Skip to content

«Манас» в консервной банке

14.02.2011

Ситуация, складывающаяся вокруг “Манас Банка”, поражает своим цинизмом. В 2010 году режим консервации для сохранения активов банка был введен в АУБ. После его банкротства такая формулировка кажется смешной. Теперь такая же участь постигла еще одно финансовое учреждение. В то время как Нацбанк говорит об оздоровлении финансовой системы, второй комбанк может оказаться законсервированным до смерти.

Аффилированные и национализированные
Помнится, в прошлом году в НБ КР неоднократно подчеркивали, что проблемы в “Манас Банке” вызваны необходимостью пополнения уставного капитала, поэтому надзорный орган ведет переписку с единственным акционером Валерием Белоконем. Также Нацбанк был недоволен менеджментом, шла речь и о выдаче кредитов аффилированным лицам. Правда, ни одного факта общественности так и не представили.
Национальный банк, по сути, обвиняет совет директоров и правление “Манас Банка” в том, что они предоставили займы ОсОО “Пансионат Витязь” — 3,12 миллиона долларов на строительство, ЗАО “Ала–Арчинская ПМК” — 3,1 миллиона на строительство пансионата “Аврора Плюс”, ОсОО “Спецэнергострой” — 1,5 миллиона на оборотные средства. По мнению НБ КР, кредитором не соблюдалось требование по такому нормативу, как максимальный размер риска на одного заемщика. Также банк выдал все кредиты под один и тот же залог — дорогостоящее имущество пансионата “Витязь”. Однако стоит отметить: несмотря на то, что залогодателем является одно и то же лицо, каждый залог самостоятелен, имеет отдельный идентификационный номер, за объектами закреплены отдельные земельные участки, что законом не запрещено.
Но заложенное имущество попало под декрет о национализации, а на троих клиентов были возбуждены уголовные дела. Логика у введенного в “Манас Банке” временного руководителя была проста: если бы эти компании не были связаны с Максимом Бакиевым, то на их сотрудников не завели бы уголовные дела, а если они связаны с сыном экс–президента, то и между собой тоже аффилированы. В общем, хотели связать заемщиков, вот и связали. В результате признание этих кредитов аффилированными сразу же отразилось на одном из нормативов (К 1.1.). Не надо быть гением, чтобы догадаться: Нацбанк в ответ прислал предписание о нарушении.
Вся эта ситуация, разумеется, отрицательно влияет на банк до сих пор, так как совершенно непонятно, что будет с заложенным имуществом, которое обеспечивает около 5 миллионов долларов кредитного портфеля. В общем, если с пансионатом “Витязь” ситуация не изменится, то это может привести к самым ужасным последствиям, даже банкротству. А по данным из собственных источников, в судах рассмотрение иска о незаконной национализации “Витязя” тормозится.
Кстати, существует инструкция об ограничениях кредитования, утвержденная постановлением НБ КР, где прописывается, при каких условиях задолженность различных заемщиков должна суммироваться и связываться. Например, если один заемщик контролирует другого, существуют риски в отношении лиц, имеющих вместе хотя бы одно контролирующее лицо. Связанными кредиты признаются, если между несколькими заемщиками существует значительная финансовая взаимозависимость или когда один и тот же источник используется для погашения кредита. И так далее. Конечно, можно утверждать, что за всеми юридическими лицами страны маячил Максим Бакиев. Так могут высказываться эмоциональные политики, но у нас это стало руководством к действию и даже правовой догмой. Если же опираться на законно оформленные документы, то правовые нормы были соблюдены.
С момента выдачи кредитов прошло больше полутора лет, после чего в “Манас Банке” дважды проводилась комплексная проверка НБ КР, замечаний относительно связанности кредитов не было, хотя отмечался высокий риск концентрации кредитов. Конечно, сейчас руководство Нацбанка может парировать, что прежние его руководители тоже были плохими, хотя там остались знакомые лица, пытающиеся теперь создать из себя правдолюбцев. Кстати, проверка крупных кредитов в декабре 2009 года осуществлялась под руководством Айнуры Карабачеловой, которая тогда замечаний не высказала. А сейчас является консерватором “КыргызКредитБанка”. Так что вызывает сомнение идентичность трактования нормативных документов НБ КР сотрудниками одного и того же управления банковского надзора. В любом случае у надзорного органа есть возможность иметь свое собственное мнение, если нормативные документы не совсем однозначны и корректны. Но виновных всегда ищут на стороне.
В итоге получается: если бы Нацбанк не признал кредиты связанными, то и не было бы нарушения установленного им норматива.

Кошелек или жизнь?
Что касается залогового имущества, то временный руководитель, смененный в феврале на консерватора, сотрудники “Манас Банка” и представитель акционера работали в 2010 году над тем, чтобы финучреждению выплатили компенсацию в связи с национализацией пансионата “Витязь”. Это позволило бы обеспечить обязательства по кредитам. На письма во всевозможные госорганы либо не отвечали, либо заявляли, что “имущество принудительно национализировано без возмещения компенсации”. Другого исхода, впрочем, и не стоило ожидать. Уже после формирования легитимной власти ответа относительно дальнейшей судьбы национализированного имущества в банк также не поступало.
На предыдущих пресс–конференциях и.о. председателя Нацбанка Бактыгуль Жеенбаева заявляла, что НБ настаивает на докапитализации “Манас Банка”. Например, временный руководитель Рахат Алишерова в письме представителю акционера пишет 26 января 2011 года: “Я, как представитель НБ КР, обращаю ваше внимание на то, что до настоящего времени позиция НБ КР остается прежней относительно того, что акционеру изначально требуется произвести ряд определенных вливаний денежных средств для оздоровления деятельности банка и укрепления его финансового состояния. И лишь после этого с НБ КР будет снят режим временного руководства, и вы в полной мере сможете продолжать свою деятельность по управлению банком и по его дальнейшему контролю. В связи с вышеизложенным убедительно прошу вас в самое ближайшее время представить информацию касательно намерения акционера о внесении дополнительных денежных средств в капитал банка с указанием планируемых сумм и сроков”.
На письмо временного руководителя был получен следующий ответ: “На данный момент акционер владеет представленной вами информацией о финансовом состоянии дел в банке, однако не имеет никаких рычагов воздействия по управлению. Поэтому акционер опасается давать какие–либо обещания, связанные с бизнес–планом на 2011 год, до момента отмены режима временного руководства и считает, что не имеет права вводить вас и НБ КР в заблуждение с прогнозами работы банка, сам при этом не имея возможности на это влиять. Мы сможем такой расчет предоставить в кратчайшие сроки после отмены временного руководства и восстановления наших прав. Акционер еще раз подтверждает, что намерен по мере снятия ограничений и примененных мер продолжать развивать и укреплять банк, так как за два года деятельности он занимал твердое положение в десятке лучших банков Кыргызстана. Акционер также подтверждает свое намерение увеличивать уставный капитал банка после полного восстановления контроля над банком”.
Но, судя по переписке, надзорный орган не оставлял намерения контролировать ЗАО, действуя по принципу: утром — деньги, вечером — стулья. Вот только не было гарантии, что стулья все–таки отдадут. Короче говоря, деньги дай и не лай.

Под соусом и маринадом
Режим консервации в ЗАО “Манас Банк” был введен постановлением правления НБ КР от 31 января 2011 года за № 5/6 под следующим соусом: против должностных лиц банка было возбуждено уголовное дело. Консерватором назначили сотрудницу Нацбанка Назгуль Мулкубатову. Тут же появились приказы, запрещающие часть операций. В частности, с 1 февраля действует запрет на увеличение обязательств по депозитам и расчетным счетам, то есть клиент не может больше зачислить на свой счет ни одного сома. Хотя на сегодняшний момент банк в состоянии исполнить платежи клиентов, по которым разрешены операции. Следствием такого приказа станет окончательная потеря депозитной базы. И такая тенденция уже наблюдается: только за первую неделю консервации ушли около двух десятков вкладчиков. Так как об этом теперь уведомлены еще и банки–корреспонденты, то это может повлечь за собой закрытие счетов “Манас Банка”. Конечно, можно ссылаться на Закон “О консервации”, но факт остается фактом: такими методами можно умертвить “Манас Банк” так же, как и АУБ.
Следующим шагом, возможно, станет сокращение всех расходов, в том числе заработной платы. Если таким образом удастся выдавить большую часть сотрудников на основании заявлений об увольнении по собственному желанию, то компенсаций можно даже не выплачивать.
Введение режима консервации для сотрудников банка было неожиданным шагом, так как финансовое состояние оставалось достаточно стабильным, несмотря на послеапрельские перипетии. В отличие от АУБ “Манас Банк” не имеет задолженности перед государством. И не было предъявлено ни одного обвинения в отмывании денежных средств со стороны глав центробанков ни стран СНГ, ни дальнего зарубежья. На момент введения консервации ликвидность составляла 50 процентов, что выше установленных нормативов адекватности капитала.
Почему–то в официальных заявлениях НБ ни разу не говорилось об обращениях клиентов ЗАО “Манас Банк”, которые хотели бы получить разъяснения о его дальнейшей судьбе, но вразумительных ответов до сих пор не дождались.
Между тем заявления НБ о налаживании финансового климата в Кыргызстане напоминают роман Эриха Марии Ремарка, когда в конце произведения убивают главного героя, а в это время в сводках вещают: “На Западном фронте без перемен”.

  • черный список
    Мы уже писали о постановлении НБ КР № 76/2 от 30 сентября 2010 г. “О должностных лицах ЗАО “Манас Банк”, которое может поставить крест на карьере некоторых банковских работников (“Черные списки Нацбанка”, 3 декабря 2010 года). В список вошли не только члены совета директоров и председатель правления, но и их подчиненные. Некоторые сотрудники вышли с письменными возражениями и ходатайствовали о предоставлении возможности привести свои устные доводы правлению НБ КР в рамках положения о досудебном регулировании. 16 декабря их вызвали в Нацбанк, после чего было удовлетворено два заявления из четырех. Остальным ответили отказом, поэтому они решили продолжить борьбу за свою репутацию уже в судебных органах.

Основные финансовые показатели

 

  31.03.2010 30.09.2010 31.12.2010
Уставный Капитал 377,67 377,67 377,67
Собственный капитал 402,17 269,37 267,41
Активы 2438,2 1 003 995,18
Обязательства 2036,05 733,81 727,77
Прибыль/убытки 24,5 -108,3 -110,26
Прибыль/убытки без учета резерва по кредитам 24,33 30,1 37,7
Кредиты клиентам 762,2 478,25 395,41
Средства клиентов 1504,3 558,04 558,37

Дина МАСЛОВА, газета «ВЕЧЕРНИЙ БИШКЕК» (11 февраля 2010)

 

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: