Skip to content

Ссуда до суда доведет? С нашими судами банки, наверное, кредиты выдавать перестанут

17.12.2010

Решения кыргызских судов увеличивают кредитные риски банков. Фемида фактически проигнорировала заключенный договор между заемщиком и кредитором, чтобы не отдавать последнему залог.
Суды Свердловского района Бишкека и городской недавно создали прецедент, опасный не только для отечественной банковской системы, но и для любого, кто теперь рискнет выдавать кредиты в банках. Судя по действиям этих двух судебных органов, полученный в банке кредит можно не вернуть и остаться безнаказанным…
Эта история началась два года назад, когда жительница столицы А. М. (в связи с действием Закона “О банковской тайне” фамилия заемщика не указывается. — Авт.) взяла в “Манас Банке” немалый кредит на развитие торгового бизнеса. В качестве залога бизнес–вумен предоставила банку дом своего сына с его согласия и в его присутствии. На недвижимость был наложен арест, что является обычной процедурой при получении кредита. Заемщица должна была погасить кредит 10 декабря 2010 года. Банк и А. М. также заключили договор об ипотеке. Заключенные банком договоры, как кредитный договор, так и договор об ипотеке, а также соглашение об удовлетворении требований залогодержателя во внесудебном порядке соответствовали требованиям действующего законодательства КР.
Но 5 января этого года заемщица умирает. Естественно, банк–кредитор об этом узнает, и тут начинается самое интересное. “Манас Банк”, как поступило бы любое кредитное учреждение, решил взыскать долг по кредиту с залогодателя — сына умершей А. М. на основании норм Гражданского кодекса (статьи 55, 299, 300, 374). Однако он, не долго думая, подал в суд иск о снятии ареста с дома, который заложил. Свои требования мужчина обосновывал статьей 379 Гражданского кодекса КР. Если вкратце, то в ней сказано: “Обязательство прекращается со смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника”.
Сама заемщица умерла, но ее сын как залогодатель был на тот момент жив и здоров. Однако суд Свердловского района Бишкека 8 сентября этого года запретил “Манас Банку” забирать дом у сына А. М. Понятно, что юристы банка подали апелляционную жалобу в Бишкекский городской суд, который оставил решение нижестоящей инстанции в силе.
Суды оставляют действительными как договор об ипотеке, так и соглашение об удовлетворении требований залогодержателя во внесудебном порядке. Из этих документов очевидно, что залогодатель при их подписании полностью понимал, что он делает, и оценивал всю серьезность возможных последствий. Получается, что действовал залогодатель на свой страх и риск, когда отдал дом под залог. Суды, похоже, этот факт во внимание не приняли.
В конце ноября руководство “Манас Банка” подало в Верховный суд надзорную жалобу и ходатайство о приостановлении определения горсуда. Теперь ждут, чем закончится дело. А оно может закончиться по–разному. Очень похоже на то, что все эти суды — часть общего целого: попытки устранения “Манас Банка” с отечественного рынка капиталов любой ценой. В российской практике случается, когда кто–то, облеченный властью, решает “отмести” банк себе, а ему дают от ворот поворот. Но, поскольку в его руках есть два “крупнокалиберных обреза” — административный ресурс “именем революции” и наглость, — с рук может сойти многое. Под сладкоголосые речи первых лиц страны о строительстве правового государства. А это уже не финансовые бои местного значения банка с должником, а большая политика.
Когда мы обратились в “Манас Банк” и микрокредитные организации за комментариями, нам задали вполне резонный вопрос: “Может, кредиты, в том числе на развитие бизнеса, вообще не стоит выдавать?”. По сути, в подобном положении может оказаться любой банк в стране.
“Манас Банк” написал президенту Союза банков Анвару Абдраеву. “Решениями судов, — пишут банкиры, — ставится под сомнение целесообразность заключения как договоров ипотеки, так и соглашений, ввиду того, что судебными органами полностью игнорируется их существование как таковых”. До сих пор банковские кредиты выдавались на условиях их платности и возвратности, что тоже, между прочим, прописано в отечественном законодательстве. Если даже почитать определение понятия “кредит”, то там говорится о принципах возвратности, срочности и платности. Возможно, судьи могут не знать каких–то финансовых терминов, но обязаны руководствоваться законами. Что касается заемщиков, то они должны понимать, что бизнес — вещь рисковая, как и желание взять кредит. Понятно желание сохранить недвижимость. Но в таком случае надо или заемные деньги возвращать, или мысленно распрощаться с залогом.
Напоследок хочется заметить: пусть все скелеты в шкафах у “Манас Банка” ищут те, кому положено. Если они, скелеты, есть. Но что будет, если все банки откажутся выдавать кредиты, памятуя о той истории? Видимо, ничего хорошего. Если, конечно, это не “карманные” банки новых хозяев страны.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (17 декабря 2010).
Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: