Skip to content

«Залкар» vs АУБ: сравнению не подлежит

20.04.2011

Прошел год с тех пор, как в нескольких банках ввели внешнее управление. Что удалось построить на обломках обанкроченного “АзияУниверсалБанка” и какие риски таит в себе “хороший” банк “Залкар”?

Карточный домик
Можно долго спорить относительно правдивости или сомнительности заявлений Нацбанка о том, что АУБ был банкротом до апреля 2010 года и на протяжении 10 лет под носом у надзорного органа занимался подозрительными операциями. Но пусть этим вопросом занимается суд. Руководствуясь же бизнес–планом АУБ на 2010 год, отчетом о деятельности “Залкара” за первый квартал 2011 года и бизнес–планом нового банка, не сложно определить: надеждам АУБ охватить весь Кыргызстан безналичными платежами не суждено было сбыться, а у его преемника слишком раздутые амбиции.
Основным направлением деятельности АУБ на 2010–2011 годы, согласно бизнес–плану, было увеличение доли безналичных платежей в КР. Для этого к началу прошлого года уже были бы завершены проекты с таможенниками, внедрена пенсионная карта, расширена сеть платежных терминалов, а количество банкоматов увеличено почти на 60 процентов. Таможенный проект обсуждался тогда очень широко. Его смысл в том, что на таможне нужно было установить платежные терминалы, через которые клиенты вносили бы деньги сразу на счет госоргана, чтобы не общаться с инспектором. Это позволило бы увеличить таможенные сборы, сократить очереди в кассы и, возможно, снизить уровень коррупции благодаря отсутствию личного общения с представителями госорганов.
Что касается пенсионеров, то планировалось каждому старику зачислять пенсию на персональную пластиковую карту с нулевой комиссией за обналичивание. Таким образом, пенсионерам не надо было бы ходить в банк или на почту, а почтальонам не пришлось бы разносить деньги. Во всех кассах розничной сети магазинов в 2010 году должны были установить устройства для расчета, аптеками уже были подписаны договоры на установку терминалов.
Должна была закончиться сертификация в международной платежной системе MasterCard, тогда бы в Кыргызстане появился собственный процессинг еще по одной карте. Кроме того, в начале года завершились переговоры с китайской платежной системой. На тот момент АУБ только внедрил мобильный банкинг, чтобы с телефона можно было осуществлять платежи, и собирался дальше развивать это направление. Планировалось также завершить проект по внедрению городской карты, чтобы с персональной карточки можно было платить за проезд и прочие услуги.
Не секрет, что все карточные программы увеличивают объем безналичного оборота, следовательно, снижают коррупционный элемент и увеличивают налоги, так как сокращается теневой оборот. При минимальных комиссионных банк имел бы возможность зарабатывать за счет широкого охвата и предоставления больших возможностей по осуществлению различных платежей.
Идеи по развитию безналичных платежей рухнули как карточный домик после смены власти в стране и причисления АУБ к вотчине Максима Бакиева, которую надо стереть с лица земли. Впрочем, новые власти именно сыну бывшего президента меньше всего испортили жизнь тем, что касается АУБ. В результате введения внешнего управления и последующего банкротства банка по одну сторону баррикад оказался безбедно живущий в Лондоне несостоявшийся “принц”, по другую — репутация банковского сектора КР и его развитие, судьба системообразующего банка и недовольство десятков тысяч клиентов.

Особняк, превращенный во времянку
Кому в голову пришла идея банкротить АУБ на основе финансовой отчетности, которая, как считает Нацбанк, была сфальсифицирована? Этот вопрос выносился на обсуждение правления НБ КР 5 августа 2010 года, и решение было принято уже ночью. При этом отчет консерватора руководство надзорного органа признало неудовлетворительным и написало официальное письмо, что документа в НБ КР нет. В суд же Нацбанк понес заявление о том, что он намерен признать АУБ банкротом на основании отчета консерватора. Кому принадлежала идея разделить АУБ на “хороший” и “плохой” банки, трудно сказать. Но даже в рамках закона о консервации можно было рассматривать несколько вариантов.
Например, реабилитировать системный банк через докапитализацию, что и предлагал консерватор. Де–юре с 7 июня АУБ стал государственным. И по закону у собственника должны были узнать его позицию по банку. За правительство сразу ответил Минфин, заявив, что денег нет. Можно было реструктуризировать АУБ путем выделения только активов без обязательств в новый банк и, продав привлекательную организацию, удовлетворить требования кредиторов. Теоретически можно было преобразовать кредиторскую задолженность АУБ в акции банка и, получив потом кредит от Нацбанка на поддержку ликвидности, запустить банк. Или восстановив права акционеров и сменив руководство АУБ, под прямым банковским надзором продолжить работу банка. Но вопреки известной поговорке “На чужом несчастье счастья не построишь”, Нацбанк решил родить красивое дитя “Залкар”, у которого изначально была плохая генетика в виде решений регулятора по АУБ.
Консультанты МВФ также предлагали Нацбанку несколько вариантов того, что делать с АУБ. В рекомендациях международных доноров рассматривался вариант о разделении на “плохой” и “хороший” банк. При этом отмечалось, что этим решением не снимаются судебные иски тех, кто окажется в “плохом” банке. Собственно, судебные процессы уже начались или начнутся в ближайшее время. Например, у CommerzBank, второго по величине активов банка Германии, были счета в АУБ, которые почему–то были отнесены в “плохой” банк после нескольких лет плодотворного сотрудничества с кыргызстанским партнером.
В общем, в мучениях в конце прошлого года родился гадкий утенок. В Жогорку Кенеше можно было даже услышать аргумент, почему АУБ разделили на “плохой” и “хороший” банк. Мол, без этого бывший председатель совета директоров АУБ Михаил Надель мог бы обратно забрать банк, доказав незаконность национализации. А теперь не может. Конечно, после того, как не самые профессиональные менеджеры от государства превратили в руины системный банк, ему не нужен ни обанкроченный АУБ, ни “Залкар”. Но почему именно месть Наделю двигала государством? А вот о потенциальном покупателе “Залкара”, репутации всего банковского сектора, пользователях финансовыми услугами кто–нибудь подумал?

Двойные стандарты надзора
История о том, как делились активы АУБ, напоминает сцену из фильма “Свадьба в Малиновке”. Во–первых, непонятно, почему уставный капитал “Залкара” равен 40,9 миллиона сомов. Никакой логики нет. Но председатель правления банка Максат Ишенбаев считает, что относительно небольшой уставный капитал будет привлекателен для инвестора. Интересно, деньги на пополнение взяли из кассы АУБ? Во–вторых, не совсем ясны принципы разделения баланса. К “хорошим” активам отнесли наличные деньги, государственные ценные бумаги, отсортированный кредитный портфель и основные средства — здания, сооружения, оборудование, машины, банкоматы, терминалы и прочее. “Плохими” активами, скорее всего, назвали потерянные корпоративные ценные бумаги, беззалоговые кредиты или займы с национализированными залогами. Странным образом разорвали активы и обязательства одних и тех же лиц, чтобы “Залкар” взыскивал кредиты, но при этом спецадминистратор не выдавал этим же клиентам деньги с их счетов.
Весь процесс разделения или распила активов затянулся и проводился как минимум дважды. Кроме того, кредитный портфель на 1 января 2011 года составил 2,23 миллиарда сомов. Поэтому незначительное его ухудшение с формированием резервов на покрытие потерь и убытков (РППУ) может сделать собственный капитал отрицательным. В том числе из–за этих проблем разделение баланса АУБ продолжилось аж до 5 марта 2011 года. При этом баланс “Залкара” не был опубликован даже через несколько месяцев после выдачи лицензии. Куда же смотрят руководители Нацбанка и ДЕБРА? Своего “ребенка” наказывать не хотят?
Что касается прибыльности “Залкара”, то большая часть доходов в первом квартале 2011 года получена за счет процентов от кредитов, выданных АУБ. С учетом того, что объемы кредитного портфеля сокращаются, так как займы погашаются, доходы будут стремительно падать в течение следующих кварталов. Более половины операционных доходов банка приходится на операции с иностранной валютой благодаря девальвации сома. В общем, сложно предсказать прибыльность “Залкара”, несмотря на большие надежды его руководства.
До сих пор не решен вопрос с установлением корреспондентских отношений “Залкара” с каким–нибудь приличным западным или даже российским банком для проведения расчетов с внешним миром по поручениям клиентов. Без таких отношений “Залкар” будет представлять собой микрофинансовую компанию или большой ломбард. Он планирует продолжить дело АУБ в части установления отношений с китайской международной системой China union и MasterCard. Например, для последней платежной системы до получения сертификации нужно положить на депозит MasterCard более миллиона долларов, что для “Залкара” многовато. АУБ был ассоциированным членом международной системы Visa. Новому банку также предстоит наладить отношения с мировым платежным гигантом.
Очень интересная судьба с информационной системой. От Нацбанка мы то и дело слышим, что бывшее руководство АУБ создало себе систему “Банк++”, которая позволяла проворачивать операции на огромные суммы для вывода средств за рубеж. Однако не упоминается, что еще пару лет назад АУБ начал переговоры с мировым лидером по производству информационных систем Temenos, заплатил за лицензию 4 миллиона долларов и еще за 1,5 миллиона компания должна была внедрить разработанный им продукт. Стоит ли говорить, что Temenos не станет портить себе репутацию, чтобы разработать систему, которая бы позволяла химичить с активами. Хотя в Нацбанке даже ходили абсурдные предположения, что эта компания может быть связана с Максимом Бакиевым — властелином мира, по мнению кыргызских властей. Интересно, а зачем тогда бывшее руководство АУБ внедряло “честную” систему Temenos, если их собственная позволяла им отмывать миллионы долларов?
Лицензия Temenos была выдана именно АУБ, поэтому не может перейти по наследству “Залкару”. Новый банк купил информационную систему, которая в 8 раз дешевле. Можно предположить, что покупатель “Залкара” сразу сменит ее на более надежную и продвинутую.

Инвестиционная фига
Теперь на высшем государственном уровне заявляется, что такой вот зародыш в виде “Залкара” нужно продать добросовестному инвестору. То есть покупатель должен заплатить 40,9 миллиона сомов, которые перейдут спецадминистратору АУБ для выплаты этой смешной суммы большому количеству кредиторов. Далее инвестор должен погасить обязательства по Соцфонду и Фонду развития почти на 2,5 миллиарда сомов. А также внести уставный капитал в банк на основании требований НБ КР. По идее, для вновь образованных банков теперь требуется капитал в размере 600 миллионов сомов. Или Нацбанк к моменту продажи “Залкара” представит, что банк уже можно не относить к категории вновь созданных и потребовать в три раза меньше средств на капитализацию. Чтобы наверняка заманить инвестора в Кыргызстан.
“Залкар” предлагают купить “Сбербанку”. Мы, как обычно, нашли мецената в лице России! Почему инвестор, кто бы он ни был, должен погашать обязательства госучреждений, которые, по версии НБ КР, были украдены, занимаясь тем самым благотворительностью? Неужели потенциальные покупатели не просчитают последствия своей покупки, ведь они потом встретятся один на один с кучей кредиторов АУБ, которые начнут предъявлять претензии и убедительно доказывать в суде неоднозначность разделения баланса.
В результате инвесторы могут покрутить пальцем у виска, а Кыргызстан из–за нерадивости чиновников лишится остатков инвестиционного климата. Так и до банановой республики недалеко. Уже в информационном пространстве звучит мнение зарубежных политологов о том, что кыргызские лидеры ведут такую политику: вытаскивают “финансы изо всех, из кого можно, а в ответ дают непонятные заверения в дружбе и весьма туманные обещания, которые потом не выполняются”.
Не кажется ли главным банкирам страны, что это по меньшей мере несерьезно — предлагать банк, предварительно не урегулировав ворох проблем с АУБ, которые увеличиваются как снежный ком?

Дина МАСЛОВА. 19 апреля 2011
Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: