Skip to content

Эй, ОБСЕ!

24.09.2010

Споры вокруг приезда полицейских сил Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе высветили интересы внешних игроков в Кыргызстане. Совершенно банальный проект по консалтингу, коих у нас всегда вагон и маленькая тележка, в период политической истерии стал некой лакмусовой бумажкой в таком серьезном вопросе, как национальный суверенитет и внешнее управление. С одной стороны, не так страшен черт, как его малюют. С другой — если от полусотни консультантов будет ни холодно, ни жарко, то зачем они вообще нужны?

Как вы корабль назовете, так он вам и поплывет
Первым порывом Розы Отунбаевой в момент свирепствования трагических событий на юге было обращение к России о помощи со стороны ОДКБ. Экстренное совещание представителей этой организации принесло лидеру Кыргызстана мало утешения. Пришлось довольствоваться заявлением о предоставлении технической помощи. Для ввода миротворческих войск ООН конфликт на юге был не того уровня. Но геополитические противники РФ быстро сориентировались. Тут же была предложена всякая разная поддержка, в том числе ввод полицейских сил. И сразу стало понятно, что мировые кукловоды не знают нашей ментальности. Полицейские у людей на постсоветском пространстве ассоциируются с жестокими полицаями с дубинками в руках. У воспитанных на антифашистских и прочих военных фильмах о бравых советских солдатах, у нас одно только выражение “полицейские силы” вызвало отторжение.
Никто даже не стал прояснять ситуацию: начались акции протеста и заявления политиков всех мастей против ввода иностранных полицейских. Уже тогда информационная война была проиграна. Пока ОБСЕ спохватилась с разъяснениями, что речь идет о консультантах, противники идеи, подталкиваемые как внутренними, так и внешними группами интересов, уже вооружились аргументами. И прошлый опыт у ОБСЕ плохой, и вообще организация вялая, и Казахстан границу не открывает, а еще в председатели лезет, и иностранные полицейские не знают языка, ментальности и культуры южан. В общем, в ход пошел весь арсенал: митинги бабулек, акции протеста молодежи, круглые столы на разных уровнях, заявления политических тяжеловесов.
Здесь–то и проявилось все многообразие змеиного клубка различных интересов. После того как Россия заявила, что не приветствует давление на Кыргызстан в вопросе ввода сил ОБСЕ, за противоборством многие разглядели перст Кремля. Хотя больше похоже на то, что РФ в этом вопросе запрыгнула в последний вагон, чтобы не упустить случая еще раз заявить о своих претензиях на регион. Раз произошло такое удачное для России стечение обстоятельств — антизападные настроения в стране, испытывающей очередной националистический подъем, то грех этим не воспользоваться.
В отместку информационное пространство дальнего зарубежья ухватилось за близкие всему миру понятия о правах человека. Сопротивление приезду полицейских ОБСЕ иностранцы расценили как попытку скрыть истинную причину июньской трагедии. Мимоходом упоминалось, что апрельская смена власти в Кыргызстане прошла не без поддержки Кремля. Цепляли мэра Оша, называя его националистом (для толерантных иностранцев это синоним шовинизма).
Хитро в данном вопросе поступила президент Роза Отунбаева, которая решила не ухудшать свою и без того подмоченную репутацию и переложила ответственность на парламент. Пусть депутаты, только усевшиеся в кресла и желающие поиграть мускулами, спорят на предмет сохранения Кыргызстаном суверенитета и трясут политическими лозунгами. Как раз к тому времени страсти могут улечься, и полицейские вообще не потребуются. Международным организациям ее решение тоже не покажется мягкотелостью, так как они сами приветствовали референдум о принятии Конституции, где полномочия главы государства сильно урезаются.

Он как бы есть, но его как бы нет
На фоне других международных организаций ОБСЕ можно охарактеризовать как медленно умирающую последние десять лет структуру. Она честно отрабатывает членские взносы, но эффект ее сложно оценить. Свой авторитет ОБСЕ еще не растеряла, так что стать ее председателем для центральноазиатской республики очень престижно.
Еще с прошлого года начались рассуждения экспертов и СМИ о том, что деятельность ОБСЕ можно переформатировать и расширить ее влияние. Мол, именно Казахстан может дать организации второе дыхание, благодаря чему и войдет в историю вместе с президентом республики, разумеется. Только он размечтался, как будет переформатировать организацию, как Кыргызстан сломал радужные планы. Пришлось впрягаться и разруливать ситуацию. Но так как она была плохо прогнозируемой, то и откорректировать пиар–стратегию у Казахстана тоже не получилось. Результат не заставил себя долго ждать. Если спросить, какое впечатление оставил в сердцах кыргызстанцев Казахстан в качестве рулевого ОБСЕ, большинство ответит: “Никакое”. Помощь соседней страны в рамках двусторонних отношений оказалась существеннее.

А если зайти через заднюю дверь?
После того как нам разжевали, что полицейские силы — это простые консультанты, противники ввода начали углубляться в проблему внешнего управления, говоря о самоидентичности Кыргызстана. Но на самом деле спорным вопросом остается не сам факт приезда безоружных полицейских, а договор между КР и ОБСЕ. Его никто не видел, статьи документа не растолковывал. Отсюда и недоверие. Непонятно, каков мандат полсотни товарищей, желающих непременно заняться образованием отечественной милиции уже после парламентских выборов.
“Полицейскую консультативную группу не нужно путать с миротворческими силами. Члены группы, профессиональные офицеры полиции, не будут вооружены; они будут осуществлять мониторинг работы территориальных подразделений МВД Кыргызстана, консультировать их и способствовать снижению межэтнической напряженности. У них не будет мандата каким–либо образом вмешиваться в ситуацию. Члены группы не смогут задерживать, арестовывать людей или расследовать преступления. Перед группой также не ставится задача заниматься расследованием июньских событий”, — объяснял газете “Коммерсантъ” генеральный секретарь ОБСЕ Марк Перрен де Бришамбо.
Но если хорошо покопаться в направлениях деятельности ОБСЕ, то среди них можно найти проект по реформе милиции Кыргызстана, начатый еще в 2003 году, в котором было несколько направлений и этапов. Суть сводилась к тому, что проект предполагал сделать из наших ментов образцовых для всей Центральной Азии стражей правопорядка. Для них до 2008 года проводились демократические тренинги. Через консалтинговые услуги ОБСЕ таким образом прошли более 4 тысяч сотрудников милиции. Дал ли этот проект какой–то ощутимый результат за столько лет существования? А ведь там тоже шла речь о тренингах, которыми полицейские–консультанты в составе 52 человек планировали заниматься на юге.
Возможно, что ОБСЕ обошлась бы без шума и пыли, если бы решила провести своих полицейских–консультантов через давно запущенный проект по реформе милиции, придумав какое–нибудь новое направление. В общем, для успокоения общественности нужна была другая обертка. Теперь же население либо настроено против, либо индифферентно. Попытки же посланников из США, других международных организаций и самого председателя ОБСЕ настоять на своем приводят только к большей радикализации общественного мнения.
Поэтому ОБСЕ решила поднять свой подпорченный авторитет и отыграться в другой сфере. Как известно, организация активно наблюдает за выборами, поэтому последние заявления про демократические процессы, недопущение эскалации напряженности и прочее были связаны именно с предстоящей борьбой за места в Жогорку Кенеше.

  • момент истины

    Эльмира НОГОЙБАЕВА, руководитель исследовательского центра “Полис–Азия”:
    — Неприятие полицейских — результат идеологической инерции “угрозы внешнего фактора”, который сложился после событий 7 апреля и 11–15 июня на юге страны. Тогда впервые отчетливо стал вопрос о введении внешних сил на фоне действительно сепаратистских риторик. Сегодня также остро стоит вопрос о целостности государства, его потенциала. На этом фоне любое внешнее влияние, и особенно введение каких–то сил, воспринимается отчужденно, с подозрением.
    О Кыргызстане возникли и муссируются за рубежом информационно–идеологические мифы, которые сыграли отрицательную роль в формировании образа кыргызов. Из–за этого внутри страны большинство иноСМИ стали воспринимать с большой долей скептицизма. То, что мы наблюдаем в Кыргызстане, — момент истины. Думаю, со временем будет еще более четко видно, что события в Кыргызстане с 7 апреля по август, включая референдум, стали временем и местом проявления реальной и мифической политики всех акторов, включенных в политические процессы Центральной Азии, и не только.
    Безусловно, любая международная организация в современном контексте — инструмент определенных интересов. Возьмите ОДКБ, и станет ясно, кто кукловод и где “театр презентаций”. То же самое можно сказать о любой другой организации. Мир сужается, глобализационные процессы поглощают любые международные истинно народные инициативы. И такие, на первый взгляд, благие конструкции, как миротворческие силы, вдруг всплывают в самых немиротворческих процессах с их не менее удивительными последствиями.
    Новый парламент при том раскладе, который сейчас вырисовывается, вряд ли поддержит эту инициативу. Если же она пройдет, то, скорее всего, ОБСЕ сама деликатно выйдет из положения, отказавшись от этой задачи. Думаю, что история с полицейскими станет вторым прецедентом по отказу от навязываемых международными организациями инициатив в истории Кыргызстана наряду с ХИПИК.

  • геополитические инструменты

    Айнура УМЕТОВА, руководитель центра перспективных исследований Института стратегического анализа и оценки:
    — Сегодня мы наблюдаем активизацию молодежного движения. Таким образом, выделяется группа, которая осознает и готова принять ответственность за судьбу страны, сохранение целостного, единого суверенного государства. Необходимо выделить, что в молодежной среде особенно остро воспринимается попытка вмешательства, давления, влияния, контроля извне. На этом фоне сохраняется недоверие к международным организациям, которые в нашем обществе ассоциируются с США, имеющими ярко выраженный негативный образ страны, навязывающей свое понимание демократии и процессов развития. А то, каким образом протекают акции протеста против введения полицейских сил ОБСЕ, свидетельствует, что есть определенные силы, которые реализуют свой проект. Полагаю, в этом вопросе пересеклись интересы как внешних, так и внутренних игроков.
    Следует четко понимать, что у Кыргызстана нет друзей, есть прагматичные интересы. И в зависимости от того, насколько сильно или слабо государство, будут проявляться и методы по достижению этих интересов.
    События на юге Кыргызстана позволяют зафиксировать ключевой момент — процесс за влияние над Центральной Азией входит в активную фазу. Масштабы происходящих событий в Кыргызстане свидетельствуют о том, что конфликт направлен не внутрь страны, а преследует цель втянуть в зону конфликта разные стороны и в первую очередь соседей по региону, тем самым осуществив проект по дестабилизации всей ЦА. Некоторые эксперты считают, и с ними трудно не согласиться, что июньские события и теракты в Таджикистане — звенья одной цепи. Последствия событий — переформатирование региона. Кыргызстан стал площадкой осуществления проектов внешних сил, поскольку, во–первых, Ферганская долина находится в самом сердце Центральной Азии, во–вторых, с подорванной после 7 апреля системой государственности становится легко внести элементы дестабилизации.
    Кыргызстан становится неудобным соседом, и если мы самостоятельно не научимся управлять политическими процессами и не выстроим такую систему власти, которую бы не сносило каждые пять лет, то за нас это сделают любыми способами те, кто имеет свои интересы по отношению к этой территории. Поэтому хотя бы из чувства самосохранения нужно повысить ответственность внутриполитических сил.

  • слово не воробей
    Заместитель госсекретаря США Джеймс Стайнберг 17 июля сообщил журналистам на встрече в ОБСЕ, что международная полицейская миссия “поможет восстановить порядок, особенно накануне выборов, и будет способствовать быстрому примирению между двумя сторонами в южном Кыргызстане”.
    “Мы поддержали планы ОБСЕ направить на юг полицейскую миссию — это может сыграть важную роль в обучении местной милиции, а также предоставить определенные гарантии местным узбекам”, — из интервью заместителя госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Роберта Блейка газете “Коммерсантъ”.
    “Я могу представить себе, что некоторые люди хотят препятствовать прибытию в страну полицейской миссии ОБСЕ, потому что они не заинтересованы в том, чтобы международному сообществу стали известны определенные вещи”, — сказал в интервью Deutsche Welle директор центра ОБСЕ по предотвращению конфликтов Херберт Зальбер.
  • скелеты в шкафу
    ОБСЕ объединяет 56 стран, расположенных в Северной Америке, Европе и Центральной Азии. Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе было созвано по инициативе СССР и социалистических государств Европы. В 1975 году главы 35 государств подписали Хельсинкское соглашение. Так началась жизнь организации. Запомнилась ее деятельность тем, что в 1990–е в период развала Югославии ОБСЕ, надо признать, не справилась с ситуацией. Закрытие миссии организации в Косово де–факто означало отказ от участия в урегулировании этнического конфликта между сербами и албанцами и передачу миротворческих функций НАТО. В самом начале войны в Югославии миссия ОБСЕ, конечно, постаралась взять ситуацию под контроль, но у нее не имелось на это ресурсов, способностей и действенных механизмов. Первая полицейская миссия в Югославии в 1990 году была оттеснена воевавшими сторонами, а затем и вовсе выведена из страны. В мирном соглашении между Арменией и Азербайджаном ОБСЕ сыграла второстепенную роль. По большому счету основную роль в урегулировании нагорно–карабахского конфликта сыграли США, Россия и Франция.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (20 сентября 2010).

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: