Skip to content

Уколы для финпола

16.02.2011

Государственная служба финансовой полиции словно бельмо в чиновничьем глазу с момента ее основания. Пару недель назад было во всеуслышание сказано, что финпол собираются расформировать. Причин никто не объяснил. Но все поймали тишину.
ГСФП называют топором для бизнеса или дубинкой для устранения конкурентов со стороны сильных мира сего. При этом идет постоянная борьба за кресло председателя ГСФП и умалчивается, что финполовцы занимаются должностными преступлениями в 3,5 раза чаще, чем раскрытием случаев уклонения от уплаты налогов или лжепредпринимательства. В 2010 году для сравнения было заведено 241 уголовное дело по должностным преступлениям, 70 — по фактам уклонения от уплаты налогов, 15 — по лжепредпринимательству, 23 уголовных — по контрабанде.
ГСФП, по–видимому, остается в центре внимания, потому что название службы ассоциируется с финансами. Больше всего недовольства финпол вызывает в милицейской и прокурорской среде, так как в свое время МВД и ГП лишили полномочий заниматься нарушениями в экономической сфере. Кроме того, не стоит забывать, что ежегодно сотрудники других силовых структур фигурируют в десятках уголовных дел, связанных с коррупцией и превышением служебного положения. Забавно, что много дел, связанных с семьей и окружением экс–президента, заводили одни органы, а расследовать этот “воздух” поручили финполицейским. Наверное, они теперь в замешательстве: дела просто рассыпаются, а наверху требуют сенсационных заявлений об экс–президенте.
После того как министерства и ведомства были просто поделены между тремя партиями, последнюю попытку расформировать финпол можно рассматривать и как передел сфер влияния для подготовки к предстоящим президентским выборам, и как заигрывание с бизнесом. Если говорить о первом случае, то будущим кандидатам уже понятно: у кого в руках будет дубинка в лице финполицейских, тот сможет находить компромат на небедных противников, чье имущество записано на родню и знакомых. Среди самих сотрудников ходят предположения, что за счет упразднения службы происходит попытка ослабить позиции Омурбека Бабанова.
Во втором случае властям можно похвастаться перед предпринимателями, как они радеют за создание благоприятных условий для бизнеса, сокращая один проверяющий орган. Можно подумать, после упразднения финпола наступит инвестиционный рай. Функции раскрытия экономических преступлений все равно передадут другим органам. И на количестве проверок в меньшую сторону точно не отразится. Так что какая разница, кто из проверяющих будет мучить предпринимателей? Устранение одного госоргана не станет способствовать выходу из тени. Тут всю систему госрегулирования надо менять, чтобы осветить теневой сектор.
Кстати, последняя идея о расформировании ГСФП вообще никак не была публично аргументирована, так что можно только теряться в догадках, почему высшему руководству страны не нравится финпол. Было только сказано, что службу надо стереть с лица земли через десять дней после озвучивания этой идеи. Прошло уже больше полумесяца. На политическом олимпе что–то пересмотрели? Ведь неделю назад в ГСФП был назначен новый заместитель председателя.
ГСФП чиновникам настолько не нравится, что даже возникают казусы в документах. Еще при Курманбеке Бакиеве заседала межведкомиссия, которая пыталась разграничить функции и полномочия госорганов, чтобы они друг друга не дублировали. В итоге появился законопроект об изменениях в Уголовно–процессуальный кодекс, которые были согласованы во всех ведомствах и за подписью Бакиева отправлены в Жокорку Кенеш. Тогда межведомственная комиссия договорилась до того, что должностные преступления — сфера полномочий МВД, ГКНБ и ГСФП. Уже нынешний состав парламента отправил документ на повторное согласование. И вот ведь хохма. В справке–обосновании написано, что должностными преступлениями занимаются МВД, ГКНБ и ГСФП. А в самом законопроекте фиксируется, что МВФ, ГКНБ и… Генпрокуратура. Как и когда такая рокировка могла произойти?
Речь идет не о защите ГСФП как госструктуры, а о непонятной избирательности. Вот чем лучше другие ведомства? Эффективность работы госорганов настолько мала, что без потерь для жизни общества можно ликвидировать дюжину, особенно с учетом растущих расходов бюджета на госуправление. Можно было бы провести сравнительный анализ: сколько материальной или иной пользы или, наоборот, вреда приносят госорганы и госслужащие на один сом, выделенный им из бюджета. Например, тот же финпол в 2010 году возместил государству более миллиарда сомов. Чем могут похвастаться другие ведомства?
Если бы президент и правительство хотели провести фундаментальные реформы для общества, то действовали бы системно и планомерно. Пока же мы слышим хаотичные и непродуманные заявления. Поэтому и создается впечатление, что у нас госорганы живут не для общества, а для себя.

Дина Маслова, газета «Вечерний Бишкек» (15 февраял 2010)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: