Skip to content

Наше все. Что значит проект «Кумтор» для кыргызской экономики?

22.10.2010

Что значит проект “Кумтор” для нашей республики? Если в одних странах экономика сильно зависит от целой отрасли, то в Кыргызстане только от одного предприятия.

Экономический этюд
Уже давно стало привычным считать макроэкономические показатели страны с учетом “Кумтора” и без него: ВВП, промышленное производство, экспорт, налоги, инвестиции. Огромен мультипликативный эффект: рабочие места, различные отчисления, покупка для предприятия продуктов питания, в том числе сельхозтоваров, стройматериалов, канцтоваров и бесчисленного множества иных вещей. За счет средств предприятия в Иссык–Кульской области в этом году введено в эксплуатацию 17 новых школ, впервые за несколько десятков лет строится больница, уже близится к завершению строительство водопровода в Балыкчы. Не сосчитать других благотворительных проектов, которые за счет местного бюджета не создать вовек.
У нас под производственные показатели подстраивают бюджет республики. В течение года динамика налоговых поступлений зависит от того, будет ли бедная или богатая руда, в какой зоне нынче идет добыча, какова окажется стоимость золота на мировых рынках. Зависимость экономики всей страны от одного проекта чрезвычайно опасна. Это как хранить все яйца в одной корзине. Об этом много говорилось и говорится до сих пор, но от одной болтовни инвестиции в республику не поступают: за 20 лет независимости иного крупного проекта не было создано.
Кстати, промышленность республики занимает чуть больше 15 процентов ВВП, при этом обеспечивает львиную долю налоговых поступлений. А половина промышленного производства обеспечивается за счет золотого проекта.
Очень показательно влияние “Кумтора” последние год–два. Начало прошлого года ознаменовалось 20–процентным падением промышленного производства республики: на предприятии молотили бедную руду и пытались проломить пласты льда, из–за чего производство золота значительно снизилось. В 3–4 квартале начали наверстывать упущенное. Минфин весной 2009–го страдал от разрывов в бюджете, на правительственных заседаниях чиновники безрадостно читали свои отчеты, подчеркивая, что их цифры не такие красивые именно из–за бедной руды.
Весной проект ожил после подписания нового соглашения. 13 процентов от валового дохода с 2009 года стало отчисляться в республиканский бюджет, 4 — предназначалось на инвестиции в разведку, 1 — в Фонд развития Иссык–Кульской области. К слову, если с 1998 по 2009 год в областной фонд поступил 101 миллион сомов, то за полтора года после подписания соглашения — свыше 430 миллионов.
Тогда же ситуация стала предсказуемой, и никто уже не набирал себе очки за счет рассуждений о возможной национализации предприятия. Стало понятно, что жизнь проекта можно продлить за счет разведки новых территорий. Поэтому на 2010 год были запланированы огромные капитальные вложения. Уже тогда обозначились производственные показатели. Ожидалось, что в первом квартале 2010–го предприятие будет перерабатывать богатую руду. Кроме того, не могли не радовать биржевые цены на золото. В прошлом году они перешагнули историческую отметку в 1000 долларов за тройскую унцию, а потом опять поползли вверх. В этом году уже даже стало привычным, что цены на драгметалл не опускаются ниже 1200 долларов.

Горе без ума
Самое глупое во всей этой ситуации — вопрос собственности. После подписания нового соглашения Кыргызская Республика — мажоритарный акционер, у которого за пазухой 33 процента акций публичной компании “Центерра”, владеющей “Кумтором”. Корпорация “Камеко”, которая раньше владела наибольшим пакетом акций, вышла из золотого бизнеса в декабре 2009 года. Так что любые претензии мы может адресовать не к виртуальным канадским инвесторам, а к самим себе, точнее, к правительству, которое от своего лица представляет нашу страну в “Центерре”.
Когда летом проводилась донорская конференция, где Кыргызстан ходил с протянутой рукой, никто из наших чиновников не подумал, что у нас активов в “Центерре” более чем на миллиард долларов. Разумеется, их не надо сразу продавать, чтобы залатать бюджетные дыры, но активами можно управлять, извлекать из этого прибыль. И не клянчить деньги у международных доноров в таком количестве.
А на волне повышения стоимости тройской унции растут и акции “Центерры”. В сентябре они поднялись до рекордных 17,72 канадских доллара за акцию, умножьте на 77 миллионов и получите долю КР в деньгах. Два года назад после заявления о возможной национализации проекта за одну ценную бумагу давали всего 90 центов. Вот как аукаются в цивилизованных странах популистские высказывания. Теперь биржевики предполагают, что после забастовки стоимость акций упадет. После закрытия торгов в пятницу за одну акцию давали 16,5 доллара.
Учитывая, что это единственный проект международного уровня, иностранные инвесторы судят по делам на “Кумторе”, стоит ли вкладывать в Кыргызстан. Об этом они неоднократно заявляли на бизнес–форумах, когда шли переговоры правительства по проекту. “Центерра” — единственная публичная компания (акции котируются на бирже в Торонто), где КР является акционером, поэтому иностранные инвесторы также наблюдают, какие движения делает наше правительство и умеет ли управлять таким предприятием. После того как соглашение было подписано, работающие в Кыргызстане представители горного бизнеса решились в 2010 году тоже вложить инвестиции. Правда, после апреля они были заморожены.
После смены власти в апреле, национализации, декретов, ошских событий акция протеста работников предприятия может еще больше ухудшить инвестиционный климат. Хотя, честно признаться, никакого климата в Кыргызстане уже нет.
Самое лучшее, что могут сделать правительственные чиновники, — не вмешиваться и не высказываться относительно ЧП, даже учитывая, что первый вице–премьер (он же председатель совета директоров “Кыргызалтына”) представляет КР в “Центерре”. Для восприятия иностранцев, которые работают по принципам корпоративного управления и живут в рыночной экономике, техническое правительство не обладает стопроцентной легитимностью. Поэтому любая реакция лиц с правовой точки зрения может иметь отрицательные для страны последствия.
Что касается самого Амангельди Муралиева, то его пребывание в совете директоров “Центерры” вызывает определенные вопросы, так как его назначение было осуществлено до окончательного рассмотрения иска, оспаривающего увольнение из состава компании его предшественника. Поэтому ему можно только посоветовать изучить обязанности и ответственность директора по канадскому праву, в том числе в случае конфликта интересов. В противном случае за любое его действие или бездействие в отношении компании он может быть привлечен к ответственности в Канаде.

Лукавый 2010–й
Сейчас чиновники сильно лукавят, говоря о том, как за последние полгода им удается на плаву удерживать экономику. Благодаря проекту мощный рывок в макроэкономических показателях произошел в первом квартале. Дальше экономика двигалась какое–то время по инерции, когда по итогам полугодия выяснилось, что ВВП даже растет, а налоговые поступления не только не отстают от плана, а стали больше. Конечно, если за весь 2009 год бюджет за счет “Кумтора” получил свыше 3 миллиардов сомов, то в 2010–м такой же объем поступлений был перечислен за первые полгода.
Амангельди Муралиев на одном из заседаний заметил, что изменилась структура экспорта. Мол, теперь не такой разрыв между экспортом и импортом. Надо полагать, что наибольший экспорт, как обычно, пришелся… на Швейцарию? Опять же благодаря хорошим объемам добычи золота на месторождении и его высокой стоимости, следовательно, росту экспорта драгметалла “Кыргызалтыном” за границу. Какому–то непонятному улучшению инвестклимата радуются в правительстве, раз с таким энтузиазмом рапортуют, что в 2010 году у нас увеличились капвложения. После того как еще в 2009–м стало ясно, что судьба золотого проекта продлится как минимум до 2018 года, было решено вложить инвестиции. В итоге в этом году выделено 196 миллионов долларов в виде капвложений на покупку нового оборудования и расширение производства. По–видимому, именно эти цифры и были отражены в сухих отчетах госорганов.
В начале мая чиновники делали довольные мины, что в Кыргызстане не все так плохо, хоть и существует огромный дефицит бюджета. Но потом картинка начала резко меняться. ВВП вырос по итогам шести месяцев на 5 процентов, а экспорт увеличился на 36,2 процента. Уже через месяц Нацстатком передал, что за январь–июль 2010 года прирост ВВП составил всего 2,4 процента, а без проекта “Кумтора” — 0,2.
А вот показатели за январь–август совсем не порадовали. Так, ВВП вырос, по итогам 8 месяцев на несчастные 0,3 процента. Без учета золотодобывающего предприятия, представьте себе, наша страна скатилась в рецессию: спад экономики составил один процент. Что же будет по итогам всего 2010 года, ведь, кроме грантов и кредитов, в республиканский бюджет не поступает валюта? Или в нашей стране вдруг откуда ни возьмись завтра запускается другой крупный проект?

  • компетентно
    Бывший член совета директоров “Центерры”, адвокат Алексей ЕЛИСЕЕВ:
    — В новом соглашении по “Кумтору” подробно прописаны разные форс–мажорные обстоятельства. Что там конкретно говорится по поводу простоя?
    — Согласно пункту 1.4.3 (с) соглашения о новых условиях по проекту “Кумтор”, проектные компании (“Кумтор голд компани” и “Кумтор оперейтинг компании”) могут не платить иссык–кульский взнос в размере одного процента от своего валового дохода в случае, если возникнут существенные перебои в функционировании проекта, вызванные неправомерными действиями граждан КР, не являющимися работниками проектных компаний. Именно такую формулировку мы смогли зафиксировать в ходе переговоров с канадскими партнерами для того, чтобы предоставить работникам “Кумтора” право законными способами отстаивать свои права, не нарушая при этом интересов нашего государства. Таким образом, для того, чтобы КОК и КГК смогли обосновать свое освобождение от уплаты иссык–кульского взноса в случае с забастовкой их работников, адвокатам компаний будет необходимо доказать два момента. Во–первых, что эта забастовка организована не самими сотрудниками проекта, а кем–то извне (но гражданином КР). А во–вторых, что такие действия третьего лица носили противоправный характер.
    В соглашении имеются также нормы, предоставляющие проекту право приостанавливать налоговые выплаты при совершении неправомерных действий самим государством. К примеру, если кыргызский суд в нарушение закона откажет в удовлетворении иска КОК, который, как мне известно из СМИ, уже подан компанией к своему профсоюзу, то это может также стать юридическим основанием для задержек выплат в пользу кыргызского бюджета. Дело в том, что, согласно международному праву, акты судебных органов недемократических государств с несправедливой системой правосудия (к числу которых относится, к сожалению, и КР) признаются действиями правительства. Но здесь вновь канадцам придется доказать, что местный суд вынес неправосудное решение.
    По этой причине в результате анализируемой акции протеста наш бюджет лишится значительных финансовых поступлений: просто у проекта не будет никакого дохода, так как продукция во время забастовки не производится. Следовательно, реализации золота и серебра, от которой перечисляются основные налоги, не будет. По крайней мере, не станет в запланированном объеме. В этом случае проект продолжит оплачивать только платежи за землю и доступ, а также предусмотренные соглашением косвенные выплаты, которые будут значительно меньше прямых отчислений от валового дохода.
    — Может ли забастовка быть политической акцией?
    — В нашей стране все, что связано с “Кумтором”, является, к сожалению, политикой. Об экономике в этом вопросе вспоминают очень редко. С учетом того, что сотрудники проекта объективно получают достаточно высокую, по меркам КР, зарплату, а желающих устроиться на работу в КОК всегда много, требования о повышении оплаты труда именно в этот момент действительно выглядят не совсем экономическими. Если же в этой акции будет обнаружено участие третьих лиц, то ее направленность станет очевидной. Напомню, что именно сейчас проект “Кумтор” (наряду с поступлениями от авиабазы “Манас”) стал одним из немногих стабильных и значимых источников дохода государственного бюджета. Лишение бюджета и этой части незаемных поступлений перед зимним периодом может быть также использовано для получения внешними игроками полного контроля над страной.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (4 октября 2010г)

 

 

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: