Skip to content

Служите, да не судимы будете

02.02.2011

Прошлый год в экономике ознаменовался резким ухудшением инвестиционногоклимата, гигантским дефицитом бюджета, увеличением внешнего долга и тем, что Нацбанк довел АУБ до банкротства. На фоне всего этого негатива лучом света в темном царстве стали некоторые инициативы Минэкономрегулирования (МЭР), которые не нашли отклика среди бюрократического и консервативного чиновничества, зато были активно подхвачены бизнес–сообществом. Представители деловой среды под занавес прошлого года фактически выставили ультиматум властям, мол, больше не считаться с нами не получится. И решили продолжить реализовывать идеи МЭР.

В год Кролика размножаются. Но не деньги
2011 год начался с того, что многих преподавателей в вузах предупредили: зарплата, возможно, будет задерживаться. Учитывая, что дефицит бюджета прогнозируется на уровне 18,6 миллиарда сомов, то ничего удивительного в возможных перебоях с финансированием нет. Дыра в госказне будет покрываться в основном за счет внешних источников. Поэтому уже было заявлено, что в начале 2011 года объем внешнего долга достигнет 3 миллиардов долларов. При этом Минфин берет кредиты не на самых лучших условиях.
Учитывая тяжелую социально–экономическую ситуацию, никто не ожидает укрепления курса нацвалюты. В 2008 году для поддержки сома Нацбанк произвел интервенции на 200 миллионов долларов, в 2009–м — на 205, в 2010–м — уже на 265. В общем, темпы девальвации увеличиваются. И нет гарантии, что 2011 год станет исключением. По крайней мере, веских причин для значительного притока валюты в КР нет.
В октябре 2010–го по просьбе правительства проект “Кумтор” выплатил 11 миллионов долларов в виде налога за январь 2011–го. Золотодобывающая компания не единственная, кто перечислил налоги авансом, чтобы выручить государство. Но это значит, что в ближайшие месяцы этих отчислений казна не получит и правительству придется латать дыры иными способами.
Экспертам сложно прогнозировать цены на продукты питания и товары народного потребления. Но после отмены экспортных пошлин на нефтепродукты со стороны России все пребывают в ожидании снижения цен на ГСМ. Конечно, до уровня, который был в начале 2010–го, стоимость бензина вряд ли упадет. Ведь мировые цены на нефть с тех пор повысились примерно на 20 долларов за баррель.
Остается также открытым вопрос с повышением оплаты за коммунальные услуги. Все–таки тарифы в КР так и не стали рыночными, а инфраструктура тем временем ветшает. Без повышения доходов населения изменение тарифов грозит социальным взрывом. Правительство Данияра Усенова уже на этом погорело. Но кто–то из руководителей страны все–таки должен взять на себя смелость решения проблем в энергетике.
Неожиданно для многих спад экономики в 2010 году оказался не настолько сильным: вместо ожидаемых 5 процентов вышло 1,5. Уже предвкушаю, как на заседании правительства, где будет обсуждаться вопрос по итогам года, чиновники начнут докладывать, как они, хорошие, предотвратили экономический коллапс. Нашелся бы среди них хоть один, который поставил коллег на место. Экономика держится только за счет налогоплательщиков. И если предприниматели поднатужились, перетерпели политическую нестабильность и продолжали работать, платить налоги и обеспечивать рабочие места, то это совсем не заслуга госорганов, которые тянут страну в долговую яму.

Отдыхает природа на некоторых слугах народа
Деловое сообщество под занавес прошлого года выпустило обращение к властям страны, дав понять: не предприниматели являются слугами народа, которых можно доить, не давая ничего взамен, а чиновники.
— В 2010 году бизнес понес большие убытки и начал терять уверенность в завтрашнем дне. Мы долго ждали формирования легитимных ветвей власти и рады, что под конец года они наконец–то появились. Поэтому деловое сообщество с надеждой ждет от правительства оперативных и показательных реформ, направленных на улучшение экономической ситуации в стране, — заявил исполнительный директор Союза предпринимателей Чынгыз Макешов.
По его словам, в 2009–2010 годах при тесном сотрудничестве госорганов и бизнес–ассоциаций было разработано примерно 50 законопроектов, направленных на улучшение деловой среды в Кыргызстане. И после долгих ожиданий и финансовых потерь предпринимателям нужен от правительства и парламента хоть какой–то сигнал в сфере улучшения инвестиционного климата в стране.
— Реформы позволят правительству получить кредит доверия и дадут сигнал бизнесу, что происшедшая в стране смена власти в апреле была не напрасной, — считает Макешов.
Исполнительный директор Международного делового совета Кубан Ашыркулов рассказал о законопроектах, в разработке которых активно участвовало бизнес–сообщество.
— Речь идет об изменении порядка проверок, совершенствовании администрирования налогов и социальных отчислений, банковского законодательства в части залога. Увеличило бы приток туристов изменение визового режима для стран ОЭСР. Очень важным нам кажется законопроект “О лицензиях и разрешениях”, направленный на сокращение бюрократии и коррупции в госорганах. Одним из концептуальных можно назвать пакет законопроектов в сфере горнодобывающей отрасли: “О концессии”, “О недрах”, “О разделе продукции”, внесение изменений в Налоговый и Земельный кодексы, — перечислил Ашыркулов.
По словам председателя Ассоциации программного обеспечения и услуг Азиза Абакирова, Кыргызстан мог бы получить рывок в развитии IT–услуг благодаря созданию парка высоких технологий, о котором предприниматели говорят не первый год.
— Мы же не просим денег из бюджета, так как сами являемся налогоплательщиками и кормим весь госаппарат. Руководители страны постоянно упоминают парк высоких технологий в своих речах и обращениях, но вопрос не решается. Кроме того, существенным толчком в развитии экономики Кыргызстана стал бы запуск разных моделей государственно–частного партнерства. Многие инфраструктурные объекты можно отдать в концессию. Взять хотя бы Дворец спорта, который находится в центре столицы и представляет собой жалкое зрелище. Почему бы его не отдать в управление бизнесу, у которого имеются деньги, технологии и кадры, ведь никто не говорит о продаже спорткомплекса? Прибыльные во всем мире отрасли экономики в Кыргызстане постоянно оказываются субсидируемыми за счет бюджета. И вместо того чтобы оперативно решать проблемы, чиновники бурно обсуждают вопросы увеличения перерыва для пятничного намаза, переименования районов. И сколько нам еще ждать перемен, пока поделят портфели? — вопрошает Абакиров.
Исполнительный директор Бишкекского делового клуба Улук Кыдырбаев рассказал, в чем смысл обращения к правительству.
— В Кыргызстане государство вот уже 20 лет пытается что–то создать. В итоге, кроме проекта “Кумтор”, ничего крупного не было запущено. Народу же тоже пора забыть, что государство может что–то ему дать: оно само живет за счет налогоплательщиков и тратит наши деньги. Поэтому государство должно только создать условия для существования общества и бизнеса. А ведь сегодня, как никогда, бюджету требуются деньги. Однако следует помнить: прежде чем решать, как их тратить, надо их заработать. Пополнить же бюджет можно или за счет кредитов (а внешний долг Кыргызстана уже огромен), или с помощью налогов. Именно поэтому решения, связанные с бизнесом, должны приниматься в приоритетном порядке. Без этого улучшений в экономике ждать бесполезно. Поэтому, пока наши чиновники еще не привыкли к креслам, хотелось бы им напомнить о приоритетах в их работе. Пока у нас нет больших сомнений в новой власти. Но нет и уверенности, — пояснил Кыдырбаев.
— Кризис 2010 года был самым тяжелым в истории независимого Кыргызстана. Мы сами устраиваем себе кризисы. Но предприниматели показали потрясающие результаты выживания. Так что героями революции можно назвать бизнесменов, которые устояли и продолжают работать, хоть и медалей не просили, — убежден Абакиров. — Предприниматели все более настойчиво будут требовать от госорганов прозрачности бюджета, борьбы с коррупцией, создания условий для конкурентоспособности экономики и свободного рынка.

Взятельный падеж
Чиновники вообще активно сопротивляются любым попыткам отобрать у них часть адмресурса и кормушку в виде разрешительных документов, госуслуг и прочих регулятивных механизмов. Но Минэкономрегулирования порадовало в 2010 году курсом на дерегулирование экономики. Несмотря на то, что многие вещи так и не были доведены до конца из–за смены руководства ведомства, бизнес–ассоциации решили продолжить обозначенную политику.
Во–первых, важным моментом стала оценка ущерба после апрельских погромов и июньских событий. Пострадавшим от мародерства в апреле частично выплатили компенсации, чего не было пять лет назад. Во–вторых, было понимание Минэкономрегулирования сути свободной рыночной экономики, когда государство по советской привычке не защищается от инвесторов таможенными пошлинами и квотами, а предоставляет возможность рынку заняться саморегулированием. Меры по дерегулированию были осуществлены частично, так что КР в этом плане — еще непаханое поле. В–третьих, показательным стало сокращение расходов и отказ от спецмашин и спецномеров Минэкономрегулирования, Минфином и Счетной палатой. А также проведение открытого конкурса на три политические должности в МЭР.
— Меня приятно удивили новые лица. О них члены конкурсной комиссии, куда входили представители гражданского общества и бизнес–ассоциаций, раньше не знали, — поделился после своего ухода с поста экс–министр Эмиль Уметалиев.
Хотелось бы только пожелать, чтобы этот пример стал не единственным при найме на работу в бюджетные организации. Кроме того, можно было наблюдать первую попытку децентрализировать подконтрольные организации, чтобы они проявляли больше инициативы и были более ответственны за свою работу. Речь идет о госпредприятии “Единое окно”, а также центре методологии и стандартизации, которым предоставили больше свободы действий.
Важным заявлением стало желание декоммерциализировать госаппарат. После инвентаризации нормативно–правовых актов выяснилось, что в Кыргызстане существует 21 тысяча видов госуслуг. Для сравнения: в большой России — всего 2 тысячи, а в Великобритании — примерно 300.
— Когда госорган делает бизнес на предоставлении госуслуг, чиновникам тяжело отказаться от них. Но именно здесь имеется почва для коррупции, — убежден Уметалиев. — Наличие так называемых спецсчетов в бюджетных организациях является следствием зарабатывания денег на госуслугах. Считаю, что средства от предоставления госуслуг должны централизованно поступать в бюджет, а оттуда уже распределяться на финансирование разных статей.
Как заявили представители бизнес–сообщества, оно решило подхватить эстафету у Минэкономрегулирования после ухода Уметалиева, чтобы факел свободного рынка продолжал разгораться и в других госорганах.

Дина МАСЛОВА.

7.01.2011

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: