Skip to content

Расследование: Спросите у ищеек, где деньги из ячеек

13.05.2011

На этой неделе по поручению президента должно было завершиться уголовное дело, связанное с изъятием средств из банковских ячеек в апреле 2010 года. Между тем до сих пор так и не ясно, сколько же в сейфах комбанков было денег, на каком основании ответхранитель выдавал арестованные деньги, а главное, сколько и на что они были потрачены. Ясно одно — все изъятые средства до Нацбанка не донесли. А с момента вскрытия сейфов и до окончательного оформления протоколов 23 апреля было достаточно времени, чтобы замести следы.
Цифры до сих пор     не сходятся
В апреле 2010 года Генпрокуратура сообщала, что изъяла 19,5 миллиона долларов в ячейках коммерческих банков, а Госслужба финансовой полиции — 2 миллиона. Первые передали средства на хранение в Нацбанк, вторые — в Центральное казначейство Минфина. Куда делось другое имущество, архивные документы и прочее, до сих пор непонятно, в том числе в неизвестности расплавились золотые слитки. Тогда заявлялось, что изъятие содержимого сейфов производится для предотвращения вывоза капитала бакиевцами за пределы Кыргызстана. Теперь становится очевидным, что цели были совсем другие.
Остается открытым, каким образом происходило изъятие. Есть две основные версии происшедшего. Согласно первой, и неофициальной, в банковские хранилища залезли еще в ночь с 7 на 8 апреля, когда в финансовые учреждения нагрянули вооруженные люди вместе с сотрудниками правоохранительных органов. Вывезли содержимое ячеек, уничтожили видеозапись из хранилищ, а через некоторое время сделали новую запись, где видно, как в соответствии с законом производится изъятие средств из сейфов с участием сотрудников Генпрокуратуры, представителей банков и понятых, среди которых были просто люди с улицы. После заметания следов часть средств была передана в Нацбанк.

Согласно официальной версии, в соответствии с законом правоохранительные органы произвели вскрытие ячеек, потом через акт приемки–передачи отдали 19,5 миллиона в Нацбанк.
На радио “Азаттык” говорится о том, что соблюдение законности было формальным при пересчете денег в присутствии понятых, которых просто попросили поставить подписи под документами. Постановление городской прокуратуры от 18 апреля 2010 года гласит, что видеозапись должна быть изъята из банков. Однако, по словам бывшего и.о. генпрокурора Кубатбека Байболова, следствие не располагает видеоматериалами и до сих пор не знает, сколько на самом деле средств хранилось в ячейках. Цифры пляшут от 21,5 до 317 миллионов долларов. По данным из собственных источников, близких к окружению экс–президента, только семья Бакиевых хранила свыше 100 миллионов долларов. Кроме того, там было имущество частных лиц.
В одних интервью бывшие члены временного правительства говорят, что вскрывались только именные ячейки, в других — только безымянные.
От заявлений
гложут сомнения
Однако официальные лица молчат по поводу того, каким образом происходил процесс передачи средств ответхранителю, в каком виде они передавались, не выпали ли из мешков или коробок золотые слитки по дороге в НБ КР. И кто в Нацбанке пересчитывал 19,5 миллиона долларов, проверял, не фальшивы ли они (мало ли что можно ждать от бакиевских недобитков). Как происходил пересчет, ведь Нацбанк работает только с национальной валютой. Интересно, много ли времени заняла сверка суммы, или ответхранители поверили на слово представителям ГП? Хотя уж в стенах Нацбанка точно должны знать, что деньги счет любят.
В апреле 2010 года и.о. председателя правления НБ КР был Заир Чокоев, но он предпочитает на пресс–конференциях рассказывать журналистам о денежно–кредитной политике государства. Молчат остальные члены правления НБ КР, а также назначенные ими временные руководители нескольких комбанков, где потрошили сейфы, которые знали о вскрытии сейфов сотрудниками городской прокуратуры. И как видно из видеозаписи, даже присутствовали при этом.
Сменившая Чокоева Бактыгуль Жеенбаева только констатировала, что ГП передали средства на хранение. На этом открытость руководства закончилась. По поводу того, каким образом передавались средства на хранение в НБ КР, с нее можно и не спрашивать. Но вот интереснее, как деньги тратились. Однако Нацбанк никак не комментирует обвинения в незаконных действиях, звучавшие от и.о. генпрокурора и депутата Акылбека Жапарова о том, что арестованные средства из Нацбанка перед парламентскими выборами выдавались на основе декретов временного правительства какому–то представителю из Центрального казначейства. По нашим данным, речь может идти о бывшем заместителе директора казначейства Бакыте Жумашеве.
Жапаров заявил, что из 19,5 миллиона осталось примерно 13. Доказательств своих предположений, правда, не привел. 6 апреля 2011 года депутат заявил, что деньги принимались и выдавались в мешках, “при этом сотрудники Национального банка не знали, что в этих мешках”.
— Теперь становится ясно, почему правительство не хотело отразить эти деньги в бюджете. Количество изъятых средств до сих пор не установлено, сумма доставленного в Нацбанк неизвестна — так же, как и растраченного, — цитирует Жапарова одно из информагентств. — У меня просьба к членам комитета: в течение 10 дней представить исключительно исчерпывающую информацию о том, сколько денег было изъято в банках.
С тех пор прошло больше месяца. Ясности в этом вопросе больше не стало. Пока никто не отреагировал на заявление Розы Отунбаевой о том, что дело надо довести до конца в первой декаде мая. Хотя уже сам факт, что находящиеся под арестом средства изымались по поручению гарантов верховенства закона, уже говорит о том, почему до сих пор прозрачности в этом деле нет. Надо полагать, оригиналы документов, если это были секретные декреты ВП, похоронены в Нацбанке. Или их вытребовали правдолюбцы–следователи? Или они также канули в небытие, как видеозаписи из хранилищ?
Депутат ЖК Турсунбай Бакир уулу тоже поднял вопрос о том, что нардепов не удовлетворяет ведение следствия. В интервью одному из интернет–ресурсов он заявил, что “следственные органы до сих пор не выявили, на какие цели потрачено 20 миллионов долларов”. “Депутат также сообщил, что при ознакомлении с протоколами изъятия содержимого ячеек он обнаружил протокол, в котором написано, что следователи “вскрывают ячейку”. Но при этом указываемая цифра замазана”, — сообщается на сайте.
О том, что уголовное дело надо довести до конца, вспоминается только после каких–либо скандалов. В прошлом году появилась запись телефонных разговоров, когда два члена временного правительства договаривались, как распилить миллион долларов. Потом в Интернете появилась электронная копия одного из решений ВП о выделении 2 миллионов долларов на стабилизацию ситуации в стране и акт о том, как чиновники расписались в получении средств. Потом о ячейках напомнил Кубатбек Байболов. Теперь вот выясняется, что у бывшего председателя совета директоров АУБ Михаила Наделя есть одна из видеозаписей. Кто следующий всколыхнет эту тему, подняв вопрос о том, сколько же средств осталось в Нацбанке и кто отчитается, как тратились миллионы долларов, а также спросит с тех, кто деньги просто украл до официального их оформления? Все ждут, чтобы следы замели окончательно?

  • по электронке
    Экс–председатель совета директоров “Азия-УниверсалБанка” Михаил Надель заявил, что не знает, сколько средств было изъято в АУБ и сколько денег там хранили сами Бакиевы, в частности младший сын экс–президента Максим.
    “Банковские ячейки — это сейфовое пространство, которое сдается в аренду, поэтому никто в банке не имеет права знать, что клиенты хранят в своих ячейках. Это не обязательно деньги, некоторые клиенты хранят в них документы, драгоценности или какие–либо другие ценности. Я понятия не имею, что хранилось в банковских ячейках”, — заявил Надель в письме по электронной почте.
    Он подчеркнул, что среди клиентов банка никогда не было Максима Бакиева: “Подозреваю, что его доверенные люди могли открыть на свое имя ячейки и хранить там деньги, тем более что банк официально предоставлял услуги анонимных ячеек, которые, как правило, использовались клиентами при заключении сделок с недвижимостью. При этом слабо могу себе представить ситуацию, когда Максим Бакиев средь бела дня приехал бы в банк и на глазах у всех клиентов пошел в хранилище. Вообще вся история с изъятием денег из депозитарного хранилища банка — грубейшее нарушение законодательства. Надеюсь, когда с глаз у народа сойдет революционная пелена, он задумается о том, что происходило в стране под прикрытием революционных лозунгов. Убежден, что демократические перемены необходимы, но нельзя прийти к идеалам демократии преступными методами. Тот беспредел, который продолжает твориться в стране, не только не создает, а, наоборот, разрушает фундамент, на котором планируется построить демократическое общество”.
    Самому экс–владельцу АУБ десятиминутная видеозапись попала только с одной видеокамеры из хранилища от службы безопасности банка.
  • раскадровка
    На видеозаписи отчетливо видно, что действие происходит 18 апреля 2010 года в 16.30 в хранилище банка. В поле зрения попадает мужчина в костюме, который постоянно заглядывает в коробки, неоднократно засовывает туда руку и наблюдает, не смотрят ли на него остальные. На видеозаписи видно, что мужчина в центре постоянно ощупывает свой костюм. Официально вскрытие производили сотрудники горпрокуратуры. Возможно, герой сюжета — кадр органа, надзирающего за законностью. Еще один мужчина в коричневой куртке стоит с бумагами, и, похоже, что он оформляет какие–то документы.
    В кадр попадают еще несколько мужчин. А также две женщины. Одна из них в сером кардигане — назначенный Нацбанком временный управляющий АУБ Жылдыз Куленбекова. В стенах НБ КР считают, что она находится под протекцией зампреда Абдыбалы тегин Суеркула. С 8 апреля по 4 июня 2010 года она была единственным руководителем АУБ, заменявшим правление, совет директоров и даже акционеров. В другой даме знакомые из банковской сферы опознали заместителя Куленбековой — Арзыкан Осмоналиеву. Обе женщины — сотрудницы банковского надзора НБ КР, давшие добро на вход сотрудников горпрокуратуры и разрешившие протоколирование процесса изъятия.
    16.30. Куленбекова что–то объясняет людям, находящимся в хранилище, и через полторы минуты пропадает из обзора камеры.
    16.32. Молодой человек приносит из другого отсека хранилища три ящика.
    16.33. В помещении появляется Осмоналиева. К концу минуты опять заходит Куленбекова.
    Далее все присутствующие в хранилище за чем–то наблюдают, а мужчина в коричневой куртке делает записи. Ближе к шестой минуте он передает кому–то небольшой предмет.
    16.36. Все над чем–то смеются.
    16.37. Мужчина в центре запускает руку в ящик, пытается что–то вытащить, но отдергивает руку. Потом Куленбекова становится спиной к видеокамере. Ближе к восьмой минуте мужчина предпринимает вторую попытку вытащить из ящика светлый предмет (возможно, пачка долларов?) и сразу засовывает руку в карман пиджака. Но трудно со стопроцентной точностью определить, что он все–таки что–то взял из коробки.
    Протоколы, по данным некоторых депутатов, оформили только через пять дней, хотя горпрокуратура изъяла видеозапись 18 апреля.

    Дина МАСЛОВА.
    Видеозапись предоставлена Михаилом НАДЕЛЕМ.
    13 мая 2011
Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: