Skip to content

О ней писали Достоевский и Бальзак. Письма из СИЗО

17.12.2010

Наши неравнодушные читатели пишут даже из СИЗО. После публикации “Без жилья виноватые, или Роковая роль “любовницы Ахмата Бакиева” (“ВБ”, 1 октября) обвиняемая в мошенничестве героиня истории, на которую жаловались 14 потерявших свое жилье человек, изложила нам свое видение ситуации.
Напомним, Райкан Молдобаева не первый год не может взыскать долги с Венеры Алмамбетовой, которая с 2009 года находится в столичном СИЗО. По словам Молдобаевой, из–за “дружбы” с Алмамбетовой она потеряла квартиру, влезла в долги и подорвала здоровье на нервной почве. Пришедшая с ней в редакцию подруга по несчастью также жаловалась: якобы Венера оказала содействие в получении кредита, заложив квартиру заемщицы в банк и пообещав исправно платить проценты по кредиту. Однако, как рассказали обратившиеся в редакцию женщины, в банке начали процедуру по взысканию залога, так как проценты никто не погашал. Всего под заявлением в правоохранительные органы подписались 14 человек. Несколько женщин заявили, что Алмамбетова была любовницей брата экс–президента Ахмата Бакиева, который разводил ее дела. Молдобаева даже звонила на “прямую линию” с Курманбеком Бакиевым в 2007 году, чтобы тот оказал содействие во взыскании задолженности с Алмамбетовой.

Свечку рядом не держали
Венера в письме в газету недоумевает, почему Молдобаева обратилась в “Вечерку” только сейчас, хотя она была арестована в марте 2009 года. Обитательница камеры в Бишкекском СИЗО категорически отрицает, что имеет какое–то отношение к Бакиевым. Однако поведала, что во времена Аскара Акаева занималась организацией крупного международного мероприятия в ОАЭ Global Village, в котором принимали участие наши соотечественники.
“Что касается Райкан Молдобаевой, то хочу сказать, что она не только потерпевшая, но и приятельница (они познакомились в 2005 году. — Авт.). Да и отношения наши на данный момент не походят на отношения между преступницей и потерпевшей. Помогали другу другу, когда у кого–нибудь из нас возникали финансовые трудности. Райкан Саякбаевна — замечательный человек, добрая, отзывчивая. Надо заметить, что очень умная и в отличие от меня далеко видит будущее”, — пишет Алмамбетова.
Она признает, что Молдобаева заложила квартиру и заняла ей, предпринимательнице, деньги, которые она “может, несвоевременно, но возвращала с большими дивидендами”. По словам Венеры, она взяла в долг у Райкан Саякбаевны 9 тысяч долларов, а вернула, по протоколу очной ставки, 42 тысячи. Молдобаева же уверяет, что деньги у нее бывшая подружка занимала неоднократно и еще должна. Поэтому в апреле 2010 года она подала заявление о прекращении уголовного дела в обмен на выплату Алмамбетовой 15 тысяч долларов, которые, по словам заявительницы, обвиняемая ей так в свое время и не вернула.
“Я думаю, Аллах благословит и меня, и ее. Все–таки она купила дом, земельный участок на берегу Иссык–Куля, автомашину. А что ее побудило обратиться к вам в редакцию? Меня это шокировало”, — пишет Венера.

Воли пока не видать
Что касается остальных 13 потерпевших, то Алмамбетова говорит, что фактов мошенничества нет. Со слов обратившихся осенью в редакцию, ее фирма специализировалась на том, чтобы оказывать содействие в получении банковского кредита, за что имела определенный процент, а также должна была заниматься урегулированием правовых отношений между банком и заемщиком. По словам Алмамбетовой, она якобы исправно выплачивала проценты по кредитам. Одна из потерпевших показывала документы о претензиях банка на заложенное имущество, которое сейчас находится под арестом из–за судебного процесса с Алмамбетовой. Однако мы уже писали, что рассказы потерпевших, которые говорят об их финансовой и правовой безграмотности и исключительной наивности, нас поразили.
“Отрабатывая проценты и дивиденды для кредиторов, попав в руки “выбивателей” денег, я лишила крова свою мать, пожилую женщину, родившую и воспитавшую 8 детей, 19 внуков и 4 правнуков. Лишила крова своих сестер. Также у меня отобрали объекты бизнеса. Сама я гнию в тюрьме, перенесла два микроинсульта, тяжелую операцию с удалением нескольких органов, заработав сахарный диабет. Не в состоянии оплатить и получить помощь узких специалистов из городских клиник. И это пишу я, якобы присвоившая 1,5 миллиона долларов, но забывшая код сейфа, куда положила деньги. Никому не пожелаю сидеть в таком месте столько времени”, — рассказывает о своей судьбе Венера Алмамбетова.
Она отмечает, что судебные слушания переносят не только по ходатайству адвоката, которому необходимо ознакомиться с делом. Решениями Фемиды дело отправляют на доследование. “Когда перед потерпевшими ставят вопрос о том, каким обманным путем я завладела их материальными ценностями, они ответить затрудняются”, — считает Венера.
В заключение она рассказала о том, кто оказывается за решеткой с обвинениями в мошенничестве: “Ознакомьтесь с несколькими уголовными делами, возбужденными по статье 116 УК КР, и увидите, как “совершенна” эта статья. И как наши правоохранительные органы с удовольствием вешают ярлык “мошенник” на тех, кто батрачит, лезет из кожи вон, на старух–процентщиц, похожих на героинь Федора Достоевского, и гобсеков–ростовщиков, о которых пишет французский классик Оноре де Бальзак. И на тех, кто из–за экономического кризиса оказался в пенитенциарной системе. Основной контингент людей, обвиняемых в мошенничестве, имеет по нескольку высших образований. Вместо того чтобы приносить пользу, наносят урон бюджету”, — пишет в оправдание узница Бишкекского СИЗО.

Адвокатское недоумение
По словам адвоката Алмамбетовой Икрамидина Айткулова, который является ее защитником вот уже полтора года, последний раз уголовное дело рассматривалось Ленинским районным судом 7 октября 2010 г, когда он направил дело на доследование.
— При этом было внесено частное представление в адрес следствия, систематически нарушающего требования УПК и злостно не выполнявшего предыдущие решения суда. Решения суда первой инстанции о направлении дела на доследование и о внесении частного представления в адрес следствия было оставлено в силе. Сейчас оно находится на доследовании, на стадии следствия, а не в суде. И все никак не могут прийти к логическому завершению из–за позиции следственных органов, которые при попустительстве надзирающих прокуроров не хотят, как положено, расследовать материалы. О какой объективности и полноте следствия можно говорить, если органы следствия за полтора года не удосужились даже провести очные ставки с некоторыми потерпевшими! Я уже не говорю о том, что доводы обвиняемой вообще не проверялись, следователи даже не пытались этим заняться.
Документация несколько раз направлялась в суд без ознакомления по окончании следствия с ними как самой обвиняемой, так и ее защитника. Даже предъявление окончательного обвинения было произведено без обвиняемой и защитника. Следователь вступал в сговор с какими–то адвокатами, которые без всяких на то законных полномочий подписывали процессуальные документы о том, что Алмамбетовой предъявлено обвинение. И она якобы по окончании следствия ознакомилась со всем, что полагается, но отказалась от подписи. И таким образом дело уже несколько раз направлялось в суд. При этом следователь фальсифицировал документы о том, что я как будто уклоняюсь от исполнения своих обязанностей и не прихожу к следователю, несмотря на его вызовы, — прокомментировал ситуацию адвокат Айткулов.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (17 декабря 2010).
Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: