Skip to content

Пакистанские кыргызстанцы

19.02.2011

Гражданин Пакистана Шаукат Али Мухаммад Наби, женатый на кыргызстанке Нуржамал Темировой, вывез двоих детей по подделанным документам к себе на родину. Мать обивает пороги правоохранительных органов, которые больше месяца остаются глухи к ее горю и к тому, что два маленьких гражданина КР теперь оказались за тридевять земель от родного дома.
Али обратился в посольство Пакистана 23 декабря 2010 года для получения новых паспортов двоих его детей — Ахмеда, которому нет еще и пяти лет, и трехлетнего Судэса. Как написано в официальном письме диппредставительства, “им были представлены документы, включая один аффидавит на английском языке от господина Шауката Али и госпожи Темировой Нуржамал с переводом на русский язык, согласно установленному порядку”. Уже 28 декабря посольство выдало два паспорта сроком действия на один год двоим детям.
— Нотариус заверила документ якобы с моей подписью, что я разрешаю детям получить пакистанское гражданство и паспорта. Я бы никогда не дала такого разрешения. Не знаю, кто подделал мою подпись. Али является одним из родителей, поэтому, как мне сказали юристы, на него не могут открыть уголовное дело о похищении детей. И единственная зацепка, что я не давала никакого разрешения на вывоз детей. Но экспертизу заявления невозможно провести, так как оригинал находится в посольстве Пакистана. Учитывая, что дипломатическое представительство — это отдельное государство, мне отказались предоставить оригинал, защищая права своего гражданина. Если бы была возможность провести экспертизу подписи, то тогда появился бы шанс доказать недействительность документов, а следовательно, паспортов. А потом обратиться в Пакистан, чтобы оттуда депортировали детей. Но пока это все лишь мечты, — рассказывала Нуржамал.
Темирова, работающая бухгалтером в одной из отечественных компаний, ответила на наши вопросы. Как выяснилось, пятилетний брак Али и Нуржамал треснул довольно быстро. Страстная любовь прошла год спустя после свадьбы, и семья держалась только благодаря двум грудным детям.
— Уже больше года я хочу развестись, но муж все это время не давал согласия. Я не придавала большого значения юридическим процедурам, так как мы просто стали жить отдельно. Али выходные проводил с детьми. Жалею, что не стала настаивать на разводе, он же затягивал официальное расторжение брака. Сейчас кажется, что он делал это намеренно, планируя вывезти детей к себе на родину. Если бы мы официально развелись, наверное, ему было бы сложнее урегулировать этот вопрос, — делится Нуржамал.

— А чем он занимался в Кыргызстане?
— Зарабатывал тем, что привозил машины из Японии, занимался посредническими услугами, связанными с выездом и въездом граждан. Сейчас выясняется, он должен людям деньги: кому–то 5 тысяч долларов, кому–то 15. Али снимал жилье в Бишкеке, собственности у него нет.

— Муж когда–нибудь угрожал, что вывезет сыновей?
— Говорил, что убьет меня, если разведусь. Но такие вспышки гнева я не принимала всерьез.

— Когда вы жили вместе, он вас бил, оскорблял?
— Да, именно поэтому я и ушла от него.

— Как вы обнаружили, что дети в Пакистане?
— 7 января он взял их на час погулять, но не привез. Позвонил в пять вечера, сказав, что задерживается. А в 18.30 у него был уже самолет в Пакистан через Дубаи. Утром позвонил, сообщив, что приехал на родину. “Если хочешь малышей увидеть, приезжай в Пакистан”, — заявил он.

— Вы общались с Али с тех пор?
— Первые две недели он мне звонил несколько раз, давил на жалость. Однажды дал трубку Ахмеду и говорит ему: “Скажи, что тебя бьют, тебе плохо, чтобы мама приехала”. А я все это слышу. Иногда специально звонит, когда сыновья плачут, чтобы я слышала и мне было больно. Так продолжалось первые две недели. Теперь сама звоню, чтобы поговорить с сыновьями.
10 января Нуржамал обратилась с заявлением в Октябрьское РУВД, на которое никак не отреагировали. Пришлось заново писать. С просьбой о содействии молодая мать обращалась в МИД, Генпрокуратуру и ГКНБ, а потом направляла письма с требованием дать хоть какой–то ответ.
— Учитывая, что муж занимался оформлением документов, у него в госорганах были знакомые, о чем он сам рассказывал. Даже когда вывез детей, Али объяснил, что его до трапа самолета сопровождали сотрудники ГКНБ Эркин и Эрик. Конечно, факт этого доказать очень сложно. Но когда я написала заявление на имя председателя Кенешбека Душебаева 12 января, то обращение было спущено как раз Эрику. Я еще не вышла из здания ГКНБ, как мне звонит муж, который уже узнал об этом. Значит, ему быстро сообщили. Мне и сам Эрик звонил, сообщил, что Али привезет детей через два месяца. Конечно, я этому не верю. Возможно, чекисты просто испугались, что начнется служебное расследование, ведь по Закону “Об обращении граждан” ГКНБ должно дать мне ответ, — полагает Нуржамал.
В общем, по сей день ни в одном из органов не открыто уголовного дела и не ответили. По–видимому, руководство силовых структур изо всех сил старается выполнить поручение президента по борьбе с оргпреступностью. До других людям в погонах нет никакого дела.
Посольство Пакистана в КР отказалось комментировать корреспонденту “ВБ” данный инцидент. В ответ на просьбу предоставить координаты неких Эркина или Эрика пресс–служба ГКНБ хранит молчание.

Дина МАСЛОВА.
Фото Сергея МЕДВЕДЕВА.
Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: