районная прокуратура решила опротестовать решение суда полностью. На заседании Бишкекского городского суда адвокат предъявил квитанцию об уплате разницы, и, таким образом, судебное слушание по неуплате налогов было закрыто, а речь потом шла только об отмывании денег. Оправдательный приговор был подтвержден. То есть мое дело никакого отношения к экономической амнистии не имеет. Еще раз подчеркиваюя я не амнистирован, а оправдан. Иначе почему же тогда состоялся суд?!

— Какие выводы вы сделали за последние месяцы о стране, правосудии, людях, бывших и нынешних властях?
— Выводы однозначные. Кыргызстан — прекрасная страна, с великолепной природой и добрыми людьми, желающими правды и справедливости и хорошей жизни. Об этом я всегда говорил. Верю, что правда в конце концов побеждает. Судебно–правовая система реформируется, и, как видно из сообщений местной прессы, этот процесс проходит небезболезненно. Судить о властях страны не в моей компетенции, это дело народа Кыргызстана. Мое же дело — подчиняться законам страны пребывания.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (17 сентября 2010)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: