Skip to content

Ишенбай Абдуразаков: Деление на «своих» и «чужих» антигосударственно

20.03.2011

Высокие понятия “национальная идея”, “патриотизм”, “любовь к родине” сегодня вновь на слуху и на устах у многих в Кыргызстане. Но жителями республики они трактуются по–разному. И чем активнее одни отдают предпочтение мононациональному аспекту, тем неуютнее чувствуют себя представители других национальностей, которые также считают Кыргызстан своей отчизной. О непростых процессах и проблемах в межнациональной сфере сегодня на страницах “Вечерки” размышляет известный и уважаемый в стране аналитик, экс–госсекретарь Ишенбай Абдуразаков.

Эмоции и право

— Ишенбай Абдуразакович, а как вы понимаете термин “национальная идея” в таком многонациональном государстве, как Кыргызстан?

— Национальная идея действительно нужна республике. Хотя, по–моему, многие по–разному понимают ее суть. Точное понятийное определение у нас пока не выработано. Однако во многих странах национальная идея понимается как государственная идея исходя из значения самого слова “нация”. У нас привыкли трактовать термин “нация” с акцентом на этническую принадлежность, ставя во главу угла только кыргызский этнос. Но нация — это народ, это граждане государства все вместе, разных национальностей. Безусловно, в таком контексте, в рамках идеи развития государства, всего общества должен существовать специальный раздел относительно исторической судьбы кыргызов, относительно того, опираясь на какие ценности они должны строить свое будущее. Но в многоэтническом государстве этническую идею превращать в общенациональную однозначно неприемлемо.

— Думаю, с вами не согласится автор одной из кыргызскоязычных газет, перевод размышлений которого был опубликован и на русском языке. Позвольте несколько выдержек: “Если мы выгоним из своего “дома” 10 тысяч гостей “одного вида”, то мы освободим дома для 10 тысяч кыргызов”, “Мы, кыргызы, должны называть братьями только своих, а не чужих”, “Я считаю, что все, кроме кыргызов, являются нашими врагами”… Понятное дело, что это частное мнение, продиктованное собственным пониманием патриотизма. Может быть, мнение даже умышленно эпатажное. Но, согласитесь, провозглашение таких точек зрения тоже влияет на усиление миграционных настроений.

— (Внимательно прочитав упомянутую публикацию.) Знаете, может, не все мнения, особенно радикального характера, следовало бы делать достоянием гласности. — Но у нас свобода слова, и это бесспорное благо.

— Иногда и благо может быть использовано во зло. И любая свобода, в том числе и слова, имеет в демократическом государстве свои правовые рамки… Не буду вдаваться в полемику. Надо исходить из реальности. Да, в мононациональных странах не нуждаются в какой–то особенной идеологии, опираются на ценности, наработанные в течение веков. Это стало мировоззрением населения таких государств, и там умеют сочетать правовые и традиционные, культурно–нравственные аспекты. Однако исторически сложилось, что Кыргызстан — многонациональное, многоконфессиональное государство. И наше будущее надо рассматривать исходя именно из неделимости судьбы всех народов, проживающих в республике. Говоря же о национальных идеях в узком понимании, можно вспомнить о том, чем заканчивались попытки их воплощения в жизнь. К примеру, о гитлеровской, нацистской идее, исходившей из совершенно ложного понимания превосходства арийской расы. Есть и правовая, и эмоциональная стороны. Но всегда должно главенствовать право. А права у всех граждан Кыргызстана по Конституции абсолютно равны. И если Кыргызстан считается демократической страной, то мы обязаны во главу угла ставить верховенство закона.

— Боюсь, в нашем обществе подчас, особенно на нынешнем сложном этапе, нередко превалируют эмоции. Это не всегда способствует и выходу из конкретных ситуаций, и выработке важных решений, поиску разумного компромисса, следованию букве закона.

— Может быть. И все же, несмотря ни на что, нам сейчас надо думать о государственной стратегии развития страны со всеми составляющими элементами, где в числе важнейших — обеспечение в нашей многонациональной республике гражданского согласия. Даже о гражданской интеграции, хотя об этом, наверное, еще рано говорить. Мне кажется, что многие беды проистекают из двух вещей. Это социально–экономический фактор, разрыв между богатыми и бедными, что свойственно рыночной экономике, но является почвой для проявления различного рода радикальных настроений, особенно со стороны тех, кто десоциализирован, оторвался от понимания общих целей государства. И второе — разные подходы к пониманию восстановления нравственных ценностей. Но они должны быть сформулированы исходя из многоэтничности, многоконфессиональности нашей страны, из необходимости не разделения, а сплачивания ее населения. Ведь достижение общих интересов будет и во благо различным этническим, социальным группам. В контексте этого надо определиться, какие ценности конкретно мы, кыргызы, должны унаследовать от прошлого и на что взять ориентир.

Центровая линия

— А кому, на ваш взгляд, следует заняться выработкой такой концепции? — Перепоручать эту задачу только государству не надо. Нужна общественная дискуссия, и “Вечерний Бишкек” совершенно правильно поднимает такие вопросы. Лишь на основе результатов дискуссии может формироваться обобщенная концепция. Но это не обязательно какой–то правовой акт, которому все должны подчиняться, это общее видение сегодняшнего дня и перспективы, позиционирование всех нас в настоящем и будущем. Конечно, опять вспыхнут дебаты, но главное, что центровая линия будет уже определена. При всем этом, однако, по стержневым аспектам должны публично высказаться глава государства и политические лидеры. Вообще–то нам нужны стратегии по многим вопросам — в области экономического развития, обеспечения продовольственной, энергетической безопасности и так далее. Но идти надо от главного — от развития гражданского общества. Без этого, без гражданской стабильности, четкого понимания государственных и национальных интересов, отражающих чаяния именно всех граждан страны, мы будем не концентрировать, но лишь растрачивать силы.

— Вы думаете, в сегодняшнем состоянии, в каком пребывает наше общество, такая дискуссия возможна? И не подольет ли она лишь масла в огонь уже существующих множественных проблем, в том числе и в межэтнической сфере?

— Я считаю, что общество уже созрело для этого, несмотря на то, что мы находимся в зоне достаточно тревожных рисков. Ошские события говорят о многом. Психологический аспект межэтнических отношений — самый сложный вопрос. Ведь подчас разумом человек понимает, что нельзя так делать, но подсознательно уже поддается конфликтным настроениям, разводящим людей по разные стороны баррикад. Тогда как конфликты, подобные этому, наносят вред всем сторонам, и в целом обществу. Вернусь к упоминавшейся публикации. Пафос ее автора, если обобщить, таков: якобы мы, кыргызы, оказались в униженном положении, нами на нашей земле командуют другие. Откуда возникают такие взгляды? Думаю, от не совсем четкого понимания особенностей переживаемого этапа. Можно употребить и более сильное слово — невежество. К сожалению, весьма распространена привычка: если тебе что–то не удается, причину видишь не в себе, а в других. Почти никогда не приходит желание задуматься: а может, в происходящем есть и моя собственная вина? Если человек добился чего–то своим трудом, почему он не должен пользоваться законным благом? Если ты хочешь стать таким же благополучным, то трудись, находи пути к этому. Очень примитивное понимание: мол, чем больше уедут, тем больше освободится места, возможностей и так далее. Я бы назвал это паразитическим мышлением, суть которого — прийти на готовое. К сожалению, в нашем обществе такие настроения есть. Правда, они не отражают мнения образованных людей, но присущи деклассированным, маргинальным, радикально настроенным согражданам, образованностью не отличающимся.

— Позволю не согласиться с вами. Иногда столь прямолинейный подход к проблеме миграции хоть открыто не озвучивается, но угадывается в заявлениях и некоторых людей, относящих себя к политической элите.

— Да, такое имеет место быть. Но чем оно продиктовано? Зачастую это может быть политическая спекуляция, стремление понравиться кому–то, завоевать чью–то поддержку. К тому же вы что, думаете, у нас в политических кругах все грамотные? Посмотрите, сколько там малограмотных, которые, может быть, и разбираются в своей узкой специальности, но широким историческим, политическим кругозором не обладают. Есть высказывание Маркса, очень верное: “Невежество — это зло, которое принесет человечеству много неприятностей”. Формулировка, очень применимая и к нашим условиям. Надо признать, что проблемы в межэтнической сфере случаются и в странах с достаточно высоким уровнем политической, общей культуры. Но важно не доводить дело до крайности, вести целенаправленную работу по разрешению возникающих спорных вопросов. И здесь я вновь бы подчеркнул необходимость выработки документа, о котором говорил выше. Он должен давать четкое понимание: если вы поступите вот таким выходящим за пределы допустимого законом образом, то нанесете ущерб прежде всего себе, своей национальности.

— Однако создается ощущение, что сейчас никому нет дела до создания подобных консолидирующих документов. В том числе и во властных эшелонах. Да и образованная часть общества, которую вы упомянули, тоже весьма разобщена.

— Как правило, когда более–менее спокойно, люди думают: а зачем заниматься такой работой, и так все благополучно. А когда начинаются крутые турбулентные движения с такими трагическими исходами, тогда приходится сосредоточиваться на решении сиюминутных, не терпящих отлагательства задач. Но в нашем случае откладывать на потом столь судьбоносный вопрос уже нельзя. Необходимо создать группу из государственных, общественных деятелей, которые займутся выработкой концепции, а потом предложат ее на рассмотрение обществу. Конечно, всем не угодишь. Однако концепция должна строиться прежде всего на основе здравого смысла и разума. И закона, естественно.

Как слово отзовется?

— Увы, сколько важных документов, в том числе и подобной направленности, рождалось и в прежние годы. Если бы они еще и выполнялись…

— Кыргызстан стал первым в СНГ, кто создал у себя Ассамблею народа республики. И Ван дер Стуул, в те годы верховный комиссар ОБСЕ по делам нацменьшинств, очень высоко оценил такую инициативу, сказав, что мы идем впереди планеты всей. Но вся беда в том, что задачи, о которых мы ведем речь, были сформулированы в общих чертах, не раскрывали подспудные, рисковые моменты. А они, существуя какое–то время латентно, могут в любой момент спонтанно проявиться, даже принять форму широкого движения. Также приходится констатировать: в республике до сих пор нет жесткого подхода к тем, кто вредит своими безответственными заявлениями или действиями общенациональному единству. Возьмите США, которые долгое время считались расистским государством. Сейчас там проявление расизма чревато не только в правовом плане, но и морально осуждается. Конечно, общаясь в приватной обстановке, собеседники могут говорить что угодно. Однако на людях это делать недопустимо. И нам тоже как воздух нужен такой подход. Повторюсь, радикальными высказываниями кто–то нередко просто пытается завоевать себе популярность…

— Но круги по воде от этого расходятся очень широкие. Достаточно побывать на территории представительства Федеральной миграционной службы России в Бишкеке, куда каждый день приходят многие десятки людей. Вот они объединены общим настроением — отъездным. И оно присуще и титульным, и нетитульным. Но разве это не беда для небольшой по численности страны, теряющей немалое количество работоспособных граждан, квалифицированных специалистов? Да просто своих граждан, о каждом из которых по Конституции государство обязано заботиться.

— Это очень серьезный вопрос, речь действительно идет о судьбах государства. И такие проблемы тоже надо обсуждать — открыто, но взвешенно, не впадая в крайности, избавляясь от недопонимания. На одном из совещаний, где мне пришлось присутствовать, одна дама возмущалась: “Что это за термин — “титульная нация”? Я ответил: “Мадам, если вы не знаете смысла такого понятия, то с вами очень трудно будет спорить. Титульная нация — народ, этноним которого носит название государства в силу его исторического заселения территории данного государства и подавляющего большинства в составе населения страны. Она не диктует свою волю другим и по Конституции равноправна с другими этническими группами. Это часть граждан, морально несущая особую ответственность за судьбу государства, поскольку у нее нет другого. Вот главное и единственное отличие титульной нации.

— Полагаю, не все сегодня разделяют вашу точку зрения.

— А ее и не обязаны все разделять. Но все обязаны выполнять требования Конституции, уравнивающей всех в правах. — В этой связи не могу не вспомнить еще одного заявления: на сей раз одного из политиков, которое он сделал во время предвыборной кампании. Говоря о чувстве патриотизма, он опять же отдал предпочтение представителям титульной нации. Высказавшись, в частности, в том смысле, что только они в случае возникновения внешней угрозы Кыргызстану пойдут отстаивать его независимость. Но разве именно так было во время, скажем, баткенских кампаний? И разве такие заявления тоже не способствуют межэтническому размежеванию, разделению национальностей на тех, что “более” и тех, что “менее”?

— К сожалению, у нас немало политиков, которые страдают недержанием языка. Не задумываясь о последствиях, они болтают, что придет в голову. Но это свидетельствует о том, что такие люди весьма далеки от подлинных политиков, призвание которых — служить своему народу, главное предназначение — заботиться о судьбах страны. А если же человек лезет во власть со своими корыстными интересами с тем, чтобы государство поставить на службу себе, — это политикан.

Не повторять ошибок

— Но как же всем нам выбираться из сложнейших ситуаций, в которые нас завели объективные и субъективные обстоятельства?

— Надо понять основное: сила наша, в том числе и кыргызов, в согласии всех живущих здесь народов. Если они будут разводиться по сторонам, а между ними — разжигаться чувство недоверия, вражды, все это лишь ослабит государство, отвлечет народную созидательную энергию. Время, когда в обществе возобладают позиции здравого смысла, все равно наступит. Но надо его приближать совместными усилиями. У любого народа есть талантливые, выдающиеся личности, но приписывать такие качества всему народу мне представляется весьма сомнительным. Подчеркивать его якобы превосходство — тем более. Мы знаем, чем заканчивались в мировой истории подобные попытки. Кыргызский народ действительно толерантный, дружелюбный, у нас в истории никогда не было крупных конфликтов на межэтнической основе. Большой знаток психологии народов Востока акдемик Бартольд дал такое определение: “Кыргызы — нация, склонная к синтезу культур, у нее удивительная внутренняя свобода и гибкость мировосприятия”. Склонность к синтезу культур — великое достояние, наша сила. Удивительную внутреннюю свободу мы демонстрировали не раз. Остается доказать гибкость мировосприятия. Прежде всего в том смысле, чтобы не повторять прошлые ошибки, воспринимать все то возвышенное и полезное, что есть у других, показать всем другим, что великодушие — это неотъемлемая черта нашей натуры, что мы умеем созидать. Путь к этому лежит через синтез культуры. Сочетание национальных ценностей с мировым опытом позволит укреплять и развивать нашу полиэтничность, которая является ключевым фактором цивилизованного будущего Кыргызстана. То, что многие уезжают, — это уже ослабление нашего потенциала. А главный фактор в политике — человеческий потенциал, ресурс. При его отсутствии никакие национальные достоинства не смогут в полной мере служить общей пользе. Многие страны сейчас пересматривают свои государственные концепции. И к числу приоритетов относят прежде всего безопасность и мир для своего населения, а затем обеспечение его благополучия, улучшение качества жизни. Это очень созвучно с одной репликой Путина, который как–то высказался в таком смысле: нечего России корчить из себя великую державу, нам надо работать, чтобы народ у нас имел достойную жизнь.

— Но у нас любой политик, большой и малый, чтобы ни делал, объясняет свои действия заботой о народе.

— Надо не только декларировать, но и научиться наконец объективно позиционировать свое место в мире. Мы маленькая часть этого мира, нас окружают различные государства, и необходимо найти свою нишу среди них, закрепиться в ней. Кыргызстан, еще раз повторю, может быть жизнеспособным как государство лишь в неразрывной связи кыргызов с другими этническими группами, нежели без них. А всякую болтовню, разъединяющую людей, деление на “своих” и “чужих” следует категорически возбранять. И однозначно рассматривать подобное как шаги против интересов государства. Приведу в пример ныне процветающую Малайзию. В ней этнос хуацяо, находящийся в лучшем материальном положении, считает своим гражданским долгом вносить честный вклад в благосостояние страны путем аккуратной платы налогов, создания рабочих мест для местного населения, оказания поддержки сфере образования, культуры и т. д. Это и явилось главной причиной преодоления межэтнических конфликтов. Нечто подобное должно быть и у нас. Гражданское согласие — та основа, которая дает этническим меньшинствам уверенность в завтрашнем дне, возможность считать эту страну своей родиной, за судьбу которой они несут ответственность, а не местом временного пристанища, где можно заработать и потом искать более хлебные места. Нельзя на ровном месте допускать — словами или действием — что–либо ущемляющее достоинство других по любому признаку.

Закон сообщающихся сосудов

— Важнейшая задача для кыргызстанцев сегодня — преодолеть последствия ошских событий, ставших колоссальным потрясением для всей страны. Мнение одного из аналитиков по данному поводу: задача примирения двух этнических групп является очень непростой, на ее решение потребуются годы, проблема усугубляется и различающимися точками зрения представителей обеих групп на происшедшее. В этой ситуации, мол, никто, в том числе власти, не хочет брать на себя ответственность и обсуждать конструктивные меры по урегулированию конфликта. Впрочем, общество поляризовано и в связи с апрельскими событиями. Страсти, которые кипят вокруг судебного процесса над альфовцами, — лишнее тому подтверждение. Что вы думаете по поводу всего этого?

— Надо тщательно разбираться в причинах и обстоятельствах конфликтов. Я глубоко убежден, что в целом народ, обыкновенные люди далеки от непримиримого противостояния с кем–либо. Но всегда междоусобицу организуют какие–то силы, их лидеры. То ли по недомыслию, то ли умышленно, с какой–либо определенной целью, в стремлении к политическому выигрышу. А когда вспыхивает конфликт, в него в силу особенностей этнической психологии оказываются вовлеченными совсем другие люди. Прав не прав — уже не до этого, наших бьют, — надо давать ответ. Вот какие принципы начинают главенствовать. И сейчас надо четко расставлять все точки над “i”.

— Каким образом?

— События 20–летней давности в Оше стали серьезным уроком, из которого выводы, однако, не были сделаны. Навешивать ярлыки — кто виноват, кто спровоцировал — большого труда не составляет. Но необходима упредительная политика, идейно–воспитательная, разъяснительная работа, причем на постоянной основе, а не от случая к случаю. И, конечно же, последовательное решение проблем, накапливающих конфликтный потенциал. Противозаконны и попытки их силового варианта, и требования каких–либо автономий. Дело не только в том, что Кыргызстан — унитарное государство. Республики Центральной Азии, как и все страны СНГ, — полиэтнические государства. И требование о предоставлении автономии для кого–либо стало бы опасным прецедентом для всего региона. Все мы знаем, какие территориальные споры могут реанимироваться здесь. В итоге проблема одной республики может превратиться в общерегиональную. Но разве кому–либо это нужно? Почему Ислам Каримов занял конструктивную позицию после ошских событий? Он государственный деятель и видит опасность тенденций, о которых речь. Однако надо неустанно разъяснять недопустимость любых дезинтеграционных шагов, с чьей бы стороны они ни были.

— Развитие ситуации в Кыргызстане по–прежнему трудно прогнозируемо. Некоторые предрекают чуть ли не угрозу распада государственности в нашей стране. Что вы думаете по этому поводу?

— Такая опасность, о которой говорят многие, особенно московские политологи, мне представляется гипотетической. Но она не исключена при целенаправленном влиянии извне. И это все нельзя не учитывать. Сейчас много споров кипит вокруг Центра транзитных перевозок “Манас”. Я считаю, что его пребывание на нашей территории — очень правильное решение, одобренное, кстати, в свое время и российским руководством. Афганистан по–прежнему остается очагом повышенной напряженности, где свои условия стремятся диктовать радикалы. А они — силы совершенно другой идеологической направленности. И если они придут в Центральную Азию, то возникнет стратегическая опасность и для России. Сегодня имеет место и такое мнение: идет политика выдавливания талибов на север, чтобы в случае чего они перешли границу и действовали уже на территории Центральной Азии. Вот это самая что ни на есть реальная угроза, не гипотетическая. Когда афганская проблема будет решена, то исчезнет повод для продления мандата на пребывание в Кыргызстане этой базы. Тогда и станет актуальным вопрос вывода ее из республики. Но вопрос этот должен решаться последовательно, гласно, без всяких политических подоплек.

— Ваше видение будущего Кыргызстана?

 

— Вновь подчеркну: интересы всех граждан едины, и если условно делить их на две части, а именно на интересы кыргызов и всех других, или взятых отдельно, то они видятся как сообщающиеся сосуды, которые нельзя рассматривать по отдельности. Благополучие кыргызов улучшает социально–политическую атмосферу для уверенной и свободной жизни для других. И наоборот. Полиэтничность и межэтническое согласие — благодатная почва, где более плодотворно может осуществиться синтез, о котором говорили выше. Это своего рода предохранитель от предрассудков, предпосылка для придания нашей внутренней свободе созидательной энергии. Я абсолютно уверен в одном: для нас, кыргызов, путеводной звездой и безошибочным ориентиром должна стать вера в целесообразность и необходимость сочетания непреходящих духовных ценностей, оставшихся от наших мудрых предков, с открытостью к миру, ко всему прогрессивному, что создано человечеством. Без этого туман на нашем пути к будущему не рассеется.

Евгений ДЕНИСЕНКО. Фото Владимира ПИРОГОВА.

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: