Skip to content

Уход конем, или Что оставят после себя временное и техническое правительства?

22.10.2010

Коллаж Романа БяховаДефицит бюджета, которого никогда не было, рост внешних заимствований, фактически отсутствие инвестиционного климата, снижение ВВП на душу населения и вообще рецессия экономики — эти характерные черты 2010 года могут ожидать нас и в следующем. Кто–то зло шутит про мифические предсказания на 2012 год — о возможном дефолте. Но мы привыкли жить сегодняшним днем, не думая о завтрашнем. А против негативных сценариев уже выработался иммунитет. Кроме того, искать выход, чтобы избежать худшего сценария, после избрания парламента будет поручено, возможно, другим лицам. Так что дефолтное будущее остается только злой шуткой, а пока о насущном.

Сухо и сурово
Когда говоришь, что до апрельских событий экономика росла, потом пару месяцев двигалась вверх по инерции, затем стремительно стала падать, то часто упрекают в ностальгии по прежней власти.
Между тем для прежнего роста была масса объективных причин: работа нескольких крупных проектов, начало деятельности Фонда развития, главное — посткризисное восстановление экономики в Казахстане и России. Так, в первом квартале 2010 года в КР наблюдался рывок после кризисного 2009–го. Ускоренные темпы оздоровления экономики позволили получить следующие результаты: ВВП вырос на 16,4 процента, промышленность — на 82,3, а строительство — на 35,1. Главными факторами роста промышленного производства стал низкий объем производства в прошлом году (в первом квартале 2009–го наблюдался 20–процентный спад), а также увеличение добычи золота на месторождении Кумтор. Рекорды наблюдались и в финансовом секторе: март ознаменовался резким увеличением банковского кредитования и депозитного портфеля. После того как деньги удрали из банковского сектора, нам необходимо более 12 миллиардов сомов, чтобы добиться прежних показателей по депозитам.
За январь–июль 2010 года рост ВВП составил уже 2,4 процента, а без учета предприятий по разработке месторождения Кумтор — 0,2. Как и первые три месяца, локомотивом роста экономики стали промышленность и строительство. Вниз тянули сельское хозяйство и сфера услуг. Такая тенденция наблюдается и по итогам сентября, но только цифры еще более удручающие. Картина с инфляцией, экспортом и импортом наблюдалась более–менее стабильная. Реальный прирост ВВП за январь–август 2010 года — 0,3 процента, а без проекта “Кумтор” мы шагаем по лестнице, ведущей вниз. Спад экономики — один процент, и это еще не предел. Растет инфляция из–за увеличения цен на импортируемые товары.
Снижение роста ВВП по итогам года прогнозируется на 5,6 процента. Сфера торговли и услуг в валовом внутреннем продукте занимает почти половину, и именно там мы видим наиболее заметное ухудшение ситуации. Сокращаются темпы роста в промышленности и строительстве. Спасибо природе, благодаря которой наполнилось Токтогульское водохранилище: у нас увеличилось производство электроэнергии. Согласно прогнозам на 2010 год, ожидаемый рост госинвестиций составит почти 60 процентов за счет внешней помощи, средств Фонда развития и собственных небольших накоплений, а вот частный сектор сократит вливания в экономику на 38,4, что говорит о полном недоверии бизнеса.
Основное негативное влияние на экономику Кыргызстана оказали следующие факторы: политическая нестабильность, экономическая блокада и снижение реэкспорта в связи с началом работы Таможенного союза, срыв проведения весенне–полевых работ, зависимость от сюрпризов с ГСМ, рост цен, особенно обозначившийся осенью. Развитие не будет и дальше наблюдаться на фоне падения инвестиционной привлекательности страны в связи с отсутствием правового государства, бегством людей за лучшей долей на стройки России, нерешаемым вопросом с открытием всех КПП на границе с Казахстаном, запретом на экспорт растительного масла из соседней страны, со снижением урожая пшеницы в РФ и РК, высокими таможенными пошлинами для ГСМ, установленными в Москве. И самое важное — на фоне политической неопределенности. В общем, вся палитра негативных факторов для маленькой и зависимой страны.

Долг платежом страшен
Самая большая проблема этого года — дефицит бюджета. Из мартовского прогноза в 13,5 миллиарда сомов он вырос до 23, а потом дыру ушили до 21,6. Кстати, в 2005 году весь бюджет составлял чуть больше 18 миллиардов. Бешеными темпами увеличивая расходы, Минфин недобирает от налогов огромные суммы. Мы живем не по средствам уже давно, но до такой степени впервые. После проведения донорской конференции, где было заявлено о помощи в 1,1 миллиарда долларов, разумеется, всю сумму сразу мы и не могли получить. Чтобы Кыргызстану все–таки выделили эти средства, выпрошенные на восстановление юга, нам, а потом детям и внукам еще придется долго плясать под дудку кредиторов.
Несмотря на то, что Минфин пересмотрел планы по налоговым поступлениям в казну, и те не выполняются. Дефицит бюджета в 2010 году ожидается в размере 10,5 процента к ВВП. На его покрытие планируется направить из внешних источников 13,7 миллиарда сомов, из внутренних — 7,9. На конференции доноров говорилось, что до конца года нам могут перечислить на покрытие дефицита бюджета 350 миллионов долларов. А запланировано предоставление лишь 118 миллионов. Также рассматривается заявка на получение кредита в 120 миллионов (два месяца назад просили 160) из антикризисного фонда ЕврАзЭС. Но пока этих денег нет, власти не придумали ничего лучше, как проесть российский кредит в 186 миллионов, который ранее числился на счетах Фонда развития и предназначался для приоритетных отраслей экономики, а не для латания дыр в бюджете. Кстати, 1 апреля на счетах Фонда развития в Нацбанке числилось в переводе на доллары 191 миллион с учетом заработанных доходов. Куда делась разница?
В следующем году картина не особо–то изменится в лучшую сторону. Российский кредит, предназначенный на инвестиции, быстро иссякнет. Кстати, одна и та же сумма у нас называется то средствами российского кредита, то инвестпортфелем Фонда развития, то деньгами резервного фонда временного правительства. Прогнозы на 2011 год пугают своими цифрами. На финансирование госаппарата предусмотрено 17,5 (!) миллиарда сомов. А не жирно ли кормить нищей стране столько чиновников? Силовому блоку планируется выделить почти 9 миллиардов. Вот если бы деньги госорганам давались в зависимости от эффективности, а результатами деятельности те же силовики похвастаться не могут, то расходы бы значительно сократились. В общем, дефицит бюджета в следующем году ожидается в размере 20,5 миллиарда сомов. Из них для покрытия этой денежной бездны из внешних источников планируется привлечь почти половину. Разумеется, в основном заемных средств, которые придется не только отдавать, но и платить проценты за обслуживание. Непокрытыми остается 8,7 миллиарда сомов. В смысле их взять просто негде. Лучше всего было бы сократить финансирование госаппарата, потому что он столько не зарабатывает, сколько тратит. Но на такие жертвы госорганы идут с трудом.
Социальные расходы увеличиваются, доходная часть не растет такими же темпами из–за проблем с реэкспортом, пострадавшего местного бизнеса и снижения покупательной способности населения, а также отсутствия нормального потока инвестиций. В таких ситуациях государство часто идет на повышение налогов и пытается уговорить Нацбанк распечатать свои резервы. Трансферты мигрантов, где наблюдается рост, станут одним из основных источников поступления валюты, кроме грантов и кредитов. Если не начнет заметно улучшаться ситуация с депозитами, а качество кредитного портфеля банков ухудшится, то это может привести к проблемам с ликвидностью и пополнением ресурсной базы. Чем это грозит? Нехватка ликвидности отражается на ставках межбанковского рынка, что в свою очередь давит на стоимость заемных средств на внутреннем рынке для финансирования бюджета, а также на кредитные ставки. Их увеличение, конечно, отрицательно скажется на экономическом росте.

Миссия невыполнима
Минэкономрегулирования составило прогноз развития КР на 2011–2013 годы. Уже 20 лет госорганы надеются, что с месторождений Джеруй и Талды–Булак Левобережный выйдет первый слиток золота. Увы. Рассчитывают там и на другие инвестиционные проекты. В следующие три года рост ВВП прогнозируется на уровне примерно 6–8 процентов. Это означает, что кыргызстанцы улучшения жизни в принципе почувствовать не могут, так как среднемесячная зарплата увеличится к концу трехлетки до смешных уже сегодня 10,5 тысячи сомов, а ВВП на душу населения до 1281 доллара в год. Для сравнения: в африканской Гане этот показатель более 1500 долларов, а в Танзании — 3500 баксов на нос. Чтобы экономическое развитие было заметным, нужно увеличивать ВВП на 15 процентов ежегодно. И сравнивать себя с соседями в процентном отношении совсем неуместно, потому что в реальном выражении рост доходов населения в Казахстане на один процент означает сотню долларов, а у нас десять.
При том, что сейчас совсем не до смеха, на правительственных заседаниях мы слышим смешные вещи. То вместо ликвидированного Фонда развития надо создать банк, то вместо упраздненного ЦАРИИ — агентство по инвестициям, так как министерства привлечением денег в страну не занимаются. Хотя у них вообще обязанность другая: создать железобетонную правовую базу, чтобы бизнес сам пришел.
Судя по последнему сбору чиновников, улучшение свойств почвы — наша первостепенная задача, которой должен озаботиться Минсельхоз. Нынешние принципы работы аграрного министерства ну никак не могут поднять сельское хозяйство. Если бы госслужащие строем вышли на поля с тяпками, лопатами, толку было бы больше. Песни про развитие энергетики при отсутствии инвестиций вообще комментировать даже не хочется. Хватает того, что у нас, судя по заявлениям Минэнерго, половину себестоимости тарифа на электроэнергию покрывает государство. Хотя субсидирования тарифов из бюджета не было никогда: у нас государство живет за счет энергетики, а не наоборот. Предложения из уст первых лиц государства по развитию горнодобывающего сектора вызывают шевеление волос на головах инвесторов. Звучат бредовые идеи то про запрет на продажу лицензий, то про запуск золотых месторождений весьма странным способом.
В ответ на критику предпринимателей вице–премьер Жанторо Сатыбалдиев ответил, что правительство на самом деле опоздало со строительством жилья. Хотя под пространным понятием “правительство” по идее должен подразумеваться он сам, так как Сатыбалдиеву дали пост главного “восстановителя юга”, чтобы тот все начал вовремя.
При этом первый вице–премьер–министр Амангельди Муралиев так отчитывает руководителей госорганов, ожидая от них предложений по социально–экономическому положению в стране, как будто те могут что–то сделать. Когда один документ согласовывают сотни людей, смысл текстов меняется на прямо противоположный. В госорганах же не могут предложить своим начальникам помолчать, не подписывать кипы бумаг и вообще уйти с поста, чтобы не мешать тому самому социально–экономическому развитию. Пока самой здравой идеей был отказ от служебных машин главами Минфина, Минэкономрегулирования и Счетной палаты. На этом удастся сэкономить немного, но вот если весь кабмин и 120 новых депутатов станут пользоваться машинами за свой счет, ездить в командировки и прочие расходы возьмут на себя, то будет просто замечательно.
К сожалению, правительственные меры по улучшению экономического положения — ложка меда в бочке дегтя. И то, что сейчас набедокурили два правительства, придется расхлебывать несколько позже. С них взятки гладки, ведь их названий — с определениями “временное” и “техническое” — даже нет в системе госорганов, так что и спрашивать не с кого.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (8 октября 2010г).

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: