Skip to content

Зачем огрызается НБ КР?

24.02.2011

Сотрудники “Манас Банка” и Нацбанка упрекают друг друга в дезинформации общественности. Борьба здравого смысла с административным ресурсом, судя по режиму консервации, оказывается неравной. Очередную порцию разъяснений НБ КР, распространенную в начале недели, уже даже не хочется комментировать: как обычно, ни одного доказательства и предоставление одних и тех же сведений. В частности, надзорный орган вводит в заблуждение, заявляя, что руководство банка покинуло страну 7 апреля.
В редакции имеются копии авиабилетов, свидетельствующих о том, что председатель правления “Манас Банка” Евгений Вербицкий покинул Кыргызстан только 13 апреля, вернувшись в родную Латвию через Стамбул. Более того, 8 апреля 2010 года Вербицкий представлял коллективу банка временного руководителя Рахат Алишерову, после того как НБ КР ввел внешнее управление в пяти комбанках. В тот же день состоялось совещание всех председателей правления банков в НБ КР, который проводил тогда и.о. председателя Заир Чокоев.
НБ КР на этой неделе распространил следующее сообщение, комментируя ситуацию в “Манас Банке”: “7 апреля 2010 года председатель правления этого банка покинул страну. 8 апреля 2010 года оставшееся руководство банка в связи с возникшей угрозой разграбления банка обратилось в Национальный банк с просьбой защитить банк. НБ КР ввел временное управление в ЗАО “Манас Банк” и совместно с ГКНБ организовал охрану банка”.
Как сообщают свидетели тех событий из числа сотрудников банка, “был звонок в ГКНБ относительно того, что толпа мародеров направляется в сторону головного офиса. Однако всю защиту от толпы осуществляло управление безопасности банка без какой–либо помощи со стороны ГКНБ, НБ КР или ГУГССО МВД КР”. Далее Нацбанк опять начал повторяться, что ЗАО “Манас Банк” раньше “был вовлечен в нездоровую банковскую практику, о чем свидетельствовали проверки”.
Предыдущие проверки никаких нарушений не обнаружили, а сами проверяющие из числа специалистов НБ КР так там и работают. Если же они раньше проглядели недостатки или закрывали на них глаза, то почему тогда не были наказаны? Или в банке на самом деле не было таких страшных нарушений, которые бы наводили на мысль о нездоровой практике, как это пытается представить Нацбанк? Что интересно, нагнетание ситуации начало усиливаться не после того, как в апреле и.о. председателя стал Заир Чокоев, а после смены его Бактыгуль Жеенбаевой — бывшим председателем правления АКБ “Кыргызстан”, владельцем которого является Омурбек Бабанов.
Удивительно, но факт: не позволяя единственному акционеру банка управлять своей собственностью, НБ КР настаивал на том, чтобы он дал денег на докапитализацию. Кстати, похожая ситуация происходит и в “Акылинвестбанке”. В последнем сообщении Нацбанк настырно повторяет: “В период режима временного управления и режима консервации НБ КР постоянно предлагал основному акционеру банка провести мероприятия, направленные на оздоровление и укрепление финансового положения банка, однако дополнительная капитализация им не произведена, не выполнены и остальные мероприятия”.
И в заключение сообщения надзорный орган добавил: “Национальный банк готов открыто и прозрачно продолжать переговоры с основным акционером”. Последняя реплика уже кажется просто анекдотом.
Своими заявлениями Нацбанк загнал себя в угол, реагируя на журналистские публикации, которые нервируют руководство НБ КР. При этом доказательств прессе никто не предоставляет, рассчитывая, что госорганам (хотя Нацбанк считает себя отдельной структурой, не относящейся к госорганам) все должны верить на слово и любить их за красивые глазки. Последнее сообщение Нацбанка КР наверняка появилось также из–за открытого письма сотрудников “Манас Банка”, адресованного руководству страны.
В частности, они напоминают, что 31 декабря 2010 года был введен режим консервации после того, как с 8 апреля в “Манас Банке” правил временный руководитель. НБ КР ссылается на Закон “О консервации, ликвидации и банкротстве банков”, где говорится, что цель консервации — обеспечение сохранности активов. Но если деятельность банка находилась под полным контролем Нацбанка почти 10 месяцев, откуда могла возникнуть угроза сохранности активов? Больше похоже на то, что шаг правления НБ КР о введении консервации является планомерным действием разрушения деятельности “Манас Банка”, о чем не преминули упомянуть в открытом письме.
Конечно же, не улучшает ситуацию назначение консерватором обыкновенного специалиста юридического отдела НБ КР, который априори не имеет знаний и навыков для управления такой организацией. Консерватор ввела ограничения на операции, из–за которых разрушается клиентская и депозитная база. Кроме того, закрытие счетов со стороны банков–контрагентов полностью парализует действия банка и превращает его в работающее с ограничениями обменное бюро. Разрушается сеть филиалов, так как важное для работы отделение в Оше было закрыто.
И после этого НБ КР заявляет, что в интересах вкладчиков и для сохранности активов в банк назначен консерватор. Когда финансовое учреждение подобными действиями будет доведено до банкротства, а такого развития событий не стоит исключать, то что на это скажут вкладчики, о которых надзорный орган так “заботится”? Такое ощущение, что члены правления НБ КР во главе с и.о. председателя рассчитывают, что они не будут нести ответственность за весь бардак, который начался в прошлом году. А ведь времена меняются…
Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (23 февраля 2010)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: