Skip to content

Латентная безответственность

08.03.2011

Когда чиновники лоббируют в угоду себе или кому–нибудь законопроект и считают, что их инициатива не потребует средств из бюджета и прочих усилий, то глубоко ошибаются. Сколько времени, нервов, сил и бумаг, а главное — трудового ресурса было потрачено, чтобы в конце концов похоронить в феврале 2011 года Закон “О введении контрольных марок”, идея о котором появилась в 2006–м. К счастью, латентные марки, которые только ухудшили бы деловую среду в КР, так и не начали действовать. Но ведь никто не понес ответственности за лоббизм, на который потратили 5 лет. И это только один пример коллективной безответственности, царящей в госуправлении.

А был ли племянник?
Инициатива разработки законопроекта о латентных марках, которые надо было клеить на производимую продукцию якобы для ее учета и снижения уровня контрабанды и контрафакта, началась с указа президента Курманбека Бакиева от 2006 года. Убедительная аргументация там приведена не была, но под подписью главы государства значилось: “Считать целесообразным введение маркировки контрольными марками в Кыргызской Республике”. Тогда же поползли слухи, что одному из многочисленных племянников Бакиева не хватило бизнеса, вот ему и решили придумать такой жирный кусок. Ведь предпринимателей хотели обязать покупать бесцветные наклейки (отсюда и понятие “латентные марки”) для каждой единицы продукции.
В общем, правительству поручили разработать соответствующий закон, в котором должны были прописывать механизм маркировки латентными марками. Как всегда, создали рабочую группу, которая разработала документ, принятый Жогорку Кенешем в том же 2006 году. Закон, уместившийся на одной странице, состоял из шести статей без конкретики и указания товаров, которые следует маркировать. Предполагалось, что правительство разработает отдельное постановление. Бизнес–сообщество, особенно Международный деловой совет, активно высказывались о вреде латентных марок для инвестклимата. Тогда по чиновничьим кабинетам гуляли предположения, что в первую очередь латентные марки обяжут клеить на бутылки с безалкогольными напитками.
Предприниматели пытались аргументировать тем, что введение контрольных марок никак не повлияет на теневую экономику, а только увеличит затраты производителей. Ведь, помимо самих марок, пришлось бы покупать оборудование для их приклеивания. А проверяющие органы могли считывать цифры на марке с помощью специального устройства наподобие ручки. На наклейке было бы указано что–то типа штрих–кода, чтобы можно было определить, когда товар был произведен и на каком предприятии. Для местных производителей марки выдавали бы налоговые органы под строгую отчетность, а импортерам — таможенные. Но посредниками между госорганами и производителями должны были стать открытые заранее фирмы, которые и оказались аффилированы властью.

За бумажкой в Беларусь
— Единственная страна в мире, где имеются такие латентные марки, — Беларусь. И Кыргызстан еще в 2006 году решил перенять ее опыт без веских на то причин, — вспоминает депутат ЖК Дастан Бекешев.
По его словам, постановление правительства со списком товаров для маркировки в 2006 году так и не утвердили, и в 2007–м создали очередную рабочую группу, которая должна была поставить точку. В итоге появилось согласие чиновников на введение маркировки на бутилированную воду и напитки, а также на сотовые телефоны. Бывшие заместители председателя таможенной и налоговой инспекций Кубанычбек Кулматов и Адылбек Касымалиев, ныне возглавившие эти ведомства, тогда выступали в защиту нововведения. Решили еще чиновники вдобавок ознакомиться с чужеземным опытом, и целая группа отправилась в Беларусь, привезла бумажки о механизме работы этой системы, хотя всю информацию можно было запросить по Интернету.
— Никакого смысла ездить не было, тем более за счет государства. После поездки госорганы начали активно разрабатывать положение, для чего опять была создана рабочая группа. Бедные компании пытались воздействовать через прессу, но не получалось. В итоге появился проект перечня, подписанный как постановление правительства. Причем марки государству надо было закупать в другой стране и перепродавать предпринимателям: в случае порчи бизнесменов обязали бы сдавать отчеты. По тогдашним подсчетам, стоимость одной марки выходила 50 тыйынов. Это для предпринимателя не только финансовые затраты, но и пустая трата времени, ведь пришлось бы нанимать людей, которые занимались маркировкой, или закупать оборудование за 4–5 тысяч долларов за границей, — рассказывает об истории вопроса Бекешев.

Статья УК умерла в ЖК
Бизнесмены с новой силой начали возмущаться, когда у чиновников появилась идея: в случае отсутствия маркировки повесить на производителя статью Уголовного кодекса. Стало понятно, что на рубеже 2009 — 2010 годов включилась тяжелая артиллерия адмресурса. Уже разработали проект о внесении изменений и дополнений в УК и намеревались отправить его в ЖК. Кстати, лоббисты предусмотрели норму в Налоговом кодексе, освобождающую от НДС ввоз контрольных марок. Но бюрократические проволочки иногда могут сыграть на руку даже бизнес–сообществу.
— После апрельской смены власти эта тема заглохла. И уже некому стало ее лоббировать. Все были увлечены декретами. В общем, закон до февраля этого года как бы существовал, но реализовать его было невозможно. С этой темой я знаком еще со времен моей работы в Минэкономрегулирования, которое стало исполнителем не по собственной воле. Когда прошел в парламент, то инициировал проект об отмене латентных марок. В феврале в третьем чтении на них наконец– то поставили крест, — добавляет депутат от фракции “Ар–Намыс”. — Получилось, закон просуществовал пять лет, но ни разу не был применен. При этом госорганы израсходовали столько сил, финансов и нервов, потратили уйму времени. Тут вопрос не в маркировке, а в коррупции. Почему чиновники пытаются с помощью бумажек легализовать теневой оборот? Это же неверный подход! Убить коррупцию можно тогда, когда все будет подробно расписано и прозрачно.

мнение
По словам исполнительного директора Ассоциации рынков, предприятий торговли и сферы услуг Сергея Пономарева, лоббисты по нескольку раз пытаются протащить тот или иной законопроект.
— Можно вспомнить законопроект “Об автомобильном транспорте”, когда неоднократно пытались запретить ввоз праворульных машин, лицензировать такси и обязать иметь их материально–техническую базу, без которой выдача разрешительных документов невозможна. Предпринимателям сразу стало понятно, что из этой идеи хотят сделать целый бизнес, в законопроекте была заложена масса коррупционных механизмов, — считает Пономарев.
По его словам, нужно активно внедрять анализ регуляторного воздействия (АРВ) госрешений. Несмотря на шероховатости, пилотный проект с внедрением системы АРВ в местных органах власти показал свою эффективность.
— Проблема в том, что Жогорку Кенеш рассматривает законопроекты, не изучая вопросы и не обсуждая их с теми, кого инициативы парламента непосредственно затрагивают. А ведь именно нам придется по ним жить. Вот, например, сейчас предлагается функцию сбора соцотчислений передать налоговым органам, а пенсионным обеспечением будет также заниматься Пенсионный фонд. А зачем тогда нужен Соцфонд как институт? При этом подобные законопроекты рассматриваются без анализа последствий и не обсуждаются с бизнес–сообществом. Согласен, что на разработку и обсуждение документов тратится масса времени, бумаг и сил. Они постоянно возвращаются на доработку, снова и снова создаются какие–то рабочие группы и межведкомиссии. И это замкнутый круг. А нельзя сразу провести анализ?
Дина МАСЛОВА (03.03.2011)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: