Skip to content

Нацбанк в посудной лавке

23.04.2011

Бактыгуль Жеенбаеву прокатили в парламенте. Однако она все еще остается и.о. председателя правления Нацбанка, пока Жогорку Кенеш не одобрит другую кандидатуру. Новому главе НБ КР придется несладко: нужно ликвидировать ошибки предшественников, при этом получать шишки за то, что они сделали. А руководство Нацбанка натворило за год столько, что репутацию регулятору придется восстанавливать годами. Как и создавать заново инвестиционный климат в финансовом секторе. Чего только стоит то, что “Залкар” хотят продать инвестору, хотя он вскоре может завязнуть в судах по очередному витку скандала — разделения активов АУБ и бывшего “Кыргызпромстройбанка”.

Топорная система
Правительство постоянно декларирует, что в Кыргызстане нужно создавать благоприятный инвестклимат, чтобы в маленькую горную республику потянулись иностранные инвесторы. Политики осознают, что собственными усилиями экономику страны не поднять. Но на этом все и заканчивается. С одной стороны, власти создают различные инвестсоветы, разрабатывают стратегии развития и пожимают руку потенциальным инвесторам с заискивающей улыбкой. С другой — вводят различные барьеры, квоты и пошлины, не занимаются структурными реформами в госуправлении, судебной системе и прочих сферах. И что самое важное — попирают права частной собственности на каждом шагу.
Во времена Акаева власть имущие занимались откровенным рейдерством. Усвоив некоторые ошибки предшественника, при Бакиеве отнимали чужое имущество проверенным способом, но и придумали более изощренные приемы: где–то просто выстроили коррупционную схему, чтобы любой новичок инвестор перечислял Семье часть процентов, где–то надо было отдать долю в бизнесе, дабы остаться работать в Кыргызстане. После 7 апреля 2010 года, как и обещали власти, они кое–что бакиевское разрушили, но вот гарантии защиты прав частной собственности не только не создали, но проблему с ее сохранностью еще больше усугубили. Новые способы передела собственности оказались просто варварскими, ведь уже перестали создавать даже видимость соблюдения законности.
Ярко выразилось это в незаконном изъятии средств из банковских ячеек. О том, что вскрытие чужих сейфов “было не совсем законным”, заявила Генпрокуратура, признавая ошибки послеапельских руководителей.
В том же апреле начали составляться какие–то черные списки. Причем первые лица государства — члены непонятного органа под названием “временное правительство” — сами признавались: в списках фигурирует несколько сот человек. Людей из черных списков трясли правоохранительные органы, пытались вытащить у них показания против Бакиевых и их окружения, банковские счета граждан арестовывались, проходили обыски в их домах, на недвижимость налагались аресты. Нарушение не только прав частной собственности, но и прав человека налицо.
Любой инвестор, у которого в голове проносятся такие картинки, уже мысленно представляет, что с ним может случиться в Кыргызстане, если он попадет в немилость, не по закону, а по щучьему велению и чиновничьему хотению.
Далее власти придумали еще более изуверский способ отъема частной собственности у владельцев — штамповку декретов, законность которых год спустя так и не смогли определить. Суды не рассматривают иски о признании незаконными эти странные нормативно–правовые акты. Конституционная палата, которая должна была определить легитимность декретов и законность претензий истцов, до сих пор не создана. И не факт, что при нынешней зависимости судебной системы Фемида вынесет объективные решения.
Главными “топорами” в нарушении прав частной собственности были правоохранительные органы, в основном Генпрокуратура, а также Нацбанк, чьи решения сложно назвать независимыми от верховной на тот момент власти — временного правительства. Институты, которые априори должны быть независимыми, случайно или намеренно втянулись в политические игры. Их плоды страна уже начала пожинать.

Вся жизнь — театр, а люди в нем актеры
Своими решениями и заявлениями Нацбанк за последний год нанес ущерб репутации самому себе, банковскому сектору страны и экономике Кыргызстана. Из очевидных вещей можно назвать то, что сотрудники НБ КР присутствовали при вскрытии банковских ячеек. Наверняка многое знают. Но хранят молчание.
НБ КР 8 апреля прошлого года ввел режим временного руководства в нескольких банках. Устно проговаривалось, что для сохранения средств вкладчиков. Сейчас в судах заявляется, что одной из причин послужило заведение уголовных дел на руководство банков. Когда же представителям НБ КР предъявляют доказательства, что сначала в банки привели внешних управляющих, а потом завели уголовные дела, то Нацбанк на этот аргумент не реагирует. Так, например, случилось с “Акылинвестбанком”. Что касается “Манас Банка”, то в официальном сообщении НБ КР говорилось, что 7 апреля руководство банка покинуло страну. Хотя председатель правления еще 8 апреля участвовал в совещании в НБ КР и лично представлял коллективу внешнего управляющего, а 13 числа улетел в Латвию. И после таких противоречий Нацбанк упорно не желает признавать свою неправоту, считая, что все должны ему верить на слово.
Но такие нестыковки — мелочи по сравнению с тем, что введение внешнего управления парализовало примерно треть банковской системы страны. Из официальных сообщений НБ КР можно составить картину, как поменялась ситуация с активами, кредитным портфелем и его качеством, объемом депозитов, ликвидностью во всем банковском секторе. Поменялась, конечно, в худшую сторону. По некоторым параметрам показатели до сих пор не достигли периода годичной давности.
Далее начались судебные процессы… по обращению акций “Инвестиционного банка “Иссык–Куль”, “КыргызКредитБан-ка” и “Акылинвестбанка” в доход государства. Как инвесторы могут отреагировать на то, что Нацбанк взял под свой полный контроль частную собственность, после чего состояние коммерческих организаций начало ухудшаться, а потом еще решил чужое имущество национализировать на основании каких–то странных доводов, которые могут быть приняты к сведению только отечественными зависимыми судами? Для кого цирк устраивается, непонятно. Афоризм “Вся жизнь — театр, и люди в нем актеры” в этом контексте наполняется иным смыслом.
Учитывая местную специфику, власти, конечно, говорили о том, что надо вымести дух бакиевщины из страны, забрать все то, к чему прикасалась рука бывшего президента и его семьи, и раздать добро народу. За пределами страны такие политические возгласы на людей не действуют, а инвесторов только отпугивают. Внутри страны народу ничего не досталось. Принцип “отнять и поделить” дал сбой.
Если три частных банка НБ КР решил национализировать, то с “Манас Банком” надзорный орган выбрал тактику “сам не гам и другому не дам”. Руководство Нацбанка принялось доказывать, что банк занимался подозрительными операциями и надо срочно сменить там руководство. Вот только главные банкиры не просчитали, что имеют дело не со своими простоватыми согражданами, а с жителем Евросоюза. Это в Кыргызстане можно выплескивать эмоции по поводу того, что латвиец Валерий Белоконь был партнером Максима Бакиева, настраивая общественное мнение против него. Для Белоконя главным аргументом является то, что он почетный член Фонда принца Уэльского и владелец одного из лучших частных банков Латвии. А в его “Манас Банке”, который показывал позитивную динамику развития и собирался расширять деятельность в КР, после введения внешнего управления начали таять активы, что говорит или о непрофессионализме менеджеров от государства, или о преднамеренных действиях. Из “Манас Банка” стали убегать клиенты, а залоговое имущество за некоторые кредиты власти национализировали. Более того, ему, единственному акционеру, не позволяют управлять его же собственностью. При этом государство как владелец залога — пансионата “Витязь” — не торопится погашать кредиты. Аргументирует тем, что раньше он был в виде ОсОО, а теперь ГП. И пансионат не отдает. Из зарубежья вся эта ситуация представляется такой: у гражданина Европы какие–то дикие власти малоизвестной страны пытаются отобрать собственность весьма топорными методами.
Тем временем свои решения в судах и на пресс–конференциях НБ КР аргументирует тем, что именно деятельность банков до апреля 2010 года подрывала имидж экономики страны. Когда один из государственных институтов оправдывает свои действия по принципу “сам дурак”, то это многое говорит об этой чувствительной к критике госструктуре.

Лебединая песня «Залкара»
История с “АзияУниверсалБанком” отличается от остальных. Не будем вдаваться в подробности всего происходящего в течение года с АУБ: о противоречивой и неоднозначной политике Нацбанка “Вечерка” писала не раз. Многие из озвученных газетой проблем подняли депутаты парламента, когда рассматривали кандидатуру Жеенбаевой на должность главы Нацбанка. Остановимся на том, что и.о. председателя правления НБ КР заявила: один из крупнейших банков России “Сбербанк”, возможно, купит “Залкар”. Это будет очень широким жестом со стороны России.
Здесь есть несколько моментов. “ВБ” упоминал о непрозрачном разделении баланса обанкроченного АУБ. Интересно, на кого в скором будущем покажут пальцем, ведь возникает много вопросов относительно принципов разделения баланса? Не меньше вопросов хочется задать о создании “Залкара” и урегулировании правовых разногласий при выдаче лицензии этому банку. Помимо того, что покупателя “Залкара” ждут суды с кредиторами АУБ. И здесь нельзя сказать, что новый банк не будет отвечать по обязательствам обанкроченного. Ведь по госсредствам примерно на 2,5 миллиарда сомов он же отвечает. Следовательно, неоднозначные решения государства в прошлом году станут проблемой инвестора.
На прошлой неделе во время поездки временно отстраненного от должности первого вице–премьера Омурбека Бабанова в Россию тема “Залкара” тоже поднималась. По нашим данным, в повестке двусторонних переговоров значился вопрос о привлекательности банковского сектора КР. Во время обсуждения зампред НБ КР Абдыбалы тегин Суеркул презентовал “Залкар”, хотя на встрече не было представителей “Сбербанка”, а только сотрудники Центробанка РФ, которых новый комбанк Кыргызстана не очень интересует в силу иных функций. Возможно, были еще какие–то неофициальные переговоры, о которых прессе неизвестно. Иначе как объяснить достаточную степень уверенности, с которой Жеенбаева говорила в ЖК о продаже “Залкара”?
И на десерт “Сбербанку” или любому другому потенциальному покупателю предстоит отражать атаки акционеров “Кыргызпромстройбанка” (КПСБ). В прошлом году один из владельцев КПСБ Муратбек Мукашев (он возглавлял список в партии БЭК Азимбека Бекназарова во время прошлогодней предвыборной гонки) подал в суд, требуя вернуть активы на 2,5 миллиарда сомов из АУБ, который поглотил КПСБ в 2008–м. В прошлом году Верховный суд Мукашеву отказал. Однако на прошлой неделе межрайонный суд, несмотря на прошлогоднее решение высшей инстанции, удовлетворил иск Мукашева. Получилась правовая коллизия: активы КПСБ можно приписать к “Залкару” или обанкроченному АУБ. Надо полагать, самому Мукашеву новый банк с активами 3,9 миллиарда сомов более интересен.
Вот только если ситуация станет разворачиваться и дальше, то вовлеченный в судебные разбирательства “Залкар” просто нельзя даже предлагать никаким инвесторам. О каком имидже и инвестиционной привлекательности банковского сектора и экономики КР в целом тут можно говорить?

  • советы бывалого
    Депутат парламента Марат Султанов, который возглавлял Нацбанк в 1990–е годы, высказался относительно политики НБ КР. Его в первую очередь смутили не только вопросы банковского надзора, но и денежно–кредитная политика государства, особенно темпы роста инфляции. В 2010 году они достигли почти 20 процентов. В 2011–м Нацбанк, по словам Султанова, прогнозировал инфляцию на уровне 10 процентов. А в первом квартале она уже составила 6,7 процента.
    Кроме того, бывшего банкира волнует кадровая политика, проводимая Жеенбаевой, и многочисленные нарекания относительно ее управления со стороны подчиненных. Вроде как руководство НБ КР работает не по закону, а по понятиям. Возмущен парламентарий и репутацией банковского сектора, на которую влияют скандалы: крупнейшие западные финансовые институты оказались втянутыми в аубовскую историю и не могут вернуть свои средства.
  • ни да ни нет
    От самой пресс–службы российского “Сбербанка” “ВБ” получил достаточно размытый ответ о намерениях приобрести “Залкар”: “Расширение международного присутствия входит в число приоритетов стратегии “Сбербанка”. Одним из наиболее интересных направлений, с точки зрения наращивания объемов международного бизнеса банка, является Азиатский регион. В Казахстане работает дочерний банк “Сбербанка”, осенью 2010 года был открыт филиал в Индии, зарегистрировано представительство в Китае. “Сбербанк” постоянно анализирует возможности развития бизнеса в этом регионе”.
    Получается, российский банк пока просто анализирует возможности огромного Азиатского региона, на котором “Залкар” все равно что блеклая точка на небосклоне.

    Дина МАСЛОВА.
    Коллаж Романа БЯХОВА.
    «Вечерний Бишкек», 22 апреля 2011 года
Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: