Skip to content

«КыргызКредитБанк»: в тихом омуте покупатели водятся?

08.05.2011

Ситуация вокруг “КыргызКредитБанка” рассматривается целый год через призму судебных разбирательств: Нацбанк намерен его национализировать, а бывший мажоритарный акционер Джорджио Фиаккони этому всячески сопротивляется. Между тем ситуация в самом банке весьма любопытная: пока АУБ находился в центре внимания, сотрудники ККБ рассчитались по всем обязательствам с клиентами, в том числе перед государством, даже получили прибыль. Сейчас банк можно просто завернуть в оберточную бумагу с бантиком и смело начинать жизнь с чистого листа. Может, новую его страницу НБ КР позволит открыть только новому собственнику?

Тише едешь — дальше будешь
Когда в 2004 году Джорджио Фиаккони купил “КыргызКредитБанк”, то в течение нескольких лет убыточную организацию сделал прибыльной. И к моменту продажи ККБ его нераспределенная прибыль превысила 30 миллионов сомов. Пока банк находился в собственности итальянского подданного, он вел достаточно консервативную политику: обслуживал в основном простых граждан и выдавал кредиты малому и среднему бизнесу, как правило, торговцам. Привлечь крупные компании планировалось после расширения деятельности ККБ.
После смены собственников в 2007 году банк на самом деле не изменил свою политику, как признаются рядовые сотрудники ККБ. По их словам, на их банк в период усиления бакиевского правления никто не наседал.
К концу 2007–го активы банка составляли 662 миллиона сомов, год спустя увеличились до 1,1 миллиарда. На 31 декабря 2009 года они составили 1,3 миллиарда сомов. Нераспределенная прибыль за два года постепенно выросла до весомых 146 миллионов сомов.
8 апреля 2010 года Нацбанк в ККБ ввел внешнее управление, но все ограничения по операциям были сняты в течение мая. Сотрудники ККБ предлагали временному руководителю сохранить клиентскую базу. Но тщетно. В результате депозитная база резко сократилась.
Ограничения на операции коснулись только инсайдеров, к которым отнесли примерно 10 сотрудников банка. Кредиты работники ККБ не брали, но хранили свои сбережения, достаточно смешные для серьезных банкиров. После окончания срока действия депозитного договора специалисты банка хотели свои деньги забрать, но им новое начальство тогда этого сделать не позволило.
Временный руководитель, а теперь и консерватор ККБ отказываются до сих пор выдавать вклады нескольким сотрудникам, даже тем, кто к руководящему составу не относится. Да, по закону они являются инсайдерами. Но какой смысл ущемлять права людей, которые даже не входили в совет директоров и правление банка, считая их (как бы это не набило оскомину) аффилированными Бакиевыми лицами? Отказ выдавать накопленные за долгое время работы в банке сбережения назначенцы НБ КР аргументируют тем, что сначала должны завершиться еще не начатые суды над бывшим председателем совета директоров Сергеем Кимом и экс–председателем правления Юрием Паком. При чем тут суды над бывшими шефами, разумеется, никто нормально не объясняет.
31 января 2011 года правление НБ КР приняло решение ввести режим консервации на 18 месяцев на основании результатов расследования уголовных дел на руководство ККБ. В обязанности консерватора Элнуры Карабечеловой входит принятие мер по предотвращению ухудшения финансового состояния банка и обеспечение сохранности его активов. Стандартная формулировка НБ КР, к сожалению, не претворяется в жизнь. Получается, консерватор должна исправить то, что сделала временный руководитель Аида Карабаева? Ведь именно в период ее работы к 31 декабря 2010 года активы банка сократились в два раза, а нераспределенная прибыль снизилась со 146 до 91 миллиона сомов. Стоит напомнить, что действующее законодательство в меньшей степени защищает временного руководителя, консерватору в этом плане повезло больше. Но вот сохранит ли Карабечелова активы?
После введения режима консервации сотрудники ККБ решили рассчитаться со всеми обязательствами, чтобы никто им не предъявлял претензий, как сейчас происходит с АУБ. Штат, конечно, сократился в разы.

Белый и с бантиком
Сейчас банк не имеет обязательств перед государством и вкладчиками. На единственный кредит, который власти посчитали аффилированным, еще в сентябре на всякий случай начислили 100 процентов РППУ (резервы на покрытие потерь и убытков). Если ситуация с залоговым имуществом разрешится, то и 100 миллионов сомов из резервов можно опять вернуть в активный баланс. Сотрудники же уверены: банк вел здоровую банковскую практику. Поэтому в настоящее время, несмотря на большие потери клиентской базы (следовательно, удешевление банка), ККБ остается очень даже чистым и привлекательным.
Плюс к этому у банка имеется собственное здание, обставленные кабинеты для персонала, все необходимое программное обеспечение, нет ущерба из–за прошлогодних беспорядков, так как филиалами по всей стране ККБ не успел обрасти, поэтому его имущество не попало под горячую руку мародеров. И до сих пор банк не нарушает ни одного норматива регулятора. А если в момент введения режима консервации начнет нарушать установленные коэффициенты, то надзорный орган должен пенять только на своего назначенца.
Ситуация показывает, что имеется экономический смысл найти для ККБ нового покупателя, чтобы какой–нибудь олигарх обзавелся карманным банком. Есть ли основания полагать: если разрешится вопрос с собственниками ККБ, представляющего собой достаточно привлекательный объект для продажи, то и нормализуется ситуация с остальными банками, где правовых проблем намного больше? Вряд ли, намереваясь национализировать ККБ, Нацбанк рассчитывает оставить его надолго в собственности государства. И на покрытие дефицита госбюджета деньги нужны. И государству двух банков с госдолей более чем достаточно. Кроме того, сами чиновники, когда им это выгодно, не устают повторять, что государство — плохой менеджер.
Но сначала нужно разогнать оставшихся сотрудников, которые слишком хорошо понимают, к чему ведут действия Нацбанка. Старый состав уже начали выживать из ККБ. Комитет по надзору НБ КР обвинил нескольких сотрудников в нездоровой банковской практике. При этом обоснованных выводов своему решению не предоставил. Якобы это было сделано после проведенной банковской проверки, хотя раньше нарушений у специалистов “КыргызКредитБанка” с 10 — 20–летним стажем не находили. Приказы о проведении подозрительных операций и сокрытии этих фактов от Максима Бакиева начальникам управлений и простым работникам раньше не поступали, хотя именно на них обрушилась немилость НБ КР.
Из комитета по управлению активами и пассивами комбанка вывели пятерых человек. Отстранение от должности обосновывают каким–то письмом от декабря 2010 года из Центробанка России, на основании которого с подачи Нацбанка КР начальники управлений ККБ оказались самыми крайними. Те подали в суд исковое заявление о незаконном отстранении от должности, так как специалисты возглавляли еще и различные управления банка. Уже дважды во время слушаний суд требовал представить документ, которым козырял НБ КР.
Пока Нацбанк это требование игнорирует. И не признается, что тысячам постоянных клиентов создал большие неудобства, ведь им теперь придется присматриваться к другим банкам, которые кредитуют малый и средний бизнес. Регулятор также не берет ответственность за то, что своими неоднозначными решениями ухудшает имидж как “КыргызКредитБанка”, так и всего банковского сектора.

  • игра слов
    В ККБ под 8 процентов годовых хранились средства Соцфонда: срок депозита закончился летом прошлого года, после чего банк безболезненно вернул находящиеся у него на счетах примерно 200 миллионов сомов.
    То же самое с деньгами Фонда развития, которому ККБ платил 5 процентов за размещение 2 миллионов долларов на депозите. Срок депозита закончился только 4 апреля 2011 года, после чего ККБ без напряжения деньги вернул. Зато помнится, как правоохранительные органы и Нацбанк заявляли общественности, что они “приложат все усилия, чтобы вернуть средства государства” из коммерческих банков. А зачем надо было прилагать эти усилия? Сказано так, для красного словца? Комбанки своевременно платили процентные доходы и вернули деньги, когда истек срок договора. А вот почему оставили госсредства в АУБ — это уже другой вопрос.

    Дина МАСЛОВА.
    Коллаж Романа БЯХОВА.
    3 мая 2011г.
Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: