Skip to content

Серый не значит незаконный? Фильтруем легализацию доходов, полученных преступным путем, от оптимизации налогов

27.11.2010

 

Говоря о серых схемах, отмывании доходов и прочем, многие путают некоторые понятия. Что же касается заявлений о том, что аффилированные Максимом Бакиевым банки были инструментом по легализации его доходов, а вся банковская система КР превратилась в “стиральную машину”, то хотелось бы все–таки разграничить некоторые вещи. Конечно, как бы ни заметали следы подчиненные семьи экс–президента, сложно поверить, что свои доходы Бакиевы за границу не переводили. Но обвинять НБ КР в способствовании отмыванию денег на самом деле голословно.

Кыргызстан всегда гордился либеральным банковским законодательством, которое значительно влияло на инвестклимат в целом. Однако до 2006 года этот только развивающийся сектор был достаточно уязвим. Ситуация значительно изменилась после принятия закона о внедрении системы по противодействию финансирования терроризма и отмывания доходов, полученных преступным путем, после которого была создана Государственная служба финансовой разведки (ГСФР). Нацбанк, через который проходит только информация, должен проконтролировать ее передачу из комбанков в СФР.

Наша страна стала в определенной степени соответствовать требованиям международной организации ФАТФ и даже получила высокую оценку и благодарность за усилия в этом направлении как одна из лучших стран в регионе. Однако проблема в деятельности финразведки в том, что трудно отличить финансирование терроризма или отмывание грязных денег от оптимизации налогов и оплаты серого импорта (но это является проблемой таможни, а не банков). Что интересно, оказывается, последнее не запрещено нашим законодательством. Помнится, одно время поднимался шум вокруг сомнительных операций АУБ. Они приходились на период с 2001–го по 2005 год. В последнее время Центробанк России уже не имел претензий к банку, имеющему международный кредитный рейтинг.

Через наши банки происходило не отмывание, а шли транзитом большие объемы российских и украинских денег для оплаты серого импорта и так называемой оптимизации налогов, что отмыванием не совсем является. Получается, что поступившие деньги от клиентов российских или украинских банков уже легализованы и прошли контроль в самих финучреждениях этих стран. То есть если кто–то легализовал доходы, полученные преступным путем, то в КР средства пришли уже чистые. А даже если они грязные, то доказать это очень сложно. Стоит ли обвинять, например, Минюст, что зарегистрированные им юрлица не платят налоги? С клиентами банков примерно та же история.

Кстати, самые большие объемы средств в КР поступают из российских банков с государственным участием. Можно ли назвать эти деньги грязными? Если даже такое бывает, то доказать почти невозможно. Кроме того, в РФ существует жесткий валютный контроль, требование различных документов: паспорта сделок, копии контрактов и многого другого.

Но проблема коренится в коррупционной системе на таможне и в налоговых органах, которая работает и процветает в РФ. Ведь можно ввозить товар на кругленькую сумму, а зафиксировать совсем незначительную, с которой и платятся налоги. А как оплатить разницу поставщику, который по бухгалтерии может провести только официально зафиксированное при импорте товаров? И вот тут начинаются плестись схемы. В России созданы условия для того, чтобы предприниматели шли на оплату серого импорта, создание фирм–однодневок и прочей атрибутики, дабы платить меньше отчислений в бюджет. Неофициально наличие внутренних проблем, связанных с коррупцией, там признают. Такое существует и у нас, вот только объемы намного меньше в силу неразвитости экономики. Кстати, силовики многих стран знают, что такие компании–однодневки существуют у многих известных брендов.

Собственно, не только банковский сектор Кыргызстана начал развиваться на транзите безналички из России и Украины. Но и банки многих стран Евросоюза расширили свою деятельность на реэкспорте денег.

Учитывая, что рыночная экономика для нас все еще остается инородным телом, многим сложно представить, что наравне с транзитом товаров через нашу страну может существовать такой же транзит безналичных средств. И если на реэкспорте китайских шмоток зарабатывают тысячи торговцев, то на реэкспорте финансов живут коммерческие банки. Именно за счет этого банковская система накачивается наличностью, повышается ее капитализация. Так что рассуждения о серых схемах — палка о двух концах. Другое дело, что необходимо разграничивать потоки денежных средств, полученных от торговли наркотиками или оружием, от остальных. Почему об этом не говорят? Потому что выгодно найти виновных, сложив ответственность за отсутствие развития банковского сектора.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (26 ноября 2010)

 

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: