Skip to content

Проверка на вшивость. Смогут ли депутаты и правительство сдержать предвыборные обещания?

19.11.2010

Рисунок Роман Бяхова

Изменится ли система госуправления, станет известно совсем скоро — после формирования структуры правительства. Останется ли жива гидра бюрократии, которая является основой коррупции? Или депутаты с будущим премьером вдруг ни с того ни с сего начнут выполнять предвыборные обещания?

Революционная движуха и банановая республика
10 октября прошли выборы, а уже на следующий день кыргызстанцы начали с нетерпением ждать, когда же политики, улыбавшиеся нам с билбордов, начнут претворять свои словеса в реальность. Мы еще не забыли обещания о том, что в столице вновь начнет наводить порядок Нариман Тюлеев, что в стране станут развивать приоритетные отрасли экономики. Правда, никто так и не дал экономического обоснования, почему те или иные сферы являются приоритетными в стратегическом плане. Экономические программы партий были очень похожи: улучшение инвестклимата, развитие сельского хозяйства, промышленности и энергетики, поддержка швейников и прочих экспортеров, а также борьба с коррупцией и проверками.
Разумеется, все обещали дальнейшее развитие отношений с торговыми партнерами и поиск новых рынков сбыта. Остальные тезисы были еще более глобальными, абстрактными, в общем, водой. “Абсолютное смешение понятий — вожделенная мечта всех политиков, ибо в этом сокрыта их временная безопасность”, — как писал Джонатан Линн в произведении об английском чиновничестве.
Совершенно ничто не мешало новоиспеченным депутатам развивать производство и раньше. Они люди далеко не бедные, имеют множество предприятий, собственно, наш политбомонд и олигархическая верхушка — это одно и то же. Повышением доходов населения можно было им заняться давным–давно, начав с увеличения зарплаты сотрудникам, работающим в подконтрольных компаниях. То же самое касается выходов на новые рынки и увеличения налоговых отчислений. Интересно, что мешало раньше давать ипотеку под 7 процентов, если у республиканца Омурбека Бабанова свой комбанк? Вопрос: “А почему вы раньше этого не делали?” — можно задать большинству наших политиков.
Конечно, все скажут, что неустранимые препятствия чинила семья свергнутого президента. Но многие ведь с ней договаривались, хотя теперь открещиваются. Еще добавят, что местная акула бизнеса Максим Бакиев прибрал все к рукам, не давая им самим нажиться. Никто не спорит. Получается, причина всех криков и воплей тогдашней оппозиции в том, что корпорация “Принц и Ко” чинила будущим революционерам препятствия в извлечении прибыли для себя, любимых, и в переделе собственности в свою пользу. В этом мире меркантильных интересов заботой о народе совсем не пахнет.

Что посеешь, то потеряешь
В распиле империи Бакиевых после апрельского переворота тоже нет и намека на улучшение жизни простого народа. На “Дастане”, где работают тысяча человек, были задержки с зарплатой, а затем их добровольно–принудительно отправили на пару дней в отпуск. Встал Кантский цементный завод после скандала с национализацией 13 процентов акций. Забыли, как выглядят наличные, работники завода в Таш–Кумыре. Царит бесхозяйственность в национализированных пансионатах, что в будущем скажется на сервисе и отдыхе там обеспеченных туристов. У подрядных организаций, строящих Камбар–Атинскую ГЭС–2, которую все никак не могут запустить, растут долги, соответственно сотни людей не могут прокормить свои семьи. Пострадали тысячи клиентов АУБ и других банков с внешним руководством.
Конечно, все это случилось в период хаоса. Но зачем надо было разваливать объекты, куда вложена куча денег, усилий и прочих ресурсов? Взяли бы компании, которые приписывают окружению Бакиева и его семье, сохранили их и продолжили работу, чтобы люди не заметили перемен. Но… Не свое — не жалко.

Ба, да мы вас знаем!
Умилил состав парламента. Большую часть нардепов кыргызстанцы знают давным–давно, наслышаны об их биографиях, предыдущей деятельности, а также “успехах” на поприще госуправления. Не забыли, что к лидеру “Ар–Намыса” Феликсу Кулову еще в 90–х годах прилип эпитет “железный” вовсе не благодаря его стальному характеру и желанию установить в стране “железный щит закона”. То же самое касается Алмазбека Атамбаева, который позиционирует себя как промышленник. Правда, с производством теперь большие проблемы. Омурбек Бабанов прославился на посту первого вице–премьера тем, что все предложения на официальных мероприятиях начинал с фраз: “Я считаю” или “По моему мнению”. А также тем, что был в центре скандала с ОсОО “ВОССТ”, принадлежащим Валерию Хону, который обвинял Бабанова в рейдерстве.
Можно таким образом пройтись по депутатскому списку от начала до конца. Люди, которые на протяжении многих лет сами были чиновниками, теперь обвиняют своих бывших коллег, что те верой и правдой служили построению коррумпированных семейно–клановых режимов Акаева и Бакиева. Конечно, с депутатской неприкосновенностью теперь можно все. Хотя если большую часть пропустить через сито инициируемого ныне закона о люстрации, то от парламента останутся рожки да ножки.
Может ли кто–то сказать, при каком из бывших чиновников, а ныне депутатов народ стал жить лучше? И какую лепту каждый из них внес в повышение благосостояния отдельно взятого кыргызстанца? Сейчас уже смутно можно восстановить в памяти их инициативы и реформы. Видать, настолько они были “гениальны”.
Кредита доверия у парламента фактически нет, поэтому население с большим скепсисом ждет формирования правительства. Но так как надежда умирает последней, то хочется верить снова и снова, что новые легитимные власти попадут в Книгу рекордов Гиннесса благодаря неожиданной реализации взятых перед выборами обещаний.

Созидательная инерция
В этой связи интересно, какова будет структура кабмина. Останутся ли те же десятки бюрократизированных министерств, госагентств и служб, а также 20 тысяч видов официальных платных услуг? Перейдет ли деятельность госорганов с разрешительного на заявительный характер? Будет ли так же власть жить в отрыве от действительности и всеми клешнями зацепится за несовместимое понятие “регулирование бизнеса”? Поймут ли госслужащие, что такое частная собственность? Догадаются ли, что декларирование о становлении либеральной экономики и выпускаемые постановления правительства — противоположные вещи? Так же бездарно государство станет управлять своей собственностью? Как долго мы будем слышать глупости про грядущее повышение зарплаты на фоне спада экономики и роста инфляции? Продолжится ли неэффективное расходование средств бюджета, то есть налогоплательщиков? Кто остановит тенденцию, когда чуть ли не половина средств бюджета тратится на обслуживание госдолга и расходы на госструктуры? (Пытаясь пролоббировать в Минфине еще одну статью расходов, чиновники, наверное, доказывают: “Представляете себе, что с нами будет, если все начнут безответственно экономить государственные деньги?”).
Мечтаю из уст чиновников услышать сакраментальную для рыночной экономики фразу, когда речь идет о госфинансировании. Коллеги из США свои речи начинают со слов: “Благодаря американским налогоплательщикам…”. Наши министры, наоборот, говорят: “В этом году мы…”.
Если все останется на своих местах и не произойдет кардинального изменения принципов и системы госуправления, то можно смело заявить, что новые–старые чиновники уселись в тот же поезд. Вроде бы их энергия будет направлена на созидание, но при нынешней системе поезд стоит на месте, потому что вагоны без колес, а паровоз продали на металлолом.
Поработав в системе госуправления, задаешься вопросом: “Как это государство еще существует?”. На него можно ответить: “Вопреки”.

Реформы made in Georgia
С 2005 года после смены власти в Кыргызстане заговорили о реформах, проводимых в Грузии. По прошествии пяти лет можно констатировать: мы им, к сожалению, в затылок не дышим. Секрет успеха реформы госуправления, когда количество чиновников сократили до минимума, и в создании благоприятного инвестклимата кроется в том, что преобразования были проведены в сжатые сроки, причем массированно. Оппоненты не успели опомниться и представить другой вариант развития. В общем, альтернативой рыночным реформам было оставить все на своих местах, что население не очень–то устраивало.
Один из главных реформаторов бизнесмен Каха Бендукидзе проводил массовую приватизацию, несмотря на дискредитацию этого понятия в 90–е годы, руководствуясь принципом “продается все, кроме совести”. В интервью журналу “Форбс” он сказал, что приватизация ведет к снижению коррупции, которая возникает там, где деньги соприкасаются с государством. В этом с ним трудно не согласиться. “Коллеги говорили: а если покупатель закроет предприятие, если ничего не сделает? — вспоминает в интервью Бендукидзе. — Я отвечал, что тот, кто заплатит большие деньги, костьми ляжет, чтобы это предприятие работало”. В итоге были созданы такие условия, чтобы пришли иностранные инвесторы через открытые аукционы. Только сильная воля и жесткие принципы стоявших тогда у руля реформ людей препятствовали адмресурсу, когда местные олигархи хотели обойти тендеры. Даже в период обострения российско–грузинских отношений энергохолдинги из РФ не отказались от покупки ряда объектов.
В Кыргызстане этот номер в 2005 году не прошел, потому что пока власти раскачивались, то передумали менять систему, ведь им она была очень выгодна. Второй шанс начать жизнь с чистого листа представился в этом году. Уже сейчас можно судить, что система осталась прежней, только с политарены выбыл один клан, ослабли еще несколько. Пока временное правительство может оправдываться, что легитимной власти в стране не было, но теперь она постепенно формируется. И больше перекладывать ответственность не на кого.

Делайте отставки, господа!
На этой неделе проходит замечательное мероприятие, направленное исключительно на созидание, — Глобальная неделя предпринимательства, в которой впервые в истории участвует Кыргызстан наравне с сотней стран. Ее организаторы пытаются дать основу для создания класса молодых коммерсантов, вдохновить людей на то, чтобы они начали заниматься предпринимательством, изучали основы бизнеса, уважали частную собственность.
Как сказал один из инициаторов Глобальной недели предпринимательства в Кыргызстане Мирсулжан Намазалиев, для развития бизнеса нужны две вещи: изменение сознания людей (быть предпринимателем — значит отвечать за свою жизнь), а также важна трансформация системы, в которой мы живем. Глава Минэкономрегулирования Эмиль Уметалиев заметил, что предпринимательство имеет разную окраску: одни занимаются бизнесом благодаря использованию адмресурса и коррупционных схем, другие настроены на конкуренцию. “И надо помочь обществу разобраться, чтобы отделить зерна от плевел”, — считает он, так как нельзя, осуждая одних, убивать других.
И эти моменты очень близки молодому поколению. В течение недели во всех регионах республики проводится масса мероприятий, чтобы наши граждане узнали, почему так важно развитие бизнеса для процветания нашей страны. Наблюдая за происходящими в рамках недели предпринимательства событиями, осознаешь, какая бездонная пропасть лежит между молодыми участниками этого движения и теми, кто принимает решения в государстве.
…Ой как хочется проверить, скоро ли нам ждать электроэнергии по себестоимости, ликвидации серых схем на таможне (кажется, тогда встанет вопрос об упразднении самой таможенной службы) и многих других обещанных нам вещей. Или в ближайшем будущем уже можно ожидать, что люди с требованием отставки правительства и ЖК опять выйдут на улицы? Неужели с получением удостоверения депутата у представителей пяти партий наступит амнезия до следующих выборов, которая, к сожалению, уже даже не лечится госпереворотами?

 

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (19 ноября 2010)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: