Skip to content

Кадра–кадабра. Что представляет собой кадровая политика государства? И кто в нем рулит?

08.05.2011

У дитя все няньки без глаз
Как эффективно управлять госимуществом? Этот непраздный вопрос постоянно стоит на повестке дня, но абсолютно никем не решается. Наблюдаешь уже многие годы за тем, как первые лица страны не могут уследить за своими родственниками, которые гребут под себя прибыльные виды бизнеса, пока папы–мамы находятся у власти. И задаешься вопросом: если человек не может приструнить нескольких родных, то откуда у него способности управлять целым государством и всеми его активами?
Через 20 лет после обретения независимости Мингосимущества никак не может сделать полную переоценку активов, чтобы узнать, что у государства имеется, по какой цене и в каком состоянии. Не зная этих фундаментальных вопросов, а также не ведая, куда страна хочет путь держать, правительство принимает разные программы по эффективному управлению госимуществом. Кто будет эффективно управлять государственным добром? Госслужащие, которые не работали в частном секторе и плохо представляют, как функционирует бизнес, и сидят на зарплате в 300 — 400 долларов? Очень им нужно спасать национальное достояние!
Бывает, что на госслужбу приходят из бизнеса. Правда, ненадолго. И как же меняется человек на глазах: он, кажется, сразу начинает мыслить бюрократическими категориями. У него даже меняется лексика: в речь добавляются слова, связанные не с экономическим прагматизмом, а с политической окраской. По крайней мере, именно такое чувство оставило первое заседание общественного наблюдательного совета Мингосимущества под председательством министра Нурбека Илебаева — выходца из банковского сектора. Что уж говорить, когда человек, вышедший из бизнеса, для которого гарантии права частной собственности как воздух, начинает говорить о законности декретов о национализации. По крайней мере, в пресс–релизах Мингосимущества можно прочитать и такое.
Об особенностях управления нашего государства своим имуществом можно писать диссертации. Если чиновники в Интернете прочитали, что такое корпоративное управление, то это не значит, что его принципы, формировавшиеся в развитых странах несколько веков, будут внедряться в госкомпаниях КР. Как только какие–нибудь иностранные консультанты пытаются объяснить принципы функционирования успешного предприятия, госслужающие плюются: “Не знают иностранцы местной специфики и умничают”. А нужна ли такая специфика, если при ней ничего нормально не работает? Про привлечение инвестиций через концессию лучше даже не заикаться. Политики заклеймят такого рыночника, представив его врагом народа, желающим оставить без будущего молодое поколение. Хотя все как раз таки наоборот.
Тем временем специалистов Книги рекордов Гиннесса можно поселить прямо в приемной Мингосимущества. Это же в какой стране можно найти такое, чтобы априори прибыльные компании были убыточными, в долгах как в шелках и постоянно выбивали преференции у государства?! “Кыргызгаз” ворует газ или, как это говорится официально, производит несанкционированный отбор газа. “Кыргызалтын” — монополист, имеющий право производить аффинаж кумторского золота и продающий драгметалл за рубеж, имеет убыточные активы. “Электрические станции” могут позволить себе, как это было в прошлом году, слить воду из Токтогульской ГЭС — свыше миллиарда кубометров. А это в пересчете на стоимость киловатт–часа электроэнергии примерно 30 — 35 миллионов долларов. В Кыргызской агропродовольственной корпорации потерялось более 18 тысяч тонн зерна, которые не могут до сих пор найти. Про другие десятки предприятий можно и не продолжать: хищения, ухудшение финансового состояния, непрозрачная отчетность — главные атрибуты деятельности госкомпаний. А по итогам года они еще выплачивают смешные, по государственным масштабам, дивиденды. И потом у руководителей, которых назначают чиновники, хватает наглости просить бюджетную ссуду, в разы превышающую то, что компании отдали государству. Правило “чтобы что–то потратить, надо сначала заработать”, кажется, руководству госпредприятий неведомо.
Управление национализированным в прошлом году имуществом — также огромное поле для вдохновения специалистов, которые бы могли прославиться на поприще экономического Comedy Club, если бы такой существовал. На заборе элитного комплекса “Витязь”, где служба безопасности должна бдеть за спокойствием владельцев коттеджей, руководители от государства могут повесить табличку: “Вход 20 сомов”. Кстати, дошли ли сборы за экскурсии по пансионату до госбюджета?
И таких грустных анекдотов вагон и маленькая тележка.
Когда же чиновники говорят: “Вот мы отберем у частника имущество, а потом его обанкротим и перепродадим”, как это имеет место быть с заводом “Кристалл”, то что тут можно сказать о госуправлении и людях с таким мышлением? Прискорбно, что они есть. И, судя по тому, какими темпами растут расходы бюджета на госаппарат, их становится все больше.
В голове же простых смертных уже роятся мысли о том, что давно пора нанимать западных риск–менеджеров, чтобы через несколько лет у государства остались хоть какие–то активы, которыми можно управлять.

Лично–государственные финансы
То, как государство распоряжается средствами налогоплательщиков и международных доноров, легко показать на примере восстановления юга. После трагических событий в июне 2010 года временное правительство заявило, что средства российского кредита, которыми управлял Фонд развития, перешли в резервный фонд ВП. 100 миллионов долларов из этих средств будет направлено на восстановление юга. Немало денег подкинули другие страны и международные организации. Но прозрачности в этом вопросе немного. Особенно в части расходования денег.
В октябре прошлого года появились официальные сообщения, что из средств российского кредита (а это более 4,5 миллиарда сомов) выделено 433 миллиона сомов, освоено 255 миллионов. Где сейчас находятся остальные деньги из российского кредита, по которому Кыргызстан дважды в год выплачивает почти по миллиону долларов в виде процентов? Но в феврале 2011 года генеральный директор Государственной дирекции по восстановлению и развитию городов Оша и Джалал–Абада Жанторо Сатыбалдиев в одном из интервью заметил: “Наш проект рассчитан на 30 месяцев (6 месяцев уже истекли), источники финансирования определены, общий бюджет составит около 140 миллионов долларов. Мы должны построить до конца года 1,2 тысячи квартир, на эти цели направляются средства российского кредита, которые идут через кыргызский бюджет, а также прямые поступления от международных благотворительных фондов”. Потом появилось официальное сообщение, что только международные организации в 2011 году выделят 100 миллионов долларов. Значит ли это, что из 100 миллионов российского кредита осталось только 40?
В общем, ясности в государственных финансах нет никакой, как и согласованности между ведомствами. Например, в феврале 2011 года и.о. председателя правления Нацбанка Бактыгуль Жеенбаева заявила, что средства Соцфонда и Фонда развития выводились из “АзияУниверсалБанка” до апреля 2010 года. Они выводились и не вернулись? Значит, формирование резервного фонда временного правительства и последующее выделение средств на восстановление юга, а также латание дыр в бюджете за счет средств Фонда развития — это блеф? Или здесь что–то несогласовано и общественности выдают только половину правды? Или, как обычно, прозрачности в расходовании государственных денег не наблюдается, поэтому, чтобы народ не задавал лишних вопросов, нужно что–то говорить?
Восстановление юга, куда уходит прорва денег, — только один пример того, как государство распоряжается финансами. А потом выплачивает кредиторам деньги из кармана налогоплательщика и требует платить больше отчислений в госказну, чтобы потом столь неэффективно их потратить. Опять же, как могут простые госслужащие эффективно управлять государственными финансами? Вот если бы у них был бы опыт управления крупной инвестиционно–финансовой корпорацией, то вопросов бы к ним не возникало.

Расставили приоритеты — подставили отрасли
Первые лица государства не устают повторять, что энергетика и горнодобывающая отрасль — приоритетные секторы, которые вытянут Кыргызстан из перманентного системного кризиса. Они–то вытянут, если найдутся люди, которые напишут законы, создающие правовые рамки, чтобы инвесторы развивали обе отрасли. По тем назначенцам, которых правительство с позволения президента ставит у руля профильных ведомств, становится понятно: власти еще не созрели, чтобы хотя бы начать развивать приоритетные секторы.
В прошлом году у руля Минэнерго государственные “философы” поставили Осмонбека Артыкбаева, которого считают неофициальным владельцем сети аптек. Когда–то он был водолазом на кара–кульской спасательной станции (так указано в официальной биографии), а также электрослесарем на Токтогульской ГЭС. По–видимому, тогда же и проникся огромным гидропотенциалом нашей родины, но это ему никак не помогло постичь азы энергетики.
Руководителем еще одного энерговедомства назначили Тургунбека Кулмурзаева. Под его чутким руководством “Кыргызгаз” умудрился произвести несанкционированный отбор газа у “КазТрансГаза” примерно на 7 миллионов долларов из–за того, что по контракту закончились поставки голубого топлива из Узбекистана. Впрочем, об “успехах” на газовом поприще Кулмурзаева очень четко сказали депутаты парламента. На них он страшно обиделся, как и на журналистов, которые цитировали нардепов.
Что касается горнодобывающей отрасли, то тут, как говорится, слов нет — одни эмоции. Назначенный в декабре 2010 года министр природных ресурсов Замирбек Эсенаманов “памятник воздвиг себе нерукотворный”. Только в отрицательном смысле. Удивительно, как один человек мог одним махом затормозить не то что развитие, но вообще функционирование горной отрасли?! Его январский приказ, который Жогорку Кенеш посчитал незаконным, просто кричит: “Инвесторы, хватит работать и вкладывать деньги. Я вас не пущу!”.
Тем временем слышится эхо: “Энергетика и горнодобывающая отрасль — самые приоритетные”. Даже страшно представить, каких руководителей назначили развивать менее важные сферы жизнедеятельности государства.

Гидра госуправления
Если нанять иностранных менеджеров, то в Кыргызстане поднимется вой, что заморские консультанты только и хотят, что выпить кровь из кыргызского народа, выкачать народное добро. Но много ли найдется кыргызстанцев, имеющих знания и опыт управления большими организациями, но при этом честных, далеких от политического пиара и желающих разгребать проблемы за 300 — 400 долларов в месяц? И если гипотетически представить, что у руля министерств и госкомпаний, которые нормальные менеджеры тут же приватизируют, поставить идеальных руководителей, то что делать многим тысячам госслужащих из офисного планктона и десяткам политиков, которые останутся за бортом крутых перемен? Ведь в первую очередь встанет вопрос о системе госуправления и структуре госаппарата, который похож на гидру: одно ведомство уберешь, на его месте несколько появятся.
Пока же все остается на своих местах. Ветер перемен еще не подул в сторону Кыргызстана.

Дина МАСЛОВА.
6 мая 2011, газета «Вечерний Бишкек»
Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: