Skip to content

Умный в гору не пойдет… Чем сейчас живет горный бизнес Киргизии?

08.11.2010


Горнодобывающий бизнес — лакмусовая бумажка инвестиционного климата в Кыргызстане, ведь именно там присутствует наибольшее количество иностранных компаний. Судя по всему происходящему в стране, климата у нас никакого нет. Пока на политической арене штормит, недропользователи попрятались по углам, чтобы не снесло очередной приливной волной правительственных решений.
Еще в прошлом году геологи строили радужные прогнозы на 2010–й, когда благодаря принятому пакету законопроектов начнется развитие недропользования не только за счет новых инвесторов, но и с расширением работы действующих. Прогнозировалось, что только предприятия, которые уже пришли в Кыргызстан, в виде капвложений инвестируют в свои проекты примерно 12–13 миллиардов сомов, не говоря уже о налогах, привлекаемой рабочей силе и прочих атрибутах производства. В мае планировалось заключить соглашение со стратегическим инвестором по месторождению Джеруй, но сделка накрылась бордовой шляпой.
Мечтам не суждено было сбыться. Но луч света есть. Несколько лет назад к нам пришли серьезные инвесторы на золоторудные месторождения Бозымчак и Иштемберды, где ведется разведка. Конечно, таких уникальных проектов, как “Кумтор”, больше в КР нет, но для геологов запуск этих двух месторождений — большой успех. Компании, работающие на Бозымчаке и Иштемберды, уже вложили приличные средства. Несмотря на политическую нестабильность и без гарантии на защиту инвестиций, они продолжают работу и в 2010–м: чемодан без ручки с деньгами не заберешь. Например, ОсОО Kazakhmys Gold Kyrgyzstan в 2009–2010 годах инвестировало в строительство золоторудного месторождения Бозымчак 45 миллионов долларов, общие же затраты по разработке составили более $ 130 миллионов. Уже в следующем году планируется строительство фабрик на небольших месторождениях Насоновское и Кумбель, где компании с китайским капиталом получили лицензии два года назад.
Правительство также заинтересовано позволить предприятиям стабильно работать, иначе на привлекательности горной отрасли можно будет поставить жирный крест на долгое время. Чтобы не сесть в лужу с развитием приоритетных отраслей, правительство поручило Минприродресурсам объявить конкурс на получение прав пользования недрами для разработки перспективных золоторудных месторождений Тереккан, Перевальное, золото–сурьмяного месторождения Терек, а также и геологического изучения Терек–Сайской площади.
Пресс–служба президента цитирует первого вице–премьера Амангельди Муралиева: “Сложившаяся ситуация на некоторых крупных месторождениях создает весьма плохой имидж Кыргызстана для иностранных инвесторов. Безусловно, это результат коррупционных действий прежних режимов. В дальнейшем все решения относительно проблемных разработок месторождений должны приниматься только в рамках законодательства”.
Свежо предание, да верится с трудом. Бизнес–сообщество только ухмыльнулось в ответ на заявление. Режимы, может быть, в нашей стране и убрали, а вот коррупция вцепилась в республику мертвой хваткой. Что не поддается никакой логике — государство желает привлечь квалифицированных инвесторов на волне кампании по национализации, прекрасно осознавая, что в бизнесе дураков нет. Компании работают для получения прибыли, а не чтобы дарить свои активы государству, которое не только спасибо не скажет, но еще и навешает всех собак. Поэтому рассказы о том, как правительство страстно желает создать благоприятную деловую среду, рассыпаются в пух и прах на фоне сообщений о национализации.
Так, правительство Кыргызстана уже обратилось в Таласский районный суд с намерением лишить компанию Aurum Mining, занимающуюся освоением золотомедного месторождения Андаш, 10 процентов доли собственности в пользу государства. Компания и так переживает не лучшие времена, так как в результате мирового кризиса цены на медь упали до такой отметки, что не было никакого смысла работать. Переждав бурю, там решили потихоньку заняться делом, но после апрельских событий предприятия штурмуют проверяющие органы. Так допроверялись, что решили национализировать 10–процентную долю. Напомним, в декабре 2009 года Aurum Mining продала 80 процентов в Андаше австралийской Kentor Gold. Затем Aurum Mining объявила о намерении продать Kentor оставшиеся 10 процентов и уйти из горнодобывающего бизнеса, оставив еще 10 процентов кыргызскому предприятию. Но закрытию сделки помешала политическая ситуация в Кыргызстане. Aurum Mining готовится подавать апелляционную жалобу в ответ на желание государства прибрать к рукам 10 процентов. Кажется, после таких новостей говорить чиновникам о развитии отрасли не имеет смысла. Терпение деловой среды оборачивается минимизацией инвестиций в экономику.

  • официально

    По словам заместителя министра природных ресурсов Леонида Оселедько, в 2010 году горнодобывающие компании не прекращали работу, но сократили объемы инвестиций.
    — Сведения о процентном сокращении будут известны в начале 2011 года, когда поступят отчеты от компаний, — сказал он.
    Помимо того, что значительно ухудшился инвестиционный климат в свете кампании по национализации, за что государство никому не выплатило компенсаций, был временный запрет на использование взрывчатых материалов. Одна из основных причин, по которой застопорились проекты, — противостояние местных жителей, особенно в Таласской области.
    — Это связано с тем, что там есть негативный опыт разработки месторождения Джеруй. И на этой волне эйфории и бездействия местной власти проходили акции протеста таласцев. Также против инвесторов шли выступления в Нарынской области и Чаткале. Сейчас ситуация стабилизируется. В Кыргызстан пришел очень серьезный инвестор — “Голд филд”, компания с мировым именем, которая проводит только разведывательные работы, до разработки месторождения далеко. Но население выступило категорически против. Отдельные группы людей настраивали местных жителей. К сожалению, компания в этом году уже работать там не будет, потому что инвестиции сокращены и переброшены в другие страны, — рассказал Оселедько.
    По нашим данным, обычно местных жителей против инвесторов настраивает криминал, который после противостояния берется крышевать измученных инвесторов.

.. умный гору обойдет


Представитель Международного делового совета и юрист Айчолпон ЖОРУПБЕКОВА рассказала, чем живет горнодобывающий бизнес в столь неспокойное время.

— Насколько пострадала горнодобывающая отрасль после смены власти в стране?
— Если говорить об активности инвесторов в горнодобывающей отрасли, то как таковой ее сейчас нет. По крупным проектам, таким как “Джеруй” или “Талды–Булак Левобережный”, иностранные инвесторы заняли выжидательную позицию. Были заявления о заинтересованности продолжить работу на этих месторождениях, но фактических разработок еще никто не начинал. И крупных известных сделок с апреля не было. Бизнес ждет ясности, более понятной ситуации с формированием правительства, а также политической и социальной стабильности.
Некоторые предприятия, которые работали до апрельских событий, продолжают свою деятельность. Небольшим же компаниям сложно работать: их инвесторы в лице банков или других источников финансирования в такой ситуации не хотят выделять средства и рисковать. Даже в плане найма рабочего персонала маленьким компаниям сложно покрывать административные расходы. Пугает еще и проводимая в стране национализация. Одним словом, произошла финансовая заморозка.
Интерес иностранных инвесторов к Кыргызстану существует. Поддерживаем отношения с нашими потенциальными инвесторами и держим их в курсе событий. Но как юристы, призванные защищать их интересы, говорим о реальной ситуации и предлагаем немного подождать. Мы не знаем, какой станет политика новой власти в сфере недропользования.
Горнодобывающая отрасль одна из приоритетных. Есть месторождения, которые не такие крупные, как Кумтор, но в совокупности могут дать позитивный экономический эффект. Имеется хорошее либеральное законодательство в горнодобывающем секторе по сравнению с другими странами. Но нет верховенства закона.

— 2008 и 2009 годы в Минприродресурсах посвятили разработке законопроектов по реформе недропользования. Планируете ли вы и сейчас продвигать эти идеи?
— Да. Действующие законы приняты еще в 1997 году. А так как эта отрасль постоянно развивается, думаю, нововведения будут идти в ногу со временем. Вопрос об улучшении законов начали поднимать 3–4 года назад. И при прежнем руководителе Министерства природных ресурсов Капаре Курманалиеве подготовлен основной пакет законов. Он уже почти был готов для рассмотрения в парламенте. К счастью, министерство продолжает эту работу и сотрудничает с горнодобывающими компаниями и бизнес–сообществом. Думаю, появятся хорошие законы, которые будут благоприятно влиять на развитие отрасли. Речь идет о шести законопроектах: “О недрах”, “О концессиях”, “О горной концессии” и изменениях в Налоговый и Земельный кодексы. Но изменения далее повлекут за собой корректировки в смежных законах.
В частности, говорится об исключении административного вмешательства и внедрения экономических рычагов управления. Также уже разработанный пакет законопроектов позволит прекратить спекулятивные сделки, когда лицензии покупались, а потом перепродавались или их просто держали, не работая на месторождениях. В этих проектах законов вводится понятие платежей за удержание лицензий как экономический, а не административно–коррупционный механизм регулирования. Это будет оплата за каждый гектар лицензионной площади, и компаниям станет намного выгоднее работать быстрее, а не просто держать лицензию, не уступая место реальным инвесторам. А если предприятиям какие–то участки не будут нужны, они смогут отказаться. Все разработанные механизмы уменьшат коррупцию, потому что у всех будет четкая позиция, выгодная как бизнесу, так и государству.

— Один из значимых моментов разработок министерства был земельный вопрос по поводу права предоставления участка для работы. О чем идет речь и вы согласны с трактовкой?
— Да, сейчас проблема с земельными участками актуальна. В отличие от многих стран в Кыргызстане при предоставлении прав на недра земля, на которой находится месторождение, не предоставляется во временное пользование автоматически. Подчеркну, что во временное пользование, а не как многие думают, что инвестор ее купил. В других странах при выдаче лицензии сразу предоставляются права на землю и то, что под землей, — недра. В Кыргызстане лицензии выдаются только на недра.
Для инвесторов вопрос с землей очень важный, потому что для иностранных компаний сложнее получить права на землю. Согласно земельному законодательству Кыргызстана, иностранной компанией считается любая компания, у которой более 20 процентов капитала принадлежат иностранным лицам. А в Кыргызстане в 90 процентах случаев так и происходит. И здесь начинаются проблемы. Получение прав на землю для иностранцев начинается в айыл окмоту, продолжается в администрации района, области, потом нужно обращаться в национальную земкомиссию. И у каждого свои сроки. Далее, если комиссия по земельному отводу даст положительное заключение, уже премьер–министр выносит постановление о предоставлении участка. Эта процедура может занять 6–7 месяцев.
У инвесторов есть сроки на лицензию, большую роль играет сезонность работ. А из–за административных барьеров теряется масса времени. Местные власти не хотят отказываться от рычагов воздействия на компании, хотя само министерство и бизнес–сообщество настаивают на устранении препон, которые только подогревают коррупцию. Надеемся, что если новый парламент внесет изменения в законодательство путем принятия уже разработанного пакета документов, то инвесторы получат своего рода “единое окно”. Мы надеемся, что реализация этой инициативы будет еще больше привлекать инвесторов. Она упростит всем жизнь, а государство останется в плюсе, так как предприятия скорее начнут капвложения.

— Насколько горный бизнес солидарен с инициативами министерства?
— Можно сказать, что Министерство природных ресурсов и бизнес–сообщество активно работают над продвижением ранее подготовленных законопроектов. К счастью, пока сохраняется преемственность решений. Инициативу по улучшению законодательства поддержал совет по развитию бизнеса и инвестиций под председательством Розы Отунбаевой. Работает группа при министерстве, в ней есть представители компаний и бизнес–ассоциаций. Сроки очень сжатые, а в таких важных для экономики вопросах не хотелось бы спешить, особенно когда важно открыто проработать аспекты со всеми заинтересованными лицами.
Однако у нас некоторые НПО злоупотребляют своей позицией и влияют на общественное мнение, в котором преподносят работы на месторождениях только в негативной форме.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (5 ноября 2010г)

 

 

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: