Skip to content

Сутяжники. О судах Нацбанка, которые доведут банковский сектор до коллапса

14.04.2011

Нацбанк последнее время дает все больше поводов для упоминаний о ситуации в банковском секторе. С одной стороны, на этой неделе кандидатуру Бактыгуль Жеенбаевой рассматривают на должность председателя правления НБ КР без приставки “и.о.”. Поэтому загодя начались ее пресс–конференции, где ничего нового журналисты в принципе не почерпнули. С другой — несколько раз в неделю проходят судебные слушания, где или надзорный орган что–то требует, или истцы возмущаются действиями регулятора. Не дремлют те, кому НБ КР за год перешел дорогу, отобрав собственность или перекинув счета в обанкроченный АУБ. Нацбанк КР же, кажется, вошел во вкус: как при эффекте домино банки один за другим доводятся до предбанкротного состояния с универсальной формулировкой “для сохранения активов”.

Острый Чесноков
Илларион Адамян — адвокат акционера “Акылинвестбанка”, где 8 апреля ввели режим консервации, довольно резко высказывается относительно решений НБ КР. По его словам, уже идут судебные процессы, где ответчиком выступают Нацбанк как институт, сама и.о. председателя правления Бактыгуль Жеенбаева и временный руководитель “Акылинвестбанка”, из–за которых капитал организации снизился за год со 100 до 76 миллионов сомов. После введения режима консервации владелец банка Георгий Чесноков намерен увеличить исковые требования.
Адамян пояснил, в чем суть судебных процессов и как проходит их рассмотрение.

— Помимо того, что три иска подали вы, в суде решается вопрос об обращении акций “Акылинвестбанка” в доход государства на том основании, что уставный капитал якобы пополнялся за счет средств из оффшорных зон…
— Хочу сразу расставить все точки над “i”: средства на формирование уставного капитала “Акылинвестбанка” действительно были заемными и были перечислены по договору от фирмы, зарегистрированной в Кыргызстане. Эта компания имела отношения с юридическим лицом из Великобритании. Британская компания в свою очередь вела деятельность с какими–то оффшорными фирмами. Разве можно отсюда сделать вывод, что капитал “Акылинвестбанка” пополнялся именно за счет оффшорных денег? Это же просто нелепо! Так можно придраться к любой сделке, совершаемой в мире. И почему на Нацбанк не действует аргумент о том, что первую треть займа Чесноков погасил через два месяца после получения кредита? Документы–то об этом суду были представлены самими представителями Нацбанка, правда, по моему ходатайству.

— В заявлении Нацбанка также говорится о подозрительных операциях, проводимых в нескольких финучреждениях, скорее всего, к “Акылинвестбанку” это тоже относится.
— С точки зрения Нацбанка, подозрительными могут являться чуть ли не все операции, особенно с субъектами оффшорных зон. Еще в 2002 году столкнулся с тем, что с подачи Нацбанка Кыргызстан едва не оказался вовлеченным в международный скандал, поскольку включил Ирландию и Латвию в список государств, сделки с которыми признавались ничтожными. Понадобилось предъявить в суде ряд международных договоров, чтобы Нацбанк оперативно исправил свою, мягко говоря, оплошность.
Не могу не отметить и определенную вольность Нацбанка: перечень “запретных” зон законодательно не установлен, а определяется непосредственно НБ КР.
Что касается обвинения в легализации доходов, полученных преступным путем. Для определения самого наличия преступного деяния необходимы четыре составляющие: объект, субъект, объективная и субъективная сторона преступления. Насколько мне известно, в Кыргызстане нет ни одного обоснованного прецедента, где бы был состав преступления по такому обвинению.
Если, даже поверхностно, обратиться к подобной категории дел, то нужно понимать, какой огромный объем работы должен быть проделан для того, чтобы результаты расследования и судебного рассмотрения были обоснованными. Простите, но даже ежу понятно, что без международного сотрудничества привлечь кого–либо к ответственности за легализацию доходов, полученных преступным путем, попросту невозможно. Сначала нужно доказать, что зарубежная компания заработала деньги нечестным путем и вошла в сговор с руководством кыргызского банка, чтобы легализовать доходы. Кто–то о таком прецеденте слышал?
Очень часто в качестве аргумента упоминается переписка Центробанка России с НБ КР в 2006 году, где говорится, что через АУБ и “Банк Азии” проходят подозрительные сделки. Но обратите внимание: Центробанк пишет, что обеспокоен легализацией “серого” импорта российскими компаниями, которые хотят избежать налогообложения путем создания оффшорных компаний и проведения транзакций через банки Кыргызстана. То есть российские власти признают, что это их проблемы. Нацбанк КР тогда уведомил, что счета указанных в письме оффшорных компаний закрыты, а в банках проведена проверка.
Позволю себе привести два аргумента. Во–первых, самые известные в мире бренды имеют аффилированные оффшорные компании. Во–вторых, если бы юристы Нацбанка потратили немного времени, то могли бы все же ознакомиться с решением Московского арбитражного суда, рассматривавшего спор между коммерческой структурой и налоговой службой и признавшего законными действия субъекта, направленные на “оптимизацию налогообложения”, в том числе через банки. Это как раз тот самый “серый импорт”! Да, вопрос спорный, но это не тягчайшее государственное преступление, как это пытается представить НБ КР.
Получается, что как бы мы ни хотели притянуть за уши понятия: “отмывание преступных денег” и “оптимизация налогообложения”, это все–таки разные вещи. И во всем мире правоохранительным органам очень сложно доказать легализацию доходов. А чтобы обвинить кого–то в отмывании денег, нужно знать источник их происхождения и доказать, что средства получены именно преступным путем. Пока всех этих доводов нет, заявления о подозрительных операциях можно назвать голословными.
Что касается “Акылинвестбанка”, то здесь вообще говорить не о чем. Нет никаких вопросов к банку и его акционеру. Нет ни от судов, ни от правоохранительных органов. А если с чьей–нибудь подачи и появятся, то в соответствии с Конвенцией о защите прав инвестора Кыргызстан получит еще один иск от гражданина России, человека вложившего сюда личные сбережения.

— Чем вы обосновываете ваше заявление о признании незаконным введение и сохранение режима временного руководства?
— Представители НБ КР заявляют о том, что внешнее управление было введено после и в связи с возбуждением уголовного дела в отношении Чеснокова и деятельности “Акылинвестбанка”. Однако, как ни крути, но сначала была курица: уголовное дело было возбуждено после того, как “Акылинвестбанк” был взят под временное руководство НБ КР, продлившееся целый год. Как же можно утверждать обратное, когда имеются документы? Иски находятся в производстве. У меня имеются серьезные сомнения в объективности судов, поскольку известно, какую бурную деятельность развело руководство НБ КР.

Друзья по несчастью
Судьбу “КыргызКредитБанка” вскоре должен решить Верховный суд, который рассматривает иск НБ КР об обращении акций в доход государства. Кроме того, в январе 2011 года надзорный орган подал еще один иск, требуя признать увеличение капитала банка с 200 до 300 миллионов сомов недействительным.
В отношении “Инвестиционного банка “Иссык–Куль” проходят аналогичные судебные процессы.
Для переговоров с единственным акционером “Манас Банка” Валерием Белоконем Нацбанк нанял юридическую компанию Lorenz за счет гранта Швейцарского бюро по сотрудничеству. Представители компании уже встречались на нейтральной территории с юристами одной из самых известных международных компаний Clifford Chance, которую Белоконь привлек для защиты своих интересов. Нацбанк продолжает настаивать на смене руководства в “Манас Банке”, но кандидатуры, которые бы устраивали обе стороны, никак не могут согласовать. Введение с 31 января режима консервации НБ КР объясняет заведением уголовного дела на Белоконя, который как гражданин Латвии не подпадает под нашу юрисдикцию.

Запутались в сплетенной паутине
С АУБ складывается еще более интересная ситуация: Нацбанк считает, что АУБ был банкротом до апреля, но так как регулятор… об этом не знал, банк сначала в июне национализировали, а в августе решением суда признали банкротом. Виноватым во всех грехах НБ КР, конечно, считает владельцев АУБ, особенно Михаила Наделя. Дабы он — “жертва национализации” — имел меньше шансов доказать, что государство незаконно отобрало его собственность посредством декретов, в правоохранительных органах и судах коллекционируются тома с уголовными делами. Из обвинений можно сделать вывод: Надель сродни Мефистофелю, никак не меньше.
Власти так хотели наказать банкира, который не является гражданином Кыргызстана, по обвинению в легализации доходов, полученных преступным путем, и предъявить ему дюжину статей Уголовного кодекса, что перепрыгнули через законодательство: сначала собственность забрали, а потом принялись доказывать, почему ее следовало экспроприировать у владельцев. Кому только от этого лучше стало, непонятно.

***

Понимают ли власти, что загоняют себя в тупик? Ведь количество уголовных дел не есть показатель эффективной работы.
Что касается влияния всего происходящего в финансовом секторе на Кыргызстан, то просто интересно, как власти собираются привлекать сюда инвесторов. Неужели они рассчитывают, что среди владельцев солидных компаний найдутся безумцы, которые решат вложить деньги в страну, где государство у них может все отобрать после очередной рокировки чиновников? Для достижения “полного успеха” в развитии страны осталось только экспроприировать “Кумтор”, забив тем самым последний гвоздь в гроб экономики страны.

Дина МАСЛОВА.
Реклама
One Comment
  1. dali permalink

    Жена господина Адамяна работала начальником Юридического управления АУБ. Это с ее ведома были выведены деньги пенсионеров 1,5 млрд сом. и более 800 млн сом бюджетных денег. Благодаря таким людям как Адамян Кыргызстан превратился в помойную яму. Милые кыргызстанцы!!!! Опомнитесь!!! Не верьте таким людям как Адамян, Надель, Гуревич. Максим в их руках лишь пульт для наживы.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: