Skip to content

АУБ–то голый! Финансовые лабиринты: чем дальше в лес, тем темнее

20.03.2011

Вокруг бывшего системообразующего “АзияУниверсалБанка” так заметаются все следы, что истина, кажется, уже похоронена.

Противоречат сами себе

Все мы помним, как представители Нацбанка сразу после смены власти в стране выскочили на пресс–конференцию с заявлением, что государственные средства в полной сохранности, в частности деньги Соцфонда и Фонда развития. Что, это было сказано для успокоения, чтобы население не паниковало, опасаясь бюджетного коллапса? Или банкиры точно знали, что частные лица и компании сняли со счетов свои активы, оставив государственное государству? В любом случае никто НБ КР за язык не тянул.

Помнится, как Генпрокуратура завела уголовное дело в отношении бывшего руководства Фонда развития и еще ряда лиц, обвиняя их в том, что они незаконно хранили госденьги в комбанках. А процентные доходы от депозитов клали себе в карман. Собственно, законом разрешается размещать средства Соцфонда и Фонда развития в коммерческих учреждениях для получения дохода, так что обвинения Генпрокуратуры можно поставить под сомнение. Суть же в том, что ГП отрапортовала: деньги Соцфонда и Фонда развития переведены из комбанков в бюджет.

Бывшее руководство банков клянется, что государственные деньги остались в Кыргызстане, а со счетов снимались средства клиентов. В последнем своем сообщении Нацбанк заявил, что “размещенные в АУБ бюджетные средства, в частности Социального фонда, Фонда развития и Министерства государственного имущества, наряду со средствами других кредиторов банка были выведены. В целом размер выведенных средств оценочно составил более 250 миллионов долларов, в том числе 40 миллионов было выведено 7 апреля”. Вот те на! Сколько же из 250 миллионов, а это примерно 11,5 миллиарда сомов, было госсредств? По информации из собственных источников, обязательства АУБ перед государством составляют порядка 2,5 миллиарда сомов. И если обязательства банка превышают его активы, то это еще совсем не значит, что были выведены госсредства.

Какие именно имеются обязательства АУБ перед государством? Идет ли речь о том, что банк участвовал с госструктурами в уставном капитале компаний (например “АУБ–Агро”), или до сих пор на депозитах числятся бюджетные деньги, или они брали кредит? И есть ли доказательства того, что какие–то деньги все–таки выводились? Зато распространяются слухи, что Соцфонд недосчитался примерно 3 миллиардов сомов, из–за чего дефицит теперь покрывается из госбюджета. Якобы через MGN Group на его деньги покупались облигации, которые не были погашены. Может ли это быть правдой?

По крайней мере, кажется странным, что Минфин, Соцфонд, Мингосимущества молчат относительно того, все ли деньги у них на счетах? Или они после 7 апреля недосчитались? Или госорганы настолько бесхозяйственные, что даже не знают, сколько денег у них было, а сколько осталось после смены власти в апреле и связано ли это с АУБ? Как нам стало известно из собственных источников, 7 апреля и раньше свои же средства просто снимали клиенты банка. Не стоит забывать, что переводить деньги через банк — право клиента, кто бы он ни был. Согласно Гражданскому кодексу, банк обязан провести операцию.

Предъявите документы, пожалуйста!

Кроме того, у Нацбанка постоянно меняются цифры. Сначала речь шла приблизительно о 200 миллионах долларов, которые вывели из АУБ 7 апреля. Теперь расклад совсем иной. Как поясняют специалисты, сразу после введения внешнего управления оценивался тот баланс АУБ, который банк предоставил. Потом же начали выясняться новые подробности, проверяться корсчета. Однако прошло уже 9 месяцев. Так неужели до сих пор точно не выяснили подробности: сколько и чьих средств не оказалось в банке, на какую сумму активы были нарисованы, какие доказательства того, что баланс не соответствовал действительности?

Нацбанк выдает очень сухие и дозированные данные, ознакомившись с которыми, возникает еще больше вопросов. Если цифры вырастут еще больше, то тогда можно задаться вопросом: “А не стали ли исчезать деньги из банка уже после 7 апреля?”. По крайне мере, власти уже давно посеяли такие сомнения. Если они правы и кристально чисты, то общественность тоже ждет доказательств, а не просто заявлений в пресс–релизах или на пресс–конференциях. Что касается корпоративных ценных бумаг, которые не нашли в АУБ, то с эмитентами пытались связаться. Как стало известно из собственных источников, векселя “Газпрома” были погашены перед банком еще несколько лет назад, но сведения о них находились в балансе, будто эмитент выплатит за них деньги только в 2010–м. Возможно, еще какая–то часть активов оказалась воздушной. Другую часть, как нам стало известно, погасили еще летом через доверенность на частное лицо. По неподтвержденным данным, речь идет об облигациях “Россельхозбанка” примерно на 5 миллионов долларов. Возможно, это не единственные векселя. Поэтому как можно утверждать, что в АУБ ценных бумаг никогда не было?

Похоронить истину в самом АУБ выгодно всем. Держатель контрольного пакета акций банка Михаил Надель полагает, что ценные бумаги пропали после 7 апреля, так как депозитарием по ним была Центральноазиатская фондовая биржа, варварски разгромленная в апреле. Ему, конечно, удобно все списать на новые власти. Если же это так, то Нацбанку, наоборот, наруку свалить все на Наделя, который рисовал баланс и которого нет в стране. В принципе самим эмитентам тоже выгодно развести руками, чтобы не погашать векселя. Как сообщалось в российских СМИ, АУБ подал иски к “МДМ–банку”, “Росбанку”, “Петрокоммерцу” и “Россельхозбанку” и просит суд признать недействительными утраченные им векселя на миллиард рублей.

В любом случае в настоящий момент денег от погашения ценных бумаг в АУБ нет, поэтому и был создан резерв на 2,5 миллиарда сомов на покрытие потерь и убытков.

Кстати, относительно цифр. 17 сентября заместитель председателя НБ КР Суеркул Абдыбалы тегин сообщал СМИ, что следственные органы ведут расследование по поводу хищения средств в размере более 3 миллиардов сомов из ОАО “АзияУниверсалБанк” под видом приобретения корпоративных ценных бумаг российских эмитентов. Сейчас в НБ КР сообщают о 2,5 миллиарда сомов. Остальные все–таки погасились? Или их уже успели куда–то деть? Спасенье было так возможно… 21 июня член правления НБ КР Абдымалик Мырзаев заявил: — Спасение АУБ жизненно важно для Кыргызстана, потому что, спасая его, мы спасаем всю банковскую систему государства. Там были сосредоточены средства Соцфонда, Фонда развития, Мингосимущества, а также многих госорганизаций и учреждений. И когда мы говорим, что спасаем АУБ, мы даем ему возможность работать и возвращать те кредиты, которые были и будут ему предоставлены. Сдерживать собственные обещания НБ КР тут же перестал. Хотя временным правительством был даже одобрен план реабилитации, согласно которому Нацбанк планировал предоставить чрезвычайный кредит в 1,5 миллиарда сомов для поддержания ликвидности, а Минфин выделить столько же на капитализацию банка. Тогда заявлялось, что все меры направлены на сохранение банка и обеспечение его дальнейшей работы, а также на поддержание стабильности в финансово–банковской системе в целом. Вскоре государство продемонстрировало, что не желает сохранять банк и обеспечивать его работу. Если уж государство национализировало АУБ, то и должно нести ответственность перед вкладчиками, убедить, что банк начнет свою работу. Кроме того, не стоит забывать о налоговых поступлениях от АУБ, а также того факта, что он имел серьезный вес в финансовой системе страны. Несмотря на то, что масса физических и юридических лиц пострадала, Нацбанк продолжает утверждать, что действовал в интересах вкладчиков. А как быть с обладателями векселей и миноритарными акционерами АУБ? По нашим данным, векселя приобрели примерно на 300 миллионов сомов. Причем крупным векселедержателем был ОАО “Инвестбанк “Иссык–Куль”, у которого из–за того, что АУБ не погасил векселя, начались проблемы с ликвидностью. Не стоит забывать про две компании: “АУБ–Агро” и “АУБ–Страхование”. В микрокредитной компании 50 миллионов сомов уставного капитала формировал АУБ, столько же — Фонд развития. На конец марта были выданы кредиты фермерам примерно на 90 миллионов сомов. Жалко, что сама микрокредитная компания не может продолжить свое существование. “АУБ–Страхование” тоже имел уставный капитал на 100 миллионов сомов, но не может выплатить страховые премии, так как теперь Агентство по реорганизации банков и реструктуризации долгов (ДЕБРА) будет погашать обязательства в порядке очереди, как это предусмотрено Законом “О банкротстве”. Финансисты говорят, что важно было сохранить эту страховую компанию как самостоятельную единицу, так как ее уставный капитал в два раза больше, чем у остальных страховых компаний КР. Где логика властей относительно судьбы дочерних компаний АУБ? Сами сотрудники банка, с которыми нам довелось поговорить, также считают, что банк все еще можно сохранить. Дело в том, что в АУБ хранились средства нерезидентов: примерно на 370–380 миллионов сомов физических лиц и около 1,2 миллиарда сомов юридических. Учитывая, что до сих пор никто из нерезидентов не предъявил по ним требования, то там полагают, что это могут быть деньги самого экс–председателя совета директоров Михаила Наделя и его компаньонов. А может быть, таких нерезидентов просто не существует? Если как–то решить этот вопрос, то баланс не был бы таким плачевным. По данным на конец октября, обязательства превышали активы как раз на 1,7 миллиарда сомов. Кроме того, там полагают, что надо было позволить Наделю реабилитироваться: дать возможность работать и заниматься погашением обязательств, но и риски повесить на него. Теперь же большая часть штата окажется на улице. Из 1800 сотрудников уже уволились около 500. Сейчас примерно 250 человек находятся в отпуске без содержания. Для работы над процессом банкротства останется примерно 100 человек. Остальные будут уволены с 11 декабря. И только половина из них может оказаться в новом банке. * * * Создается впечатление, что АУБ просто довели до банкротства, а теперь пытаются отмыться. Кстати, еще аубовцы вели переговоры о продаже банка российскому финансовому гиганту ВТБ, и определенные договоренности уже были. ВТБ бы вряд ли стал покупать какой–нибудь мусор. То есть АУБ национализировали, не считая его банкротом, иначе бы сразу отправили его в ДЕБРА. А потом положение начало стремительно меняться, из–за чего банк стал неплатежеспособным. Неужели временное правительство и НБ КР решили таким образом гарантировать владельцам АУБ выплату компенсаций, чтобы на ее размер не повлияли какие–то будущие события в банке? В этом контексте можно приветствовать действия ВП и НБ КР по реальной защите прав бывшего председателя совета директоров Михаила Наделя. Хотя власти больше должны волновать интересы вкладчиков. Что на самом деле происходило до 7 апреля и после, остается только догадываться. Банк угробили, а ответственных нет. А за 9 месяцев можно было так замести следы как бывшим владельцам, так и временному руководителю во главе с НБ КР, что уже потом до истины никто не докопается. цифирь Активы “АзияУниверсалБанка” по состоянию на 28 октября 2010 года составляли 4 миллиарда 929 миллионов сомов. Из указанной суммы денежные средства — 369,8 миллиона сомов, корреспондентские счета — 650,9 миллиона, государственные ценные бумаги — 475,7 миллиона, кредиты клиентам — 1,644 миллиарда сомов, прочие активы — 1,787 миллиарда. В это же время обязательства банка перед клиентами оцениваются в 6 миллиардов 696 миллионов 600 тысяч сомов. Из них депозиты физических лиц составляют 502,3 миллиона, юридических лиц — 2,233 миллиарда сомов. Депозиты государственных учреждений оцениваются в 2,94 миллиарда, прочие обязательства составляют 1,019 миллиарда сомов. Официально убытки ОАО “АзияУниверсалБанк” на 1 октября 2010 года составили 4,6 миллиарда сомов, на соответствующий период прошлого года банком была получена прибыль в сумме 235,6 миллиона. мнение эксперта Глава Госфиннадзора Нурбек Элебаев также считает, что АУБ можно было сохранить. — Самое важное — сохранность банка. Так как банк национализировали, получилось, что государство разбирается с самим собой по поводу обязательств АУБ. Возможно, надо было реструктуризировать обязательства, а не заставлять погашать их, создав “хороший” и “плохой” банки. В любом случае, чтобы вдохнуть жизнь в преемника АУБ, в него нужно влить деньги. Хотелось бы напомнить, что капитализировать АУБ пытались еще летом, согласно плану реабилитации. Но у Минфина, естественно, не оказалось денег. Неужели они появятся теперь? — удивляется председатель Госфиннадзора в интервью “Вечерке”. По его словам, если бы действия госорганов были более скоординированными, то многих ошибок удалось избежать. — Усилиями государства АУБ можно было сохранить. Но делается ли что–то? Нет, АУБ как будто толкали к банкротству. Кто–нибудь раскрывает, какая именно сумма была мыльным пузырем? Нет. Если бы было желание показать истинное положение, то нужно было создавать межведомственную комиссию, которая бы четко ответила на спорные вопросы, — добавил Элебаев. — Пока же цифры по выводу активов противоречивые. Теперь все дела переданы в ДЕБРА (в агентстве даже предусмотрительно поменяли руководителя. — Авт.), которое занимается процедурой банкротства, так что все тайны так и останутся покрыты мраком.

Дина МАСЛОВА, газета «Вечерний Бишкек» (10 декабря 2010)

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: