Skip to content

Трезвой дорогой идете, товарищи! В Киргизии на одно и то же предприятия заводит дело каждый новый генпрокурор

22.10.2010

В 1993 году во время приватизации шампанвинкомбината 20–летний Максим Бакиев и не подозревал, что в 2010–м он будет проходить по уголовному делу относительно сделки 17–летней давности.

Вылез он, купонный аукцион
История предприятия начинается с 1948 года, когда было начато строительство винзавода, впоследствии преобразованного во Фрунзенский шампанвинкомбинат, а затем переименованного в Бишкекский шампанвинкомбинат. Последний же во времена всеобщей приватизации был преобразован постановлением Фонда государственного имущества (ФГИ) от 12 февраля 1993 года в АО “Кыргызшампаны”.
По данным Генпрокуратуры и самого предприятия, тогда 60 процентов акций было у государства, 35 — у трудового коллектива, 5 — у АО “Виноград”. На следующий год акции последнего перешли ФГИ. А в апреле 1995 года Фонд госимущества продал 20 процентов акций АО “Московский комбинат шампанских вин” и столько же молдавской компании “Норок”. Четыре месяца спустя оставшиеся акции ФГИ реализовал на купонном аукционе. В итоге у государства осталось 0,25 процента.
Несмотря на то, что комбинат превратился в акционерное общество, он привык работать по плановой системе, отгружая основную часть продукции в страны бывшего СССР. Но с разрывом экономических связей предприятие не смогло найти новые рынки сбыта. Кроме того, были потеряны связи с поставщиками сырья и комплектующих, находившимися за пределами Кыргызстана. В результате у АО образовалась большая задолженность, и прежде всего перед бюджетом. В 1997 году акционерное общество впервые было признано банкротом по заявлению налоговой инспекции, которой “Кыргызшампаны” задолжало 21,5 миллиона сомов. Просто огромная сумма в те годы. Однако впоследствии банкротство было прекращено, так как руководство предприятия обязалось погасить всю сумму налоговой задолженности.
Однако АО “Кыргызшампаны” не только не смогло погасить старые долги, но и не оплачивало текущие налоговые обязательства. В 1999 году управление по делам банкротства в интересах налоговиков обратилось в суд с заявлением о признании АО “Кыргызшампаны” банкротом. К этому времени задолженность предприятия только перед налоговой инспекцией уже превышала 50 миллионов сомов. 23 июля 1999 года Арбитражным судом Бишкека АО “Кыргызшампаны” было признано банкротом. Общая задолженность перед всеми кредиторами к этому времени составляла 91,5 миллиона сомов. Примечателен также тот факт, что АО “Кыргызшампаны”, понимая всю тяжесть положения, своим ходатайством само просило признать предприятие банкротом.

15 раз отмерь, 16–й отрежь
Процесс банкротства АО “Кыргызшампаны” длился 7 лет. В качестве процедуры специального администрирования была избрана реструктуризация, то есть создание на базе старого предприятия–банкрота новой компании. В результате в апреле 2000 года появилось ОсОО “Шампанвинкомбинат”.
При этом специальный администратор при создании ОсОО “Шампанвинкомбинат”, действуя по своему убеждению, внес в уставный капитал основные средства без учета их износа и амортизации. Кстати, именно из–за этого головотяпства Генпрокуратура многократно возобновляет уголовное дело, в том числе в отношении спецадминистратора. В результате стоимость ОсОО “Шампанвинкомбинат” в размере 82,3 миллиона сомов была изначально завышена. Еще при проведении оценки в 1993 году во время приватизации специалистами было установлено, что износ основного оборудования составлял 80–90 процентов. Если оборудование приобреталось в 1960–1970–х, то здания были построены в 1947–1953 годах. Впрочем, подтверждение завышения стоимости предприятия показали и торги, а точнее, 15 аукционов. В течение трех лет уже второй спецадминистратор не мог продать производство алкогольных напитков.
И лишь на 16 торгах 1 декабря 2003 года предприятие было продано за 34 миллиона сомов ОсОО “Жамайка”. Во время многократно заводимых уголовных дел по поводу продажи предприятия следствие упирало на тот факт, что активы составляли более 82 миллионов, а реализовали его намного дешевле. Хотя на торгах, которые являются рыночным инструментом, а не субъективным мнением отдельного человека, как раз определяется цена. В общем, все было в соответствии с законом. При том, что на момент банкротства только налоговикам и Соцфонду предприятие задолжало почти 62 миллиона сомов.
Существуют также документы, подтверждающие, что все 16 торгов проводились с согласия кредиторов и при участии конкурсной комиссии, куда входили представители налоговой инспекции, местной администрации, Социального фонда, Службы национальной безопасности, управления по делам банкротства и другие госорганы. Пока в течение нескольких лет шли аукционы, само предприятие еле–еле сводило концы с концами.
Но так как оно после продажи все–таки заработало, то Фонд государственного имущества тогда признал, что процедура специального администрирования, проведенная в отношении АО “Кыргызшампаны”, является одной из самых эффективных. Хоть и длилась долго.

Игристое стало коньяком
Теперь предприятие производит коньяк и находится уже не на проспекте Мира. Что касается нового собственника, то он вложил в предприятие три миллиона долларов на ремонт помещений, покупку новой итальянской линии розлива, комплектующих, сырья, фирменного магазина, на запуск цеха по перекурке коньячных спиртов. Предприятие вышло на иностранные рынки (Россия, Казахстан, Израиль, КНР), стало прибыльным. На сегодня это единственный в стране коньячный завод. С 2005 года по настоящее время “Шампанвинкомбинат” и “Кыргыз Коньягы” заплатили в виде отчислений почти 200 миллионов сомов. Кыргызский коньяк завоевывает золотые медали в самых престижных конкурсах.

От Бекназарова до Бекназарова
Когда крупное предприятие развивается, то сильным мира сего это не дает покоя. Крупный бизнес вообще не может существовать, чтобы не договариваться с лицами, принимающими решения в государстве. Так было при Акаеве, потом эстафета перешла Бакиеву, теперь приходится искать “крышу” среди новых правителей. Особенно неизбежность такой “дружбы” характерна для нашей страны, где наблюдается относительный дефицит ресурсов (в смысле — уже действующего бизнеса), из–за чего идет постоянная борьба. Именно поэтому вокруг крупных предприятий, которые можно пересчитать в Кыргызстане по пальцам, снова и снова поднимаются скандалы, как только одна “крыша” сменяется другой.
Так, вопрос с приватизацией и продажей комбината поднимался Азимбеком Бекназаровым еще в 2005 году. Тогда было возбуждено уголовное дело по факту продажи комбината, которое дважды прекращалось, но впоследствии опять возобновлялось. В итоге уголовное дело против специального администратора было доведено до суда. Однако суд его оправдал за отсутствием события и состава преступления.
После апрельских событий этого года “бульдозер революции” опять заявил, что шампанвинкомбинат надо национализировать. Мол, оно тоже имеет отношение к Максиму Бакиеву. Только вот никто до сих пор так и не понял, что того предприятия, о котором идет речь, уже давно нет, его активы поделены на две компании. Это можно назвать давлением и вымогательством, ведь после нескольких фактов заведения уголовных дел черным по белому пишется следующее. Во–первых, с момента приватизации 1993 года прошло уже более 17 лет, а срок исковой давности по Гражданскому кодексу всего три года. Во–вторых, к моменту банкротства компании в 1999 году доля государственного участия составляла всего 0,25 процента. В–третьих, АО “Кыргызшампаны” было ликвидировано и исключено из реестра юридических лиц четыре года назад. В связи с чем пересмотр дел, касающихся АО “Кыргызшампаны”, в гражданском порядке даже теоретически невозможен. Тем не менее каждый раз следователи копают информацию с нуля.
Проверка, проведенная Генеральной прокуратурой уже после 7 апреля, не дала нужных Бекназарову результатов, не нашла каких–либо нарушений при приватизации, процедуре банкротства и продаже комбината, в связи с чем дело по данным фактам было прекращено. О чем имеется постановление от 8 июня. Что примечательно: когда говорилось, что бакиевские активы надо национализировать, то в список объектов попал и шампанвинкомбинат. Хотя Генпрокуратура пыталась доказать, что в середине 90–х предприятие было приватизировано по заниженной цене. А при чем тут тогда экономический “монстр” Максим Бакиев?
Но когда куратора силовых структур и судов начали задвигать во властной вертикали, то дело опять возобновилось. В нашей стране почему–то все зависит не от законов и целой структуры, а от конкретной личности. Теперь Генпрокуратура ищет пикантные факты о бурной полугодовой деятельности Бекназарова.
Предприниматели, которых проверяли после апрельских событий, теперь опять табуном ходят по кабинетам Генпрокуратуры. Следователи сейчас выясняют, с кого из бывших куратор требовал взятки и кто их все–таки дал. И бизнесменов опять хотят использовать в политических целях. Сергей Ибрагимов тут, конечно, не исключение, а подтверждение правила. Просто предприятие его, на которое бы мало кто обращал столь пристальное внимание на просторах другой страны, в Кыргызстане является лакомым кусочком.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (8 октября 2010г)

 

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: