Skip to content

Лица национальной экономики

28.03.2011

Рисунок Романа Бяхова

Государственная кадровая политика, к сожалению, поставила под удар нормальное функционирование не одной госорганизации. В прошлом году общественность гудела по поводу назначения на руководящие посты таких одиозных личностей, как Азимбек Бекназаров и Топчубек Тургуналиев. В этом году на сцене появились фигуры калибром поменьше, но проблем в отраслях от них валом. И доколе руководители страны будут оценивать своих ставленников через призму партийной или иной принадлежности, а не на основе профессиональных качеств и элементарной порядочности?

Репрессии в «Северэлектро»…
После того как в СМИ прокатилась волна сообщений о махинациях со счетами, начислении дебиторской задолженности в “Северэлектро”, гендиректор компании Тынчтык Токтогулов решил перейти в наступление. Особенно его возмутили публикации в нашей газете, которые проливали свет на его “эффективную” работу и наличие приписок, обнаруженных финполом. В результате коллектив “Северэлектро” разделился на “своих” и “чужих”, интриги и кляузы стали привычным делом.
Например, под давлением гендиректора начальника одного из отделов “Северэлектро” Галину Демченко сделали козлом отпущения. По нашим данным, на ее место нашли другую кандидатуру и попросили ее расстаться с должностью. В ответ она написала о нарушениях, царящих в компании, совету директоров. Получается, в обход правления, что руководство крайне возмутило. В результате все так интерпретировали, что теперь женщина осталась крайней и ходит на допросы в органы прокуратуры.
После публикаций нелицеприятной информации о Токтогулове в СМИ профсоюзному комитету “Северэлектро” предложили обсудить ситуацию в коллективе и подготовить какой–нибудь ответ в защиту администрации предприятия. Но профком не встал горой за директора, а предложил выслушать мнения руководства относительно фактов, изложенных в журналистских материалах. Несколько дней спустя в прессе появилось обращение коллектива в защиту Токтогулова. Мол, против него, честного борца с коррупцией, началась очерняющая кампания. Как собирали подписи, это отдельная тема.
После гендиректор собрал своих сторонников, на встрече начали критиковать СМИ и совет директоров “Северэлектро”. Почему–то в госкомпаниях забывают, что самые главные лица в АО — акционеры, которые назначают наблюдательный орган в лице совета директоров. А вот менеджеры компании — просто исполнители, которых наняли на службу для реализации желаний акционеров. В отечественных госкомпаниях все поставлено с ног на голову. И “Северэлектро” здесь не исключение. В общем, настоящее противостояние с советом директоров началось после объявления выговора Тынчтыку Токтогулову и коммерческому директору Кадыру Темирканову.
На прошлой неделе гендиректор ездил по подразделениям, агитируя за создание нового профкома. Хотя профсоюзный комитет, по идее, должен стоять на страже интересов коллектива, а не руководства. Поэтому и избирается он не по указке сверху, а на собрании, на котором присутствуют делегаты и сотрудники предприятия.
19 марта было назначено собрание, на котором в повестке дня значилось избрание какого–то независимого профсоюза и его председателя. На мероприятие согнали не менее двухсот работников “Северэлектро”. Как рассказывают очевидцы событий, пожелавшие остаться неназванными из–за страха увольнения, собрание проходило с многочисленными нарушениями. Во–первых, согласно законодательству, собрание может быть созвано решением профкома или инициативой одной трети членов профсоюза, а этого не сделали. Во–вторых, не был поставлен вопрос о действующем профсоюзе, не заслушан его отчет, даже не прозвучало ни слова критики в адрес профкома, который, кстати, даже не упразднили.
На собрании критиковали членов совета директоров и министра энергетики Аскарбека Шадиева, заставивших подписать соглашение о сокращении потерь до 19 процентов и снижении дебиторской задолженности до уровня, который, дескать, нереально обеспечить. По–видимому, именно таким образом руководство распредкомпании пытается оправдаться за приписки. Хотя надо было о нереальности выполнения обещаний говорить еще в прошлом году. Правда, тогда бы это отразилось на имидже революционеров и борцов за новые порядки. Зато энергетики были бы честны перед собой, правительством и населением.
Сотрудников “Северэлектро” уже перестало удивлять бравирование тем, что Токтогулов работал в штабе СДПК во время предвыборной кампании, о чем он не устает повторять. А руководство партии в курсе, что таким образом только портится имидж СДПК? Учитывая партийную принадлежность, не удивляет критика Шадиева, который считается ставленником партии “Республика”. Вроде бы обе партии вошли в коалицию большинства, но своя рубашка ближе к телу. Неужели партийные разборки должны сказываться на тысячах людей?
Участники собрания слышали требование писать заявление об увольнении или переходить в новый профсоюз, а это уже административное давление. Один из присутствующих на собрании заявил: “Надо коллективу обороняться от всяких проверяющих!”. И тому есть две сотни свидетелей. Получается, что нынешний так называемый профсоюз будет защищать руководство компании от нападок со всех сторон, а не работников отрасли? Интересно, что открывал собрание один из замдиректоров, а вел его также представитель гендирекции, которые изначально являются заинтересованными лицами, что наталкивает на мысль об адмресурсе.
Недовольны были собравшиеся и отчислением одного процента из зарплаты в профсоюзный фонд. А в новый независимый профсоюз они отчислять свои кровные собираются? Скорее всего, да. Кстати, администрация “Северэлектро” задолжала более миллиона сомов профкому, что препятствует исполнению им обязанностей, о чем там поведали корреспонденту “ВБ”.
В итоге председателем профсоюза “назначили” начальника службы линий “Северэлектро” Валерия Кима, который до сих пор не представил протокол сумбурно проведенного собрания, созванного в нарушение законодательства. Да, возможно, выбранный в 2007 году состав профкома может и не устраивать 3–тысячный коллектив “Северэлектро”, но процедуры для его переизбрания совсем другие. Новый профсоюз уже делает заявления, которые идут вразрез с принципами корпоративного управления.
Таким образом, за счет обращения коллектива и создания так называемого не зависимого от кого–то профсоюза Тынчтык Токтогулов создал две линии обороны. Самой отрасли от такой бурной деятельности по защите своей персоны и коллективу от этого не намного легче. Что дальше? Хотя надо отдать должное, сотрудникам обещают поднять зарплату.

…и демагогия в Минприродресурсов
Сотрудники Министерства природных ресурсов да и вся горнодобывающая отрасль уже начали ощущать влияние кадровой политики коалиционного большинства. Впервые за годы существования ведомства руководителем этой очень специфичной отрасли назначили не геолога. Новый министр Замирбек Эсенаманов — профессиональный технолог пищевого производства. Его назначение повергло в шок работников отрасли как в министерстве, так и во всем горном бизнесе.
Судя по выступлениям в СМИ и по общению с подчиненными, новый глава Минприродресурсов озабочен только лицензиями. Впрочем, у обывателей всегда возникают такие ассоциации по поводу работы ведомства. Хотя на самом деле оно занимается изучением недр, геологическим строением и картированием, выяснением закономерностей размещения месторождений, поисками и разведкой полезных ископаемых, аккумуляцией данных для обнаружения новых залежей минеральных ресурсов.
Разочаровало всех и то, что новый министр, который не был хорошо знаком с горнодобывающим сектором, не кинулся изучать специфику работы отрасли. Ограничился встречами с подчиненными, которые за десятки лет работы в горном деле знают больше, чем энциклопедия. Впервые в Минприродресурсов начало прививаться чинопочитание, хотя уважение нужно не требовать, а заслуживать.
Журналисты и, как выяснилось, подчиненные слышат от Эсенаманова, что до его прихода все было плохо. А кто же, если не рядовые геологи, годами жил в палатках, чтобы разведать Кумтор, Джеруй и десятки других перспективных месторождений, на которых не работники отрасли, а правительство уже два десятка лет не способно создать условия для запуска? Можно также услышать, что геологи обязаны зарабатывать деньги для государства, хотя это обязанность как раз правительства, которое должно развивать экономику, пользуясь трудом специалистов любой отрасли. Получение прибыли — цель инвесторов, но для них сначала надо создать условия. Кстати, Кыргызстан считается одной из самых разведанных стран на пространстве бывшего СССР. Интересно, благодаря кому?
На заседании комиссии, прошедшей на прошлой неделе в министерстве, можно было понаблюдать и культуру общения главы ведомства. Акцентирует же внимание Эсенаманов только на лицензировании. Хотя без него уже несколько лет эксперты говорят о недоработках, вот только законопроекты, направленные на улучшение положения, пылятся не по вине специалистов, а из–за политиков. Кстати, серьезные подвижки, чтобы лицензии, по–дилетантски говоря, не продавались за бесценок, были сделаны в 2009 году, когда появился новый налог на недропользование — бонус. Про это все молчат, зато выгодно твердить, что лицензия стоит 300 сомов. Молчат все и о том, что после получения лицензии инвестор обязан вкладывать миллионы, чтобы это разрешение у него не отобрали.
Если говорить не о климате в коллективе, а о развитии горнодобывающей отрасли, то тут инвесторы предпочитают вообще публично не комментировать действия Минприродресурсов, чтобы не подвергнуться административному давлению. Горный мир уже вдоволь посмеялся, услышав заявления о 60–70 триллионах долларов, которые лежат в разведанных месторождениях. Специфика этого бизнеса такова: если, к примеру, запасы на месторождении оцениваются в 100 миллионов, то надо вложить 90, чтобы заработать 10. Учитывая высокий риск, присущий горному бизнесу, можно разориться при любом скачке мировых цен, похоронив в земле деньги инвесторов, акционеров и кредиторов. И надо понимать, что разведанных запасов не так уж много для развития экономики страны.
Эксперты и инвесторы даже не могут без эмоций говорить о приказе от 20 января 2011 года, вводящем мораторий на лицензирование. Это примерно как закрыть на месяц рынок “Дордой”. После волны возмущения были сделаны послабления в приказе. Хотя он уже отразился на бюджетных поступлениях. Остались ограничения на предоставление геологических данных. А без них любое месторождение — лишь гора и куча земли, а лицензия — обыкновенная бумажка. Да, геологические данные — это собственность государства. Но это не значит, что нужно остановить развитие отрасли, повесив замок на геологические фонды.
Как невесело шутит геологическое сообщество, министр когда–то приложил руку к “развитию” мясной промышленности и алкогольной отрасли, будучи директором “Кыргызалко”, а теперь взялся за горнодобывающий сектор.
Горный мир КР затаился в ожидании перемен.

***

Слушать профессионалов отраслей очень грустно. Нет, они не ругаются и не опускаются до копания в грязном белье своих руководителей. А очень четко излагают доводы о том, почему кадровая политика государства у них вызывает разочарование, а главное, совершенно не способствует развитию экономики. И ведь жалуются не мелкие кляузники и интриганы, которые станут выходить на митинги, устраивать саботаж, а специалисты, чья деятельность на протяжении многих лет не вызывала нареканий.
Эти два примера — одни из самых ярких образцов неэффективной государственной политики. И именно у энергетиков и геологов — представителей приоритетных отраслей развития экономики, чья культура не позволяет пикетировать и орать гадости, — просто наболело.

Дина МАСЛОВА.
Рисунок Романа БЯХОВА. Газета «Вечерний Бишкек», 25 марта 2011г.
Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: