Skip to content

Госохрана: между судом и трибуналом

03.11.2010

Проработавший много лет в Службе государственной охраны (СГО) офицер рассказал “Вечернему Бишкеку” на условиях анонимности о событиях 7 апреля и поделился своим мнением о коллегах, обвиняемых в расстреле митингующих.
—Когда мы пришли к восьми утра на работу, нам сразу выдали оружие и камуфляж. Возле “Форума”, где начались беспорядки, меня не было, поэтому о происходящем в том месте не хотел бы говорить. Мы обедали, когда по рации объявили срочный сбор. С сослуживцами находился до полуночи в Доме правительства. Стянуты были все силы, кроме дежурной смены, которая обеспечивала охрану президентского кортежа. После того как немирно настроенные митингующие пришли на площадь, сотрудники СГО стояли в оцеплении около “Белого дома” или находились на первом этаже.
Наверху были снайперы, которые после обеда, примерно около четырех часов дня, въехали на территорию на бусе и прошли в здание через вход со стороны парка имени Панфилова. Не знаю, сколько их было человек и кто они, но точно не наши ребята. У меня нет уверенности, но, скорее всего, снайперы появились в “Белом доме” по приказу Жаныша Бакиева.
Жаныш Бакиев, Данияр Усенов и Бакыт Калыев покинули Дом правительства в 23.30. Президент выехал из “Белого дома” раньше. В 20.00 самолет с ним на борту сел в Оше. Вечером узнали, что сотрудники ГСНБ уже “легли” под нового руководителя Кенешбека Душебаева. Жаныш Бакиев перед отъездом приказал, чтобы мы сдали оружие и уходили. Я сдал свой автомат в дежурку, которая находилась в здании Национальной гвардии. Но некоторые сослуживцы оставили оружие в стоявшей на территории Дома правительства машине скорой помощи. Когда же туда проникли мародеры, то и оружие забрали. Так что неизвестно, где оно может выстрелить.
Помимо того, что еще на Алма–Атинской (нынешняя улица Шабдан баатыра) было захвачено оружие, у митингующих имелось на руках собственное. Кроме того, на площади с двух тонированных джипов раздавали стволы, о чем доложили коллеги, пока мы стояли в оцеплении.
Днем толпа ломилась непрерывно. Все, кто стоял в оцеплении, были свидетелями того, что эти люди невменяемые. Они перли и перли без какого–либо страха. Существует секретный указ президента № 505 о стратегических объектах, в число которых входит и Дом правительства. При проникновении туда мы обязаны его отстаивать. Да, приказ стрелять на поражение был отдан нашим командиром в соответствии с президентским указом. Но по нам тоже стреляли с площади, мы видели оружие у людей в руках. Кстати, тогда погиб один наш прапорщик, который находился около ворот. Но об этом никто не говорит.
В основном толпа атаковала восточную часть здания — с той стороны, где находился институт президента. Помню, как один из “мирных демонстрантов” выстрелил из “мухи”, но так как она была повернута в противоположную от здания сторону, то залпом уложило несколько человек, стоявших за стрелявшими. Когда на машине таранили ворота, сидевший за рулем пьяный водитель, пока разворачивался, тоже сбил несколько человек. Помните, показывали, как одна из машин, пытавшаяся пробить ворота, загорелась? Так вот, водитель ехал задом, но при этом получил пулю в лоб. То есть стреляли не со стороны Дома правительства.
Сейчас говорят, что нельзя исполнять преступные приказы. Но ведь это ерунда. Преступных приказов не может быть! Вся система “в погонах” построена по принципу единоначалия, когда приказы исполняются, а не обсуждается их правомочность.
А как следствие определило, что стреляли именно семеро обвиняемых снайперов? Представьте, что из тела извлекли пулю и есть винтовка, откуда она вылетела. Оружие записано на конкретного человека, который ранее расписывался в регистрационной книге. В таком случае можно установить, кто именно стрелял в людей. А 7 апреля получилось, что мертвые люди есть, а оружия, из которого они были убиты, нет. Баллистическая экспертиза оружия, которое было на руках сотрудников СГО, проведена, но не установлено, что кто–то из него был убит.
Повесив обвинение на людей, чья вина не доказана, временное правительство, которое пришло к власти в результате силового захвата, пытается снять с себя ответственность за жертвы. Из обвиняемых трое вернулись из Африки в первых числах апреля. Тогда встал вопрос, что с ними делать, не увольнять же. Формально оформили их как снайперов, но оружие за ними еще не закрепили. Хотя для предъявления обвинения нужны труп, пуля и оружие.
Сейчас военные деморализованы. Их начинают прессовать за то, что они исполняли приказы. Придут следующие власти и также начнут наказывать. Зачем же тогда служить таким начальникам? Например, 24 марта 2005 года сотрудники других силовых структур нас кинули. Первых лиц государства мы одни вывезли в целости и сохранности, а это наша основная обязанность. 7 апреля к Дому правительства стянули милицию, прислали молодежь из военного лицея, но без патронов. Тем не менее и в этот раз мы выполнили свою главную обязанность — обеспечили охрану главы государства и его семьи. Представьте, что Бакиев бы остался на посту, а сотрудники СГО сбежали. Нас бы всех отдали под трибунал.
А кто теперь будет охранять нынешних правителей, если опытные офицеры подали рапорты об увольнении, а на их место набирают непонятно кого? Сейчас вряд ли кто станет стрелять, если какие–нибудь новые оппозиционеры решат сменить власть в стране. Кому надо себя подставлять? Зато политики окружили себя собственной охраной.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (3 ноября 2010г).

 

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: