Skip to content

С VIPами влипли. Какие еще тайны хранят банковские ячейки?

13.11.2010

 
Чем больше времени проходит после смены власти в стране, тем более непонятными становятся преданные забвению скандалы по поводу вскрытия банковских ячеек прокурорскими сотрудниками, распила денег, наложения и последующего снятия ареста со счетов, которые якобы принадлежали аффилированным экс–президентом лицам. Молчит Генпрокуратура, крайне дозированно предоставляет информацию Нацбанк.

В мутной воде
В апреле были вскрыты банковские сейфы. Тогда речь шла о том, что примерно 19 миллионов долларов было передано на хранение в Нацбанк сотрудниками прокуратуры. Позже появилось сообщение, что 2 миллиона долларов было отдано финполицейскими в Центральное казначейство.
В акте приема–передачи от 14 мая значится следующее: “Мы, комиссия в составе начальника СУ ГСФП КР (следственное управление Государственной службы финансовой полиции) Жайчыбекова С.С., начальника отдела СУ ГСФП КР Барпаева Т.А., следователя СУ ГСФП КР Байбосунова М.А., старшего оперуполномоченного 1 отдела 2 управления ГСФП КР Умарова Р.К., оперуполномоченного 3 отдела 2 управления Тентимишева К., заместителя директора Центрального казначейства Министерства финансов КР Джумашева Д.К., составили настоящий акт о том, что ГСФП КР переданы в Центральное казначейство для дальнейшего ответственного хранения денежные средства в сумме 1 миллион девятьсот девяносто девять долларов и 500 сомов”.
Из чьих ячеек были изъяты средства? Выпотрошили ли сейфы, чьи владельцы неизвестны, и на каком основании? Может быть, финполицейские обладают телепатическим даром? Как Минфин потратил эти деньги? Обо всем этом общественности так и не поведали.
К Генпрокуратуре, которая изъяла из сейфов примерно 19 миллионов долларов, вопросов еще больше. По–видимому, в прокуратуре тоже работают ясновидящие, которые на глаз определили, что сейфы принадлежат окружению семьи Бакиевых. Ладно бы просто ячейку вскрыли, но с какой стати из безымянных сейфов забрали содержимое? И все ли имущество передали НБ КР?
Речь в заявлениях прокуратуры шла о ячейках, которые принадлежали Марату Бакиеву, Алексею Елисееву, Ульяне Пак, Сергею Киму, Вячеславу Киму, Михаилу Наделю, Бакытбеку Калыеву. Как стало известно позже, у бывшего министра обороны Калыева там находилось 9 миллионов долларов, которые, с его слов, неизвестно как там оказались. А у Елисеева хранились только архивные документы, которые, судя по данным одного из пресс–релизов, добыты преступным путем для легализации доходов.
Генпрокуратура за полгода так и не раскрыла данные, в чьих ячейках что хранилось, хотя журналисты неоднократно обращались с подобными вопросами. При этом пресс–служба путает не только понятия банковских счетов и ячеек, но и сами уголовные дела, отсылая к пресс–релизам, в которых говорится совсем о других вещах.
И.о. председателя Нацбанка Бактыгуль Жеенбаева заявила, что изъятые деньги были переданы в НБ КР по акту. Якобы вскрывались ячейки аффилированных бывшим президентом и его семьей лиц, а также безымянные сейфы. Сама Жеенбаева сумму не разглашает. Может быть, там стало намного меньше денег, чем ранее озвучивала Генпрокуратура? Возможно, какую–то часть все–таки отдали законным владельцам? Может быть, наоборот, истинные хозяева имущество не получили до сих пор?
— Ячейки граждан не вскрывались. Открывались безымянные. По логике вещей таковых не должно быть. Депозитные ячейки должны быть именные, — заявила Жеенбаева на последней пресс–конференции.
Получается, в Нацбанке хранятся только денежные средства. Но ведь в банках находились также золотые слитки и другие вещи. Пресс–служба Генпрокуратуры не говорит, где и у кого имущество находится.

Шито белыми нитками
Напомним, в октябре были отстранены от занимаемых должностей прокурор Бишкека Кубанычбек Абылов и его заместитель Манас Нишанов. В их отношении возбуждено уголовное дело по статье “Злоупотребление должностным положением”. Из сообщения стало известно, что руководитель следственной группы Анатолий Хегай с согласия теперь уже бывшего прокурора Абылова и его заместителя Нишанова снял арест с имущества и счетов приближенных семьи Курманбека Бакиева. Речь идет о счетах Валерия Белоконя, Евгения Гуревича, Михаила Наделя, Турсуна Турдумамбетова и нескольких других лиц. Однако теперь пресс–служба Генпрокуратуры не говорит, почему отстранили Абылова и Нишанова, заявив, что это “наше внутреннее дело”.
Похоже, что это стало только поводом, ведь Абылов с Нишановым в течение полугода столько всего натворили, что их фамилии будут звучать еще долго. Например, они фигурируют в заявлении Вугара Халилова, который из–за них пять месяцев просидел в СИЗО ГСНБ. Многие владельцы банковских ячеек называют их как главных инициаторов вскрытия сейфов. Другие убеждены, что именно они стояли за наложением ареста на недвижимость, в результате чего из квартир и домов пропали даже личные вещи.
Никто не говорит и о законности наложения ареста на десятки счетов. Кроме того, те, о чьих счетах идет речь, должны хотя бы знать, что нашлись их благодетели. Например, Надель с удовольствием забрал бы деньги, если бы с его счетов сняли арест. Но, по его словам, этого не произошло. Гуревича с марта никто из его знакомых не видел и не знает, куда он делся. И было бы глупо даже предположить, что он набрался смелости и попросил отдать ему деньги. У нас также есть письмо из АУБ, которое извещает Алексея Елисеева, что его счета арестованы. Кто прав: банк или Генпрокуратура? Более того, Елисеев брал кредит в АУБ, поэтому он еще сам банку должен. Но так как счет арестован, заблокировано и погашение займа.
Так что даже непонятно, о каком снятии со счетов идет речь. Когда точно это произошло и были ли произведены какие–то банковские операции? Разве возможно, чтобы временный председатель Нацбанка не догадывалась, ведь речь идет не о рядовых банковских счетах? Ставленники Нацбанка извещают о каждом шаге и боятся что–либо делать без его ведома.
Пока больше вопросов, чем ответов, потому что госорганы встречают их глухой обороной и обыкновенными отмазками. Но разве может у общественности сложиться мнение об открытости и прозрачности госучреждений при такой дозированности информации?

  • что бы это значило?
    В банках обязательно составляются акты по поводу проведения различных процедур с ячейками. Например, в некоторых из них говорится, что в филиале “АУБ–Центр” “перед началом производства обыска представителям филиала банка было предложено добровольно открыть ячейку, опечатанную 16 апреля 2010 года Мурзалиевым Б. и Хромых А.”. Что они и сделали. В акте содержится приписка: “Протокол нижеподписавшимися лицами прочитан, замечаний и заявлений по порядку проведения обыска по полноте записей не имеется”.
    Таким вот “добровольным” образом были вскрыты ячейки № 316, 296, 315, 277, 295, 276, 275, 380. Какие еще сейфы были вскрыты, кому они принадлежат на самом деле? Во всех, за исключением одного попавшего нам акта, указывается, что, кроме денег, в ячейке ничего не обнаружено и не изъято. В совокупности только в этих неизвестных ячейках было найдено 8,5 миллиона долларов. Куда делись деньги?
  • финансовая самодеятельность
    Никто не понес ответственности после скандала с аудиозаписью о распиле миллиона долларов. По обрывочным заявлениям стало понятно, что это средства с арестованных счетов (на каком основании деньги в таком случае могут быть использованы?). Тогда же заявлялось, что миллион потрачен на стабилизацию ситуации на юге после майских беспорядков. Есть даже документ за подписью членов временного правительства.
    Чуть позже в Интернете появился еще один видеосюжет, где снят акт от 13 мая 2010 года. Там можно прочитать следующее: “Мы, нижеподписавшиеся, составили акт на основе представленной информации ответственных лиц об использовании денежных средств для проведения специальных операций, направленных на обеспечение стабилизации общественного порядка в КР. Данные суммы предоставлены и использованы по назначению”.
    Ниже указано, кто взял деньги под роспись (!): помощник и.о. министра обороны И.К.Бектемиров получил 150 тысяч долларов, и.о. председателя ГСНБ К.А.Душебаев — 150 тысяч долларов, и.о. министра внутренних дел Б.М. Алымбеков — 10 тысяч долларов. Далее имена вписаны от руки: руководитель аппарата временного правительства Э.С.Каптагаев — 43 тысячи долларов, советник по политическим вопросам при президенте Т.Тургуналиев — 5 тысяч, 120 тысяч долларов получил С.Т.Четимбаев, заместитель председателя ГРС (Государственная регистрационная служба), 20 тысяч — помощник аппарата временного народного правительства Улан Байымбетов (почерк последнего плохо различим).
    По поводу раскрытия этой информации никто не выступил. Но когда такое было, чтобы деньги чиновникам раздавались под роспись? Известно, какие бюрократические процедуры, несмотря на любые форс–мажорные обстоятельства, приходится преодолевать, чтобы получить деньги в системе госуправления. Но продемонстрированная в Интернете форма финансовой отчетности просто поражает.
    Имеют ли эти деньги отношение к средствам, изъятым из банков? Похоже, ответы на эти вопросы, как в нашей стране стало привычным, дадут уже новые власти.
  • нашли крайних

    А не надо было обзываться!
    3 ноября 2010 года Аламудунским районным судом Чуйской области в отношении начальника следственного управления столичной прокуратуры Анатолия Хегая избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, а следователя Алтынбека Намазалиева посадили под домашний арест. Как сообщает пресс–служба Генпрокуратуры, Хегай, используя свои должностные полномочия, вопреки интересам службы вынес постановление о снятии ранее наложенного ареста на депозитную банковскую ячейку, в которой были обнаружены и изъяты 3,7 миллиона сомов и золотые слитки. По этому же делу проходит и Намазалиев.
    Интересен тот факт, что пресс–служба ГП не раскрывает, проходят ли по этому уголовному делу Абылов и Нишанов. При этом противоречит сама себе, утверждая, что октябрьское сообщение о снятии ареста со счетов связано с последним заявлением о задержании Хегая. Неужели теперь хотят сделать крайними следователей?
    Не объясняют в пресс–службе Генпрокуратуры, почему в деле сначала фигурировали счета известных людей, а теперь говорится не о счетах, а о сейфе одного человека. Что касается самой ячейки, за которую поплатился Хегай, то она принадлежит лицу, которое не аффилировано окружением экс–президента и не проходит ни по одному уголовному делу. А Бактыгуль Жеенбаева официально заявляла, что такого не было. Так что возникает другой вопрос: с какой стати арест на ячейку вообще наложили?
    Нам удалось узнать некоторые подробности дела из первоисточника. Ячейка принадлежала бывшей жене экс–министра природных ресурсов Капара Курманалиева. Следователи, очевидно, не осведомлены, что он уже пять лет с женщиной не живет и официально разведен. Кроме того, задолго до назначения на высокий пост (еще в 1990–х годах) Курманалиев был крупным бизнесменом, а перед тем как расстаться с женой, оставил бывшей семье свои сбережения. В ячейке на самом деле хранилось два золотых слитка по сто граммов, которые официально продаются ОАО “Кыргызалтын”, и примерно 90 тысяч долларов.
    Эту ячейку вскрыли наравне с другими и вывели средства. После изъятия бывшая жена Курманалиева находилась в Москве на операции. В прокуратуру от ее имени были представлены заявление, справки и доверенность на осуществление операции. Там после рассмотрения вернули принадлежащие ей средства в полном объеме. Так что незаконно было вскрывать ячейку, а вот выдача имущества, наоборот, оказалась правомерной. Сама женщина, кстати, не знает подозреваемого ныне Анатолия Хегая.
    К слову, в отношении самого Капара Курманалиева тоже завели уголовное дело по поводу того, что он выдал 22 лицензии компаниям, которые не заплатили бонус, согласно Налоговому кодексу, на общую сумму 136,29 миллиона сомов. Таким образом, он якобы причинил ущерб государству, превышая служебные полномочия. Специалисты в налоговом законодательстве назвали трактовку органами прокуратуры Налогового кодекса недоразумением. С таким же успехом можно, например, обвинить Министерство юстиции, регистрирующее фирмы, которые впоследствии не платят налоги.
    Однако в деле Курманалиева не исключена и политическая подоплека, а может быть, даже личные мотивы. Помнится, как в 2009 году судачили депутаты о словесной перепалке между главным геологом и Розой Отунбаевой. В прошлом году на заседании комитета по горнодобывающей промышленности и топливно–энергетическому комплексу обсуждали проект “Кумтор” с членами комиссии, которая вела переговоры с канадцами. Там присутствовала бывшая тогда депутатом от фракции СДПК Роза Отунбаева. В ходе перепалки Курманалиев не просто нагрубил, но впоследствии добавил, что назвал вещи своими именами, повесив клеймо на Отунбаеву.
    Кто же знал, что она год спустя станет главой государства. Утверждать, что председатель временного правительства точит зуб на бывшего министра, конечно, не беремся. Но после смены власти в апреле фото Курманалиева неожиданно для многих из политбомонда появилась в одном ряду с бакиевской семьей под рубрикой “Разыскиваются”. Он не просто вошел в черный список, но и оказался в числе 20 лиц, по поводу которых Генпрокуратура послала запросы в Россию и Казахстан, чтобы там оказали содействие в задержании, если обнаружат на своей территории.

 

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (12 ноября 2010).

 

А вот ссылка, откуда взято часть информации. На самом деле ролик не выстроен, пару документов не связаны между собой. Например, если финпол сдавал деньги в казначейство, то их на «стабилизацию на юге» не могли взять на один раньше из Нацбанка. Но вот распоряжение о выделении средств и акт от 13 мая о том, кто взял деньги, связаны.

http://video.namba.kg/watch.php?id=136510

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: