Skip to content

Вот и АУБнулось… Спасибо Самату, что несмотря на то, что нынешнее руководство Нацбанка устроило гонения, он набрался мужества, чтобы высказать свою позицию. Интервтью готовила моя коллега

04.04.2011

Бывший член правления Национального банка Самат КОНОКБАЕВ, которого Генпрокуратура подозревает в доведении АУБ до банкротства, категорически не согласен с обвинениями. Ведь в последнее время в Кыргызстане правосудие ведет себя как–то странно. Складывается впечатление, что оно, пытаясь отчитаться за проделанную работу, порой просто находит крайнего. О своей “истинной роли” в банкротстве ОАО “АзияУниверсалБанк” Конокбаев рассказал в интервью “Вечерке”.

— В чем суть предъявленного вам обвинения?
— Меня подозревают в том, что я злоупотребил служебным положением, скрыв факт кражи ценных бумаг и не отправив проверку в АУБ. И в том, что Нацбанк принял постановление, которое разрешило без ограничений обслуживание юридических лиц–резидентов КР, клиентов ОАО “АзияУниверсалБанк”, за исключением аффилированных и всех других лиц, инсайдеров, на счета которых были наложены аресты прокуратурой. Все это в дальнейшем якобы привело к банкротству.
На самом же деле всеми вопросами надзорного характера занимался не я. Это в компетенции совсем другого управления Национального банка и заместителя председателя, курирующего банковский надзор. Я же, как член правления, с 2006 года курировал информационные системы и отвечал за внешние экономические и общественные связи, отдел по контролю за рисками.

— Тогда объясните, каким образом вы оказались причастным к выводу трех миллиардов сомов?
— Никаким. 23 апреля 2010 года, согласно приказу исполняющего обязанности председателя Национального банка Заира Чокоева, создается рабочая группа. В нее вошли специалисты главного денежно–кредитного ведомства, которые занимались вопросами дальнейшего плана действий в АУБ. Мы готовили прогноз изменения баланса на основе предположений при различных вариантах. Не мог я никак проверять деятельность АУБ в силу своих функциональных обязанностей и ответственности. Да и члены рабочей группы не занимались банковскими проверками. Проверками банков занимается управление банковского надзора, а не рабочие группы. Притом что за достоверность финансовой отчетности ответственны руководитель коммерческого банка и главный бухгалтер.

— А кто управлял АУБ после 7 апреля?
— Руководство Национального банка 8 апреля назначило временного управляющего и его заместителей.

— К какому выводу они пришли?
— Согласно финансовой отчетности АУБ, ничего не предвещало банкротства. Временный управляющий, назначенный Нацбанком, предоставил нашей рабочей группе баланс АУБ и расшифровку портфеля ценных бумаг. В информации, подготовленной рабочей группой, указано в виде предположения, что при нехватке ликвидных средств в случае удовлетворения потребностей кредиторов банка могли быть реализованы корпоративные ценные бумаги с дисконтом 10 процентов по акциям и 30 процентов по векселям. Теперь говорится о том, что выведено более трех миллиардов сомов. Эту цифру надо проверить. Как это посчитали — не знаю. С 26 апреля по 4 июня 2010 года обязательства АУБ по юридическим лицам–резидентам КР снизились на сумму около 1,1 миллиарда сомов. Всего по классу “обязательства” снижение на сумму около 1,6 миллиарда сомов.
Многие спросят, за счет каких ресурсов это было сделано? На 26 апреля 2010 года высоколиквидных активов АУБ имелось на сумму около 2,5 миллиарда сомов. Это наличные денежные средства, средства на корреспондентском счете в Нацбанке и государственные ценные бумаги. За счет этих средств и положительных денежных потоков в банке и удовлетворены требования юридических лиц–резидентов, клиентов АУБ. Сегодня все, кому не лень, козыряют словосочетанием “вывод денег”. Однако о чем конкретно идет речь, непонятно. Может, речь идет о гипотетических мошенниках, которые крадут или присваивают денежные или другие активы банка, компании, — тогда понятно. Но как могут выводиться из банка деньги существующих (реальных) клиентов? В данном случае юридические лица–резиденты КР, клиенты АУБ с учетом всех ограничений распоряжались собственными средствами, проводя обычные банковские операции — зачисление, снятие, перевод своих собственных средств. Все это в рамках закона.

— Сразу после 7 апреля представители Национального банка бодро рапортовали о сохранности средств в АУБ. Как же потом баланс растаял как снег, а банк оказался на грани банкротства?
— Еще к 31 мая банк выполнял все свои экономические нормативы. У него не было проблем с ликвидностью. К такому выводу можно было прийти, исходя из финансовой отчетности. Что произошло потом? Вот письмо–отчет временного руководства АУБ за период с 31 мая по 4 июня, где указывается, что АУБ не контролирует корпоративные ценные бумаги, депозитарный учет которых велся компанией ЗАО “Центральноазиатская фондовая биржа”. И что АУБ на 1 июня 2010 года принял решение о формировании резерва по этим ценным бумагам, то есть признал убыток на эту сумму, и в результате капитал банка составляет отрицательную величину.

— Верится с трудом. Начнем с того, что, если копнули бы глубже, концы точно нашли. Может, дело в том, что не хотят искать?
— Я не знаю, почему ценных бумаг не оказалось на месте. Сегодня есть много версий случившегося. Некоторые убеждены, что их вообще в природе не было. Есть и точка зрения, что банк отдавал деньги бирже, биржа покупала ценные бумаги и отдавала их на хранение третьим лицам.

— Такого быть не может. Зачем солидным биржевикам рисковать именем и репутацией, отдавая кому–то ценные бумаги?
— Это просто версии. Ведь в последнее время бытует мнение, что ЦАФБ была связана с АУБ и контролировалась им.

— Наверное, такой точки зрения придерживаются люди, которые убеждены, что и международное рейтинговое агентство Moody’s тоже принадлежало Наделю?
— По Moody’s до такого пока не дошли. Ну а если дошли, пусть подают в суды на это рейтинговое агентство. Я читал интервью вашей газете Наделя, в котором он утверждал, что ценные бумаги хранились на бирже. А после 7 апреля биржу просто разграбили, из–за чего бумаги и исчезли.

— Может, правоохранительным органам надо было более тщательно проводить розыскные мероприятия? Да и что всего два–три миллиарда сомов, когда у АУБ в активах числилось более десяти миллиардов. Не могла такая незначительная сумма денег привести к крушению системного банка республики. Не так ли?
— Могу сказать одно: ценных бумаг так и не нашли.

— Мне кажется, что резерв у банка все–таки был. Да и ценные бумаги трудно назвать серьезными активами. Может, все–таки к банкротству АУБ привел отток депозитов?
— Отсутствие этих ценных бумаг серьезно сказалось на балансе. Еще раз повторюсь: АУБ признал убытки по этим ценным бумагам на 1 июня 2010 года, что было сделано по правилам бухучета и привело к признанию отрицательного капитала и введению консервации в АУБ.

— А можно было сделать все еще лучше и все–таки не допустить банкротства?
— Теоретически, если бы эти ценные бумаги нашлись, то тогда — наверное.

— А были другие схемы развития событий?
— После введения режима консервации первый консерватор АУБ подготовил отчет, согласно которому банк рекомендуется реабилитировать. АУБ был системным банком, поэтому его реабилитацией, согласно закону, должно было заниматься государство. Временным правительством 20 июня 2010 года было принято постановление о реабилитации банка с утвержденным планом мероприятий. В нем было все четко расписано. Лидеры временного правительства его одобрили, но потом ушли на выборы. Им на смену пришло техническое правительство, которое из–за отсутствия средств в бюджете отменило это постановление. Минфин написал письмо, согласно которому отказался выделять деньги, поскольку денег нет. Затем Национальный банк на основе финансовой отчетности АУБ признал его банкротом и начал процесс реструктуризации путем разделения на “хороший” и “плохой” банки. Все было по закону. Но был ли это оптимальный вариант, покажет время.

— Что с 1,5 миллиарда сомов соцфондовских средств?
— На 26 апреля 2010 года, согласно балансу, в АУБ всего лежало чуть более двух миллиардов соцфондовских сомов. С 26 апреля по 4 июня 2010 года 500 миллионов сомов перевели в другой банк.

— Сегодня много говорят о том, что баланс АУБ был дутый.
— Какие–то статьи в балансе, да, могут не соответствовать действительности как в активах, так и в обязательствах. Но другие отражают действительность — здания, машины, активы, программное обеспечение, обязательства по тому же Соцфонду, другим физическим и юридическим лицам, которые существуют на самом деле. Насколько это влияло на собственный капитал банка (проще говоря, активы за минусом обязательств), надо проверять.

— Какая компания проводила судебный аудит АУБ?
— Исходя из сообщений в прессе, очень известная и авторитетная — BDO. Я не видел и не читал отчета. Он, вероятно, конфиденциальный.

— Вы знаете, складывается впечатление, что стоял себе красивый особняк, пришел новый хозяин, увидел, что на каждом этаже есть какие–то недостатки, но вместо того чтобы их устранить, разрушил все до основания и построил вместо дома времянку. Не такое ли случилось с АУБ?
— Время покажет. Но АУБ был системообразующим банком, у него была своя концепция развития как универсального многофилиального банка, предоставляющего спектр услуг. Сегодня создан “Залкар”, он владеет всеми теми филиалами, зданиями. Но есть ли у нового банка контент — людские ресурсы, клиенты, технологии для этой бизнес–модели банка? Я имею в виду: соответствует ли бизнес–модель нового банка его реальному содержанию и как это будет соответствовать потребностям инвесторов — может, им не нужно столько филиалов без клиентов? Конкретно, что же в АУБ происходило незаконного — последнее слово скажет суд, отечественный и международный (если подан иск).
В итоге пока у нас аналогия: большая машина, перевозившая большой объем товаров клиентов, попала в аварию. Автомобиль полностью разобрали и из деталей собрали новое авто. А как новая машина поедет — время покажет.

  • взгляд
    Чуть–чуть тоже считается
    Наконец–то Генеральная прокуратура призналась, что вскрытие временным правительством банковских ячеек в АУБ после 7 апреля было не совсем законным. Правда, трудно понять, что подразумевается под таким понятием, как “не совсем законный”? Видно, следственные органы просто нашли повод для оправдания своих незаконных действий.
    Очередное сенсационное заявление было сделано на заседании комитета Жогорку Кенеша. Ну, мол, да, пришлось нарушить закон. Но только частично и с самыми благими намерениями. Просто надо было быстро отреагировать на форс–мажорную ситуацию. Позвольте не согласиться. Не бывает в правовом государстве такого понятия, как “чуть нарушил закон”, как не бывает в природе “слегка беременной” женщины.
    Если в стране законы нарушают правоохранительные органы, тогда что это за государство? Так только слабеет доверие народа к власти. Ведь не в каменном веке живем, чтобы идти и хватать чужое добро. Почему нельзя было оформить все в правовом русле? На то и существует ЗАКОН, чтобы его обходить нельзя. А то глядишь, введем это в правило и будем наезжать на всех, прикрываясь “форс–мажорной” ситуацией.
    Недавно очередное заявление оправдательного характера последовало из самого Национального банка. Дескать, вскрывались–то только безымянные ячейки, а вот именные не трогали. Когда кто–то оправдывается, значит, есть за что. Но ведь можно было все сделать правильно. Опечатать ячейки и не вскрывать их до решения суда. Или тем, кто дорвался до больших денег, нужно было рассовать средства быстрее по карманам? Может, это был их первый и последний шанс нажиться? Вот и получается, что чиновникам иногда лучше молчать, чем выдавать народу очередные перлы, такие, как, например, “мы чуть–чуть” нарушили закон.

    Ирэн СААКЯН
  • Реклама
    Добавить комментарий

    Добавить комментарий

    Please log in using one of these methods to post your comment:

    Логотип WordPress.com

    Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

    Фотография Twitter

    Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

    Фотография Facebook

    Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

    Google+ photo

    Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

    Connecting to %s

    %d такие блоггеры, как: