Skip to content

Нацбанковские войны, или Почему молчит президент?

17.05.2011

Прошел месяц с тех пор, как кандидатуру Бактыгуль Жеенбаевой прокатили в Жогорку Кенеше на пост главного банкира страны. В законодательстве не прописано, в течение какого периода глава государства должна представить на рассмотрение депутатов другого претендента, поэтому все по–прежнему остаются на своих местах. Как деликатно выразился парламентарий Равшан Жээнбеков, “это вопрос морали президента: оставлять в Нацбанке человека, которому парламент выразил недоверие”.
Тем временем Жеенбаева проводит заседания правлений, последнее время особенно активно раздает интервью одним СМИ и отказывает в представлении информации другим, продолжает текущую работу в Нацбанке, коллектив которого разделился на несколько лагерей. Что интересно, во властных структурах такое положение дел никого сильно не смущает. Как и то, что решения, принятые в течение месяца, потом кто–нибудь может подвергнуть сомнению. Жалобы наравне с декретами также будет рассматривать несозданная до сих пор Конституционная палата?
Политика НБ КР, кажется, направлена больше на то, чтобы переложить ответственность за случившееся в банковском секторе на кого–нибудь, чтобы нынешнее руководство вышло сухим из воды, когда Отунбаева все–таки решится показать парламенту преемника Жеенбаевой. Об этом свидетельствуют тезисы из интервью и заявлений представителей НБ КР, которые продолжают отстаивать и совершенствовать свою версию событий в банковской сфере, в частности, вокруг пяти банков, попавших в опалу в большей степени по политическим мотивам, так как за ними сохранилась репутация финансовых учреждений, обслуживавших Бакиевых. Сам зампред НБ КР Абдыбалы тегин Суеркул признался, что нужно укреплять независимость Нацбанка, чтобы этот госинститут не зависел от политиков. Сейчас кажется, что это из области фантастики.
При этом новые власти ничуть не смутились, когда изымали десятки миллионов долларов из банковских ячеек, кинули миноритарных акционеров, вкладчиков и кредиторов и не перевели средства Соцфонда из обанкроченного ныне АУБ себе на резервный счет, как это происходило во время банкротства финучреждений в 1990–х годах. Хотя у банка наличных денег, средств на корсчете в НБ КР и в высоколиквидных активах было столько, что можно было расплатиться по всем обязательствам с госорганами и еще бы немного осталось. Далее с помощью продажи других активов можно было бы рассчитаться с другими вкладчиками.
А ведь государство должно думать о защите госсредств. Следовательно, именно этим в первую очередь должна была быть озабочена временный руководитель АУБ, назначенный НБ КР 8 апреля 2010 года, а также все правление главного банка страны. Вместо того чтобы применить опыт прошлых лет, часть средств была переведена в другой коммерческий банк, что, по сути, подвергает риску средства пенсионеров. Мало ли что может произойти с нашими соцотчислениями, если, по признанию самого руководства НБ КР, банковский надзор очень не совершенен.
Можно, конечно, сослаться, что в комбанке стопроцентное госучастие. Однако… В интервью одному информагентству глава Соцфонда Махамедкалый Абулгазиев заявил, что намерены перевести 1,5 миллиарда сомов из “Залкара” в “РСК–Банк”, потому что он государственный, а в новом банке сохраняются определенные риски. Соцфонд не доверяет “Залкару”? А ведь он тоже государственный банк. Но при этом до сих пор хранит там деньги пенсионеров? Очень неоднозначная политика. Именно поэтому происходят манипуляции с общественным мнением, что средства Соцфонда вывели из Кыргызстана до апреля 2010 года.
Пока же НБ КР подвергает риску средства пенсионеров и продолжает отбеливать свою репутацию, пытаясь активно размещать свои публикации, парламент ждет, когда же мораль президента, о которой вспомнил Жээнбеков, подтолкнет ее собрать в кулак политическую волю и представить новую кандидатуру на пост председателя правления Нацбанка.

Дина МАСЛОВА,
экономический обозреватель «ВБ».
16 мая 2011г.
Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: