Skip to content

Георгий ЧЕСНОКОВ: Они просто проедают мои деньги

01.03.2011

При изучении документов по “Акылинвестбанку”, который Нацбанк сейчас жаждет национализировать, сначала не верится, что в НБ КР работают такие грамотеи, потом чтение начинает доставлять удовольствие. Взять хотя бы то, что надзорный орган просит деньги у единственного акционера, не веря в его существование.

Мучения финансовых приключений
Инвестиционный банк “Акыл” был создан в 1994 году, но пять лет спустя у него начались проблемы с крупными заемщиками, а также из–за того, что Минфин потребовал счета бюджетных организаций перевести в другие банки. В 2000 году там ввели режим консервации, а в середине 2002–го спецадминистратором назначили Агентство по реорганизации банков и реструктуризации долгов (ДЕБРА). В 2007–м банк решили реабилитировать и выставить на торги. Конкурс проводился дважды. Победителем тендера, проведенного 3 марта 2008 года, стал Георгий Чесноков — гражданин России, живущий то в США, то в Великобритании.
Он сформировал уставный капитал на 100 миллионов сомов, погасил задолженность перед кредиторами, в основном перед бюджетом, на 55 миллионов. И только после этого Нацбанк выдал лицензию. Сейчас НБ КР пытается убедить суд, что тендер по покупке финансового учреждения был проведен непрозрачно. Однако никто не ставит вопрос о том, что все требования НБ КР инвестор выполнил, включая требования по предоставлению финотчетности, которую в НБ КР получили позднее.
Проблема в том, что Чесноков в то время проживал в США, где срок предоставления налоговой отчетности по нашим налогам завершается в сентябре. Соответственно люди, которые занимаются подготовкой и подачей документов, ничего не могли сделать, чтобы предоставить отчеты в КР раньше, ведь у нас их необходимо показать госорганам в начале года. К этому Нацбанк Кыргызстана сейчас тоже придирается, хочет забрать акции в пользу государства, признав сделку ничтожной. При этом не выплачивая Чеснокову то, что он заплатил три года назад, в том числе погасив долги старого банка “Акыл” за 1990–е годы перед бюджетными организациями.
В 2009 году НБ КР повысил требования для банков по уставному капиталу. Поэтому в марте 2010 года Чесноков приезжает в Бишкек и принимает решение об увеличении уставного капитала до 150 миллионов сомов. Однако реализоваться идее помешали апрельские события. Никогда не вмешивающийся в политику Чесноков оказывается аффилированным семье Бакиева, на его счета накладывается арест, на него самого возбуждается уголовное дело. В “Акылинвестбанк” вводится временное руководство, которое проедает уставный капитал и парализует деятельность организации. На сегодняшний день уставный капитал уменьшился уже на 8 миллионов сомов.
А на счетах “АзияУниверсалБанка” у Чеснокова в разной валюте был миллион долларов, который он и намеревался перечислить в счет капитализации своего банка. На собственных счетах деньги лежат и по сей день. После банкротства АУБ деньги на счетах Чеснокова отнесли к сфере деятельности ДЕБРА.
Неоднократные попытки объяснить Нацбанку, что он намерен увеличить уставный капитал при условии снятия ареста со счетов, во внимание приняты не были. Гарантий никто не давал. Надзорный орган упрямо требовал финансовые средства из других источников, не обращая внимания на то, что деньги на дороге не валяются.

Кыргызстан — оффшорная зона?
Одновременно с тем, как велась переписка о докапитализации, Нацбанк Кыргызстана подает в суд с требованием национализировать “Акылинвестбанк”. Разве можно назвать нормальной политику, когда госорган намеревается забрать собственность себе, не выплачивая компенсации владельцу, но при этом еще сверху деньги получить? Даже “Великий национализатор” Азимбек Бекназаров в прошлом году до этого не додумался.
Нацбанк настаивает на том, что первоначально уставный капитал “Акылинвестбанка” пополнился за счет денег из оффшорных зон, что запрещено отечественным законодательством. Впрочем, Чесноков и не скрывал, что средства на уставный капитал были заемными. Он занял 150 миллионов сомов у зарегистрированной в Кыргызстане компании. Наша страна уже стала оффшорной зоной? Нет. Но у компании Furniserv Group были отношения с компаниями, которые в свою очередь сотрудничали с фирмами, зарегистрированными на Виргинских островах. По идее, взаимоотношения Furniserv Group с другими юридическими лицами не имеют к “Акылинвестбанку” никакого отношения. Или надо доказать, что Furniserv Group занимала Чеснокову именно те деньги, которые были перечислены кем–то из оффшорных зон, а не из других источников. А доказательств таких ни у кого нет.
Изумляет тот факт, что комплексная аудиторская проверка в банке проводилась со стороны НБ КР дважды, были даже выписаны рекомендации, указаны незначительные нарушения. Кроме того, проводились проверки в АУБ и инвестиционном банке “Иссык–Куль”, через которые Чесноков перечислял деньги от кредитора на счета своего банка, находящиеся в НБ КР. Если проверяющие несколько лет закрывали глаза на якобы имеющиеся в организациях нарушения, то почему они до сих пор не понесли наказания, а некоторые даже пошли вверх по карьерной лестнице?
Юристы на суде представляют бумаги от неизвестного сотрудника ГКНБ. Чекисты провели проверку и ссылаются на две объяснительные, из чего Нацбанк сделал вывод, что Георгий Чесноков — вымышленный персонаж, а за его именем скрываются главный акционер АУБ Михаил Надель или его адвокат Илларион Адамян. Железная логика!
— Приложенные объяснительные не являются доказательством. И не могут быть приобщены, потому что они не были написаны для суда. Если бы люди обратились в суд с заявлениями, были бы предупреждены об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний либо за дачу ложных показаний — это одно дело. И совсем другое, когда ГКНБ представил письмо на двух страницах с подписью начальника неуказанного управления — некоего Курбаналиева. Можно предоставить материалы уголовного дела или копию каких–то документов. Но почему ГКНБ дает какие–то показания в суде таким образом? Это не соответствует УПК, — объясняет Илларион Адамян, чья юридическая компания защищает интересы Георгия Чеснокова и Михаила Наделя. Кстати, именно на этом основании Нацбанк сделал выводы, что Адамян и Чесноков — одно и то же лицо.

Акционер–невидимка
А еще 27 августа 2010 года НБ КР обратился в межрайонный суд с исковым заявлением к Георгию Чеснокову и ДЕБРА о применении последствий недействительности ничтожной сделки. То есть Нацбанк хотел признать реабилитацию “Акылинвестбанка” недействительной. По сути, это можно назвать экспроприацией частной собственности. Решением суда от 2 декабря Нацбанку было отказано в удовлетворении иска. Решение вступило в силу, но НБ КР подал кассационную жалобу.
При всем абсурде ситуации Георгию Чеснокову, с которым судился Нацбанк, доказать свое существование было не так–то просто. Выписка со счетов была предоставлена в суд, адвокату же отказывали. И стало понятно, что у Георгия имелись счета в АУБ, через которые в течение пяти лет производились различные операции. Кроме того, юристы предоставили как договор займа денег у Furniserv Group, так и бумагу о том, что они погашались. В общем, убедили суд, что не невидимка несколько лет пользовался банковскими счетами.
30 декабря 2010 года уголовное преследование в части, касающейся деятельности “Акылинвестбанка”, было прекращено за отсутствием в деяниях акционера состава преступления. Поэтому 19 января 2011 года Генпрокуратура издала постановление о частичной отмене ранее наложенного ареста на имущество. Копии постановления были направлены в Нацбанк и Госфиннадзор.
Зная эти факты, на февральской пресс–конференции и.о. председателя Нацбанка Бактыгуль Жеенбаева рассказала журналистам, что НБ КР подал в суд иск о переводе акций “Акылинвестбанка” в пользу государства и о том, что сейчас идет расследование по уголовному делу. Как понимать подобные заявления?
— Мы намерены подать три иска против Нацбанка, Бактыгуль Жеенбаевой и Назгуль Мулкубатовой (нынешний консерватор “Манас Банка”, выступавшая на суде по “Акылинвестбанку” от имени НБ КР. — Авт.). Речь идет о возмещении убытков, так как уставный капитал уже сократился до 92 миллионов сомов, о защите деловой репутации Георгия Чеснокова и об обжаловании действий Нацбанка, — сообщил корреспонденту “ВБ” Илларион Адамян.

  • очевидное — невероятное
    Нацбанк в 2010 году направил около 10 писем с требованием пополнить капитал, уже зная, что планирует национализировать “Акылинвестбанк”. Учитывая, что с момента введения в АУБ режима консервации на операции со счетами нерезидентов имелись ограничения, в письмах НБ КР Чеснокову можно прочесть даже такое: “Учитывая сложившуюся ситуацию, Национальный банк требовал от вас предоставить план капитализации ОАО “Акылинвестбанк” не за счет средств в ОАО “АзияУниверсалБанк”. Однако данное требование вами не выполнено. В связи с этим доводим до вашего сведения, что в случае невыполнения коммерческим банком законных требований Национальный банк вправе ввести режим консервации и назначить консерватора”. Это шантаж?
    Следуя неподдающейся объяснению логике, акционер должен был распрощаться со своей собственностью, не вернуть ни тыйына вложенных средств и заплатить примерно 50 миллионов сомов за красивые глазки руководителей Нацбанка. При этом надзорный орган, по сути, сам чинил препятствия, чтобы его требования были выполнены.
  • а вот и я!
    Георгий Чесноков даже написал президенту Розе Отунбаевой письмо с разъяснением ситуации. Он уверен, что “негативная ситуация вокруг “Акылинвестбанка” является следствием политики руководства Нацбанка, особенно и.о. председателя Бактыгуль Жеенбаевой”. По его словам, “представители Национального банка не гнушаются заявлять сведения, не соответствующие действительности, при этом, как заклинание, звучат слова: “В интересах государства”.
    “Привлечение кредитов и займов — вещь в бизнесе совершенно банальная, и касается она должника и кредитора. Накручивать же на ситуацию элементарного займа туманную “сомнительность и отсутствие экономического смысла” при приобретении банка–банкрота можно только при воспаленном воображении. При этом со стороны НБ КР продолжаются предложения о дополнительной капитализации… с последующим очевидным банкротством очередного банка”, — пишет акционер “Акылинвестбанка” главе государства.
    “Национальному банку, его сотрудникам прекрасно известно, что коммерческий банк был куплен мной, я реально существую, живу. Да, с Михаилом Наделем меня связывает многолетняя дружба. Но ничего предосудительного я не совершал, а потому претензий со стороны правоохранительных органов ко мне нет”, — объясняет Чесноков.
    А в письме в Нацбанк Чесноков пишет, что “в отношении потенциального покупателя — известного российского бизнесмена — руководство НБ КР повело себя некорректно, вслух заявляя одно, а на деле совершая действия иного направления”.
    “И в этих условиях вы продолжаете вести речь о дополнительной капитализации из дополнительных источников. Не слишком ли? Вы зря недооцениваете и то обстоятельство, что режим временного руководства только проедает деньги — мои деньги. Я готов сделать все необходимое для восстановления нормальной работы банка. Капитализация будет, но только в цивилизованных условиях, а не в режиме полного правового нигилизма, если не сказать, рейдерской вакханалии от имени государства”, — заключил Чесноков, обращаясь в Нацбанк.

    Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (25 февраля 2010)
  • Реклама
    Добавить комментарий

    Добавить комментарий

    Please log in using one of these methods to post your comment:

    Логотип WordPress.com

    Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

    Фотография Twitter

    Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

    Фотография Facebook

    Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

    Google+ photo

    Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

    Connecting to %s

    %d такие блоггеры, как: