Skip to content

Жертвы дворцового переворота. Почему временное правительство боится «Альфу» и госохрану?

08.11.2010

Чем ближе дата суда над людьми в погонах, которые якобы расстреливали народ 7 апреля на площади, тем больше эта тема вызывает споров в среде силовиков и обывателей. Можно ли наказывать солдата за исполнение приказа? Зачем нужно однобокое следствие и показательный суд? Не пошатнет ли сие действо устои государственности? Генерал ГСНБ Артур МЕДЕТБЕКОВ, политолог Токтогул КАКЧЕКЕЕВ, проходящий по делу обвиняемым командир спецназа “Альфа” Алмазбек ДЖОЛДОШАЛИЕВ, глава правовой клиники “Адилет” Чолпон ДЖАКУПОВА и адвокат Артем ИВАНОВ считают, что знают ответы на эти вопросы.

Следствие ведут чудаки

“ВБ”: — Как шло расследование уголовного дела по событиям 7–8 апреля?

ИВАНОВ: — Прежде всего обвиняемые подверглись необоснованным арестам. По большому счету арестовывали тех, кто, не чувствуя своей вины, остался в Кыргызстане. Потому и возмущал процесс, когда Первомайский суд буквально штамповал постановления об избрании меры пресечения. Впоследствии Бишкекский городской суд их отменил.
Кроме того, было вынесено постановление о подготовке к судебному разбирательству, извещены все участники процесса. После этого по непонятным причинам и в нарушение норм Уголовно–процессуального кодекса дело возвращается в органы прокуратуры на основании письма надзорных органов. Ряду лиц перепредъявляется обвинение, из–за чего положение обвиняемых ухудшилось. Теперь следователи торопят адвокатов, чтобы они за один день ознакомились с 60 томами уголовного дела. Полагаю, что это происходит не без влияния определенного круга лиц, которым не важно, объективно ли будет рассмотрение.

ДЖОЛДОШАЛИЕВ: — Мне кажется, проблема намного глубже, следователи глядят на ситуацию поверхностно. В рассмотрении уголовного дела нет объективности: нашли одну сторону и видят в ней преступников, хотя это еще должен доказать суд. Но многие вещи даже не рассматриваются. Например, на территории “Белого дома” было утеряно много оружия. Где оно? Если баллистическая экспертиза всего оружия правоохранительных органов (а его около двух тысяч единиц) показывает, что оно “чистое”, возникают вопросы: кто стрелял? почему пропавшее оружие никто не ищет? Возможно, пропавшие стволы использовали, но эти факты также должны были быть включены в рассматриваемое уголовное дело.
Кроме того, не соответствует действительности количество жертв: 7–8 апреля погибших и раненых привозили в больницы со всего Бишкека, а преподносилось, что все они доставлены с площади. По идее должны быть свидетельские показания врачей и тех людей, кто привозил в больницы пострадавших. Изучая материалы, мы установили, что несколько человек было доставлено с разных концов города, от магазинов “Народный”.
То, что случилось 7 апреля, трагедия. Но нельзя делать из военнослужащих преступников, а с другой стороны, героев. Да, это трагедия народа, но народ разделять нельзя.

МЕДЕТБЕКОВ: — Военные — самые законопослушные люди. Если мне не изменяет память, то 17 мая в отношении сотрудников “Альфы” было вынесено постановление об аресте. Когда же власти на следующий день узнали, что намечается митинг сподвижников Усена Сыдыкова и Исхака Масалиева, то альфовцев оставили на свободе. А постановление уничтожили, как будто его и не было. Потом спецназовцев использовали для задержания банды Зикирбаева, для участия в мероприятиях по обеспечению безопасности на юге, для подавления митинга Урмата Барыктабасова. Когда закончились события, которых власти боялись, с альфовцами опять начали разбираться.

ДЖАКУПОВА: — Можно говорить не только о политическом заказе, но и о том, как его отрабатывают. Судебный процесс собираются проводить во Дворце спорта — еще бы в здании цирка организовали! Просто удивляюсь, какие фантазеры сидят во временном правительстве. А как пишется постановление о привлечении в качестве обвиняемых? Это документ не юридический, а созданный для подобного рода шоу. Мы ведем длительную переписку с Генеральной прокуратурой и получаем в ответ такие перлы, что их читать невозможно.
Временное правительство прекрасно понимает ситуацию: вроде бы не хочет привлекать к ответственности военных, но в то же время находится под давлением пострадавших. Надо осознавать, что проблема властей заключается не в незнании законодательства, а в непонимании простых истин: закон — это справедливость. Если он не основан на установлении истины, то речь идет о несправедливости. И уголовное дело против спецназовцев — яркое свидетельство торжества несправедливости!
Людей назначают виновными. Сначала таковыми сделали военных, но есть понимание, что спецназовцы “Альфы” и сотрудники госохраны нужны власти. Тем более мнение общественности однозначно на их стороне. И дабы чего не случилось, виновными назначили другую группу лиц — нескольких бывших высокопоставленных чиновников. Все происходит с грубейшими нарушениями.

Не виноват? Все равно ответишь!

“ВБ”: — А был ли митинг мирным, раз почти три десятка человек обвиняют в расстреле демонстрантов?

МЕДЕТБЕКОВ: — Не вижу между митингом 7 апреля около “Форума” и акцией Барыктабасова никакой разницы. Оба раза заявлялось, что шел мирный митинг, а потом у его участников находили оружие. В обоих случаях военные одинаково исполняли свой долг. Но в одном они оказываются виноватыми, в другом являются героями.
Здесь просто разный подход к одной ситуации. После 7 апреля к власти пришли всем известные люди, у которых началась эйфория, и они принялись направо–налево без оснований махать шашкой. В эту мясорубку и попали сотрудники “Альфы”. Как уже неоднократно говорилось, экспертиза не доказала, что кто–то был убит из оружия бойцов “Альфы”.
Временное правительство откровенно признавалось: “Приведите нам Мурата Суталинова, и мы отпустим нынешних подсудимых”. Но вина бойцов не доказана, можно ли вообще торговаться?! Подобные вещи у нас заявляют высшие руководители страны!
Анализируя ситуацию в Кыргызстане, сравниваю ее с Таджикистаном 90–х годов. Я там был и прекрасно помню, что все началось с банальной истории. В Таджикистане действовало спецподразделение типа “Альфы”, в отношении которого начались гонения, будто его бойцы неправомерно применили оружие. Мирные граждане разоружили батальон, после чего началась 7–летняя гражданская война, в результате которой, только по официальным данным, погибли 150 тысяч человек. Тогда на какой–то момент военные были деморализованы самими властями. То же самое мы наблюдаем в нашей стране в течение полугода. Прошли кровавые апрельские, майские, июньские события. Наступая на те же грабли, власти могут только лишь увеличить масштабы трагедии.
Это уголовное дело будет дополняться другими свидетельствами. В Доме правительства 7 апреля находились не только сотрудники СГО и “Альфы”, но Министерства обороны, ГСНБ, МВД. Представляете, если еще им начнут предъявлять обвинения? Последствия будут плачевными. Где гарантия, что остальные военные в знак солидарности не выйдут на улицу в поддержку обвиняемых сослуживцев? По каким законам нам жить? По понятиям? У кого больше толпа, тот и хозяин?

ДЖАКУПОВА: — Генерал, мы так уже живем.

МЕДЕТБЕКОВ: — Сейчас еще более–менее нормально. Вот в Таджикистане в 90–е у кого было больше людей и оружия, тот становился хозяином положения. У нас сами власти толкают военных на такой шаг. Если обвиняемых осудят, есть ли уверенность, что это не всколыхнет их сослуживцев? Нужно тщательное расследование происшедшего. 7 апреля были как заказчики, так и исполнители из зондеркоманды Жаныша и Максима Бакиевых, которые имели подпольную группу бойцов. Может, кто–то из них находился в толпе? Есть свидетельства, что некоторые были ранены не на площади, но отнесены к жертвам. Также оружие применяли необученные митингующие. Не умея им пользоваться, они могли увеличить число жертв. На видео заметно, как несколько десятков молодых парней в масках из толпы стреляли в сторону “Белого дома”.

“ВБ”: — Не опасаетесь провокаций во время судебного заседания?

ДЖАКУПОВА: — Конечно, я этого боюсь. Зачем в такое неспокойное время давать повод для возникновения провокаций? Провокаторов надо искать среди фантазеров, сидящих в здании Жогорку Кенеша. Их там так много, что стабильностью в нашей стране даже не пахнет. Они целенаправленно разрушают органы, которые должны обеспечивать защиту граждан. Сначала измывались над органами внутренних дел, теперь принялись за ведомство. Просто поражаюсь терпению сотрудников ГСНБ! “Альфа” — самое боеспособное подразделение в Кыргызстане, за плечами ее сотрудников самые громкие спецоперации, в том числе после смены власти 7 апреля. И временное правительство держит их под арестом, играет на нервах людей в погонах и не боится.
Зато стоило мэру Оша Мелисбеку Мырзакматову подать голос на митинге, как коленопреклоненные члены временного правительства во главе с вице–премьером помчались на юг, а потом торговались за должность. Происходящее наглядно демонстрирует, насколько власть заинтересована в защитниках и в стабильности в стране.
Не знаю, кто нас, граждан, будет защищать. Сейчас тех, кто способен это сделать, пытаются добить. Я в этом прямо обвиняю власть. Главные враги Отечества оказались руководителями обвиняемых военных.

МЕДЕТБЕКОВ: — 6 апреля вечером из Таласского УВД исчезла 731 единица оружия. А на следующий день начинается митинг в Бишкеке. Где похищенное в Таласе оружие находилось 7 апреля? Кроме того, много стволов отобрали у военных у здания “Форума”. Назад же мало что вернули. Исчезло оружие и во время июньских событий на юге. Разве можно быть спокойным, когда на руках у населения столько смертельных “игрушек”?
Есть ли стопроцентная уверенность, что кто–нибудь не выстрелит или не бросит гранату во время судебного процесса во Дворце спорта, куда вмещается две тысячи человек? Кстати, крыша здания находится в аварийном состоянии. Знаю об этом от человека, который проектировал данное здание. Он утверждает, что входы давно пора закрыть, дабы не пускать туда людей, и начать немедленную реабилитацию кровли.
Хочется только предложить, чтобы власти отказались от идеи проведения там заседания, а также поменяли меру пресечения в отношении сотрудников “Альфы”. Если нет доказательств вины, то надо искать виновных, а не идти на поводу у эмоций. Если из обвиняемых сделают козлов отпущения, а настоящие убийцы останутся на свободе, то грош цена такому судебному заседанию.

Власть боится «Альфу»?

“ВБ”: — Но военные обязаны охранять объект и подчиняться приказу. Действительно ли люди, которые, согласно уставу, защищали действующую на тот момент государственную власть, должны нести ответственность?

КАКЧЕКЕЕВ: — Сегодня происходит насилие над законом, иначе не назовешь. В соответствии с уставом, который известен всем силовым структурам, военнослужащий обязан при выполнении задач без предупреждения применять оружие. Если же обратиться к законам “О национальной безопасности” и “Об органах внутренних дел”, там тоже написано, что нужно стрелять.
Ведь революционеры не послали уведомления, что власть будет за ними и, мол, пусть военные не применяют оружия. А после 7 апреля Роза Отунбаева говорила, что с крыш из снайперского оружия палили лица кавказской национальности. Вот пусть их и ищут. Во всем мире считается, что жизнь военных на алтаре Отечества, потому что они до последней капли крови защищают закон, а закон защищает их. И позволяет стрелять при угрозе жизни, захвате особо важных объектов, к которым относятся госучреждения.
Военные выполняли свои обязанности, а их сегодня третируют и намерены отдать на заклание. Потому что власти боятся сотрудников “Альфы” — в течение двух десятилетий эти бойцы постоянно повышали квалификацию. Они прошли огонь, воду и медные трубы. Это единственное боеспособное подразделение, которое всегда защищало элиту нашей страны. Уверен, эти люди незаконно привлекаются к ответственности, потому что нарушены процессуальные нормы.
Закон защищает действия сотрудников спецназа и СГО. У нас произошел дворцовый переворот. Власти говорят, что оружие 7 апреля захватили преступные элементы. Извините, но если сегодня уже бывшие оппозиционеры пригласили на митинги в том числе преступных элементов, то криминал и будет в центре событий. Да, Бакиева никто не любил, но действие по осуществлению государственного переворота подпадает под тяжкие статьи уголовного и международного права.
Можно привести жестокий пример из истории, говорящий, что законы войны отличаются от гражданских. Когда десантный батальон обстреливал Дом правительства в Москве, ему кто–нибудь слово сказал? Когда же речь идет о революции, то если помыслы чисты, нужно и поступать великодушно, защитив людей, в какую бы коллизию они ни попали. Как раз такой момент наступил. Причем несправедливое обвинение нужно убрать еще до суда за недоказанностью. Или же новый парламент должен принять закон о том, что в случае появления на площади более 500 человек военные обязаны сдать оружие в казарму и разойтись. Пусть демократы от демократов себя сами защищают.

ДЖАКУПОВА: — А еще лучше в кобуре цветочки носить…

МЕДЕТБЕКОВ: — Или законодательно закрепить, чтобы во время разгона митингов использовалось только травматическое, а не огнестрельное оружие.
Весь личный состав обязан исполнять приказ. Если законность приказов поставить под сомнение, то тогда никто не будет защищен. Сейчас временное правительство тоже защищают военнослужащие. Но расстрелу людей 7 апреля власти пытаются придать политическую окраску, выставив спецназовцев убийцами.

Сквозь призму однобокости

“ВБ”: — Можно ли дать происходящему юридическую оценку?

ДЖАКУПОВА: — Рядовые граждане должны понять: дело в отношении “Альфы” и сотрудников СГО — лакмусовая бумажка, чтобы определить, кто в нашей стране чем движим. Алмаз Джолдошалиев уже стал живой легендой силовиков. Он олицетворяет силу, это его профессия. И если в отношении него позволяют себе такое, представьте, что приходится испытывать обычным людям! Мы постоянно сталкиваемся с тем, что любого человека можно сделать убийцей, насильником, вором.
Разбирательство с “Альфой” — не только дело правоохранительных органов и военных, оно имеет государственную важность. Речь идет о сохранении госинститутов и устоев государственности. Закон не просто позволяет военным применять оружие при нападении на стратегические объекты, он обязывает их это делать. А если бы 7 апреля закончилось пшиком и переворот не удался, знаете, за что сел бы Джолдошалиев? За бездействие!
Ведь следствие намеренно умалчивает, что, когда 17 тренированных и вооруженных до зубов бойцов “Альфы” были у “Форума”, ни одного раненого или убитого среди митингующих не было. Это говорит о том, что люди в форме не стреляли в граждан. И за то, что у “Форума” Джолдошалиев этого не сделал при неудачном для временщиков раскладе, он сел и опять оказался бы крайним.

МЕДЕТБЕКОВ: — Я бы добавил, что предстоящий суд деморализует всю военную и правоохранительную систему. Был свидетелем, как во время событий в Маевке временное правительство 4 часа заседало, решая, применять ли оружие против преступников. То же самое было 11–13 июня в Оше. Люди в форме не знали, что делать: если начать стрельбу, не попадут ли они завтра, как сотрудники “Альфы”, за решетку? Это была полная деморализация всего воинского контингента. Поэтому–то и произошли трагические события в Маевке, Оше, Джалал–Абаде.
Прокуроры говорят, что бойцы должны были думать, применять ли оружие, исходя из политической обстановки. Видимо, они сами не служили, не нюхали пороху. И не знают, что приказы не обсуждаются, а выполняются. Если каждый солдат станет обсуждать приказы, боевые задачи не будут исполняться, наступит хаос.
Ни по факту избиения бойцов возле “Форума”, когда у них отобрали оружие, ни по отношению к гибели сотрудников МВД и Минобороны, ни по захвату БТР, из которого стреляли, уголовных дел возбуждено не было. Сожгли Генпрокуратуру, Первомайскую налоговую, разграбили несколько десятков торговых точек и коммерческих структур — опять–таки ни одного разбирательства не проводилось. Никто за это не понес ответственности, ущерб не возмещен. А сколько людей там пострадало? Возможно, больше, чем на площади.
Нет справедливости и равноправия. Если мы строим демократическое государство, власти должны смотреть на деяния обеих сторон! Не может быть все время виновата только одна сторона.

“ВБ”: — Насколько, на ваш взгляд, целесообразно проводить судебное заседание во Дворце спорта?

ИВАНОВ: — В свете происшедших событий на юге стало ясно: государство не в силах обеспечить безопасность. В процессе по событиям 7 апреля задействовано 28 обвиняемых и свыше 400 потерпевших: это родственники 77 погибших на площади и множество раненых. На столь резонансное заседание соберутся близкие каждого потерпевшего, журналисты, зеваки. Говорят, что Дворец спорта вмещает более 2 тысяч человек. Извините, у нас такое число людей революцию на площади делают! Неминуемо будет присутствовать направленная агрессия. Как сдержать такую толпу?
Мы также видим, как ведется следствие. Предъявляются абсурдные обвинения, адвокатов торопят: мол, быстрее знакомьтесь с материалами дела. Обвинять солдата в исполнении приказа — это самое абсурдное, что можно себе представить. Моей подзащитной Оксане Малеваной и вовсе вменяют, что она якобы настаивала на введении чрезвычайного положения. У нас временное правительство хочет — вводит его на день, хочет — отменяет, когда ему угодно. И ничего. Даже не сомневаюсь, что на процессе будут иметь место административный ресурс и политическое давление.

КАКЧЕКЕЕВ: — Наша сегодняшняя власть похожа на маленького мальчика, который играет с факелом в пороховом складе. Она никак не может понять, с чем имеет дело, над кем издевается. Могу сказать, почему не возбуждаются уголовные дела по беспорядкам 7 апреля — тогда появится вопрос о подстрекателях. А это кто? Временное правительство, революционеры. Потому никогда таких дел не будет, ибо действия временного правительства окажутся обозначенными в Уголовном кодексе, а действия военнослужащих записаны в законе как правомерные.
Советская власть, когда сломали Берлинскую стену, заявила Германии: “У нас погибли 30 миллионов солдат, мир их праху, горе мы вам прощаем”. Так было решено. И родители погибших на площади 7 апреля простили бы солдат. Почему этого нет? На меня лично было заведено 19 уголовных дел по итогам ошских событий 1990 года, но тогда была твердая власть, действовали законы. Было признано, что мы выполняли свой долг, мы присягали. И вся страна знала, что действия силовиков были правомерными.

Кто радел за беспредел?

“ВБ”: — Не превратится ли процесс в эксцесс?

ДЖАКУПОВА: — Обычная человеческая справедливость требует, чтобы мы наконец сказали внятно: кто для нас наши военные и какие правила должны для них действовать. Получается, что при любом раскладе они всегда оказываются крайними. Кто же будет тогда защищать закон? Адвокатов сейчас милиция в судах не защищает — она боится.
У меня складывается впечатление, что генеральный прокурор требует от человека при исполнении давать политическую оценку событиям и приказам, прогнозировать исход событий. Давайте тогда дадим оружие нашему политбомонду, пусть защищает сам себя и нас всех.

КАКЧЕКЕЕВ: — Государственный переворот сегодня стоит 500 тысяч долларов и 6 тысяч молодчиков. Все! А представьте, во Дворце спорта все это уже будет, да еще задействуется огромное количество пропавшего оружия. Кто будет нести ответственность за чрезвычайную ситуацию? За ошские события этого года никто ее так и не понес. Хотя губернатор, руководители территориальных администраций обязаны были ответить. Почему при наличии 2 тысяч милиционеров в Оше не нашли причин для введения чрезвычайного положения и предотвращения бойни?
Узбеков и кыргызов заставили убивать друг друга — за это нужно ответить. Я бы хотел услышать в отчете ВП, что его члены виноваты и просят прощения за то, что не сумели обеспечить общественный порядок и безопасность граждан при наличии сил и средств. Суд над “Альфой” скроет истинных виновников, выставив военных козлами отпущения. Сегодня происходит раскол между силовыми структурами и гражданским обществом, а это самое страшное.
Еще интересный вопрос. Сегодня все хотят быть героями, получить миллион и медаль революционера. А присутствуют ли в парламенте истинные революционеры? Нет. Сегодня члены ВП морально виновны больше альфовцев и просто обязаны прекратить устроенное ими судилище.

ДЖОЛДОШАЛИЕВ: — Процесса как такового не должно быть. Это не только вопросы безопасности, здесь масса вопросов. Временное правительство дало политическую оценку событиям, не указывая, что на самом деле произошло. Понятия “революция” в законе нет, в Конституции не прописано, как действовать силовикам во время революции или при силовом захвате власти. Может, новый парламент это пропишет, тогда люди в погонах будут знать, что делать при совершении революции.
Насчет места проведения процесса. В приватной беседе с одним из членов ВП я сказал: “Суд, что вы хотите провести, — Нюрнбергский процесс. С учетом числа потерпевших и обвиняемых вам придется снять Дворец спорта, поставить между сторонами батальон милиции, заблокировать входы — тогда более или менее вы сможете обеспечить безопасность”. Я так понимаю, мою “рекомендацию” приняли к сведению!
В прокуратуре нас, с одной стороны, успокаивают, что будут предприняты все меры безопасности. С другой — говорят, что суд должен состояться. Мол, ничего страшного, всех нас когда–то закрывали–выпускали. Это наводит на мысль, что виноватых уже определили. В процессе разговора мы слышим: “Возможно, вас амнистируют”.

ИВАНОВ: — Чтобы быть амнистированным, нужно признать свою вину.

ДЖОЛДОШАЛИЕВ: — Я и мое подразделение не считаем себя виновными, чтобы подпадать под амнистию. Мы действовали в рамках закона, устава и принятой присяги, ни на секунду за эти пределы не вышли. ВП считает, что не должна повториться ситуация, как в аксыйских событиях — все должны пройти через суд, который определит виновных.

МЕДЕТБЕКОВ: — Власти боятся, что ныне объединившиеся семьи погибших заявят: “Вы на могилах поклялись: виновные в гибели людей будут наказаны”. Альфовцев используют в качестве пугала, говорят, что они стреляли, они виновны. Дабы временно или навсегда закрыть данную тему.

“ВБ”: — До следующей смены власти?

ИВАНОВ: — Конечно, тогда обязательно проведут пересмотр уголовных дел!

Униженные и оскорбленные

“ВБ”: — Какое значение для государства может иметь предстоящее судилище?

КАКЧЕКЕЕВ: — Мне всегда больно, когда оскорбляют армию или унижают закон. Мне больно, когда топчут достоинство моего народа и моего государства. Артур (Медетбеков. — Авт.), нам нужно взять пример у неправительственных организаций и создать общевоинский союз защиты чести страны. Тогда такого бесчинства разномастных людей, которые издеваются над государством, не будет. Хочу, чтобы Кыргызстан стал символом порядка, справедливости и железной воли, тогда он начнет процветать. Мне в этом смысле очень импонирует Кемаль Ататюрк…

МЕДЕТБЕКОВ: — Да, турецкий лидер… Он просто сказал гражданским: “Если будете хулиганить, на вас найдется управа!”.

КАКЧЕКЕЕВ: — Так точно. Ситуация внешняя и внутренняя усугубляется, сегодня актуален принцип “защити себя сам”. Только военные видели многое и способны к здравомыслию. Сегодня Кыргызстан не входит ни в какие рамки законности. Власть, начиная с Акаева, презрительно относится к силовикам — замораживает им пенсии, судится с ветеранами. Это же ужас…

“ВБ”: — В Эстонии перенос памятника русскому солдату сопровождался массовыми беспорядками, у нас они тоже имели место. Но в Прибалтике были найдены и наказаны все до единого мародеры и люди, поднявшие руку на человека в форме. В политическую плоскость никто проблему не переводил…

ДЖОЛДОШАЛИЕВ: — Во всем надо отталкиваться от законности. Как в отношении гражданского сектора, так и военнослужащих. Маленький пример: мне довелось говорить с обычными людьми, которые, как нынче модно выражаться, сделали эту революцию. Они говорят: “Мы пришли на площадь с вашим оружием, забрали его у вас у “Форума”. Мы стреляли в “Белый дом”, оттуда стреляли в нас. Это была война”. Они признают, что готовы были с нами расправиться. Но при этом рассказывают, что не хотят показательных судилищ, им нужна справедливость.
Среди них тоже есть здравомыслящие люди, которые многое понимают. Они знают, что, согласно букве закона, с привлечением к ответу нас нужно задаваться вопросом об ответственности за происшедшее и второй стороны. Правительство попало в ситуацию, когда должно что–то говорить, чтобы не следовать закону. Это приводит к тому, что правдами–неправдами приходится искать виновных. Нужно развести две стороны подальше, принеся жертву. Этой жертвой, возможно, будем мы, силовики, которых собираются судить.

МЕДЕТБЕКОВ: — В 2005 году, как и в нынешнем, мы видели страшные погромы, поджоги, убийства. И никто не понес ответственности. Акаев награбил и убежал, ни за что не ответил. То же самое со вторым президентом: члены ВП сами благословили и отпустили его, лишь бы он быстрее уехал в третью страну. Когда надо было подписывать декрет о его задержании, устно соглашались все, а на деле отказывались ставить подпись. Уголовные разбирательства против него стали возбуждать спустя несколько месяцев после его отъезда. Хотя были все шансы для его задержания.

ВБ: — Те же альфовцы предлагали в Тейите взять его живым и без жертв.

МЕДЕТБЕКОВ: — Я тоже об этом заявлял! Никто из членов ВП туда не поехал, не осмелился принять решение. Пять дней думали, а потом мне говорят: “Чтобы спасти их, нужно отпустить Бакиева!”. Чего они добивались? Конечно, власти. Останься он здесь, была бы опасность дестабилизации обстановки в государстве.
Хорошо, пришли они к власти, а что изменилось? За полгода столько убийств, погромов, поджогов! Бардак только усиливается. Они считают, что после выборов все прекратится, но это не так. Неразбериха будет по той причине, что впереди судебные разбирательства по поводу событий на юге. Какую им придадут политическую окраску, никто не знает. Без тщательного расследования и наказания людей, причастных к этим событиям, в стране не будет стабильности. Политики заигрались в демократию, законы не исполняются. Мы удивляемся: иногда некоторые из членов ВП забывают, что находятся на государственной службе, и по привычке представляют себя оппозиционерами во времена правления Бакиева.

ИВАНОВ: — Есть присловье: “Если не знаешь, как поступить, поступай по закону”. У нас судьи часто говорят: “На меня “сверху” давят, но я вижу, что человек не виноват”. Я им отвечаю: “А вы поступайте по закону. И когда потом будет “разбор полетов”, совесть ваша останется чиста”. Полагаю, каждый из участников событий должен ответить за все совершенные поступки. На центральной площади установлены камеры, можно проследить действия всех участников событий. Если человек шел с автоматом и стрелял в сторону “Белого дома”, то должен нести ответственность. Если человек действовал строго в соответствии с уставом, то исключить его из списков обвиняемых.
Если б все было сделано по закону, а не устроено судилище без разбора, все было бы совсем иначе. Абсурдно обвинять солдата, защищающего государственный строй, в отличном исполнении своего долга.

МЕДЕТБЕКОВ: — Видимо, сегодня кто наглее, больше врет и нарушает закон, оказываются “сверху”. Пока…

Андрей ОРЕШКИН, Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (5 ноября 2010г)

 

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: