Skip to content

Генпрокуратура заявила и людей насмешила. Участников разрабления банковских ячеек, естественно, никто не ищет

03.06.2011

Через неделю после того, как видеозапись процесса вскрытия банковских ячеек в апреле прошлого года была выложена в Интернет, Генпрокуратура наконец–то сделала собственное заявление, пытаясь, скорее всего, оправдать героев “отечественного кино” из числа прокурорских и нацбанковских работников. Видение надзорного органа опять вызвало больше вопросов, чем прояснило общую картину. Кроме того, в версии Генпрокуратуры имеются некоторые разночтения с заявлениями членов временного правительства, которые те делали в апреле–мае 2010 года.

Теперь еще и фальшивомонетчики
Можно начать с того, что обоснование для проведения вскрытия и изъятия средств из банковских ячеек Генпрокуратура придумала очень интересное. Якобы поводом послужило то, что 9 апреля 2010 года прокуратурой города Бишкека на членов бакиевской семьи и тех, кто, по слухам, хоть как–то был с ней связан, было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 183 УК КР (легализация доходов, добытых преступным путем). По данным ГП, “в рамках расследования указанного уголовного дела из банковских ячеек, находившихся в трех коммерческих банках: ОАО “АзияУниверсалБанк”, ЗАО “Манас Банк” и ОАО “Банк Бакай”. То есть, размахивая таким вот основанием, можно было чинить безобразие в банках?
15 апреля 2010 года, согласно протоколу обыска, столичной прокуратурой в ОАО “Банк Бакай” из двух ячеек, принадлежащих Инне Меняйловой и Марату Бакиеву, изъято 2 миллиона 7 тысяч 400 долларов. 17 и 20 апреля в ЗАО “Манас Банк” из восьми ячеек, принадлежащих Максиму Бакиеву, Ульяне Пак и Сергею Киму, изъяты 8 миллионов 963 тысячи 500 долларов, 2 миллиона 904 тысячи 590 сомов и 635 евро. 18 и 23 апреля в филиалах “АУБ–Центр” и “АУБ–Бишкек” из 13 банковских ячеек, принадлежащих Михаилу Наделю, Бакыту Калыеву, Наталье Курманалиевой и еще Г.Усеновой, Э.Агдееву и Н.Абдразаковой, изъято 8 миллионов 620 тысяч 90 долларов и 30 тысяч 850 евро.
Таким образом, всего изъято 19 миллионов 590 тысяч 990 долларов, 2 миллиона 904 тысячи 590 сомов и 31 тысяча 485 евро. 20 и 21 апреля городская прокуратура зачем–то передала деньги на ответхранение в Нацбанк: 19 миллионов 477 тысяч 100 долларов, 635 евро и 2 миллиона 904 тысячи 590 сомов. Нацбанк также на прошлогодних пресс–конференциях неоднократно подтверждал, что 19,5 миллиона долларов они на самом деле получали. Правда, не пересчитывали.
Цифры с изъятием и передачей в Нацбанк разнятся, потому что экспертиза часть денег признала… поддельными. Как могут быть поддельными, например, 540 долларов, принадлежащие Н.Абдразаковой, или 66 тысяч 850 долларов Г.Усеновой, или 850 евро К.Исаева по доверенности Н.Курманалиевой? Владельцы ячеек — фальшивомонетчики? Еще можно представить, что поддельными могут оказаться крупные купюры. Но вот банкноты в 50 евро и 20 долларов… И что–то не припомним, чтобы некоторые владельцы ячеек проходили в уголовном деле, заведенном 9 апреля. Хоть золотые слитки не признали поддельными. А то и не такое можно придумать, чтобы снять с себя ответственность. Кстати, куда дели “фальшивые” 114 тысяч 990 долларов и 30 тысяч 850 евро?

Темир Сариев округлил или ГП недосчитала?
21 апреля бывший член временного правительства Темир Сариев выступил на пресс–конференции, где заявил, что “следственными группами уже обнаружено в 5–6 банковских ячейках свыше 20 миллионов долларов наличными и в золотых слитках. Все ячейки были открыты на имя членов семьи экс–президента Кыргызстана и его приближенных”. Данные не сходятся уже на этом этапе, так как в АУБ изъятие средств еще не было произведено в момент проведения пресс–конференции.
Кроме того, Генпрокуратура до сих пор не представляет полных данных о том, какое имущество, помимо наличных денег, находилось и было изъято из сейфов, сколько возвращено владельцам и сколько осталось на хранении в Нацбанке. И зачем вообще золотые цепочки частных лиц надо хранить в Национальном банке страны?
Интересно то, что Темир Сариев, Генпрокуратура и руководство Нацбанка неоднократно заявляли, что деньги изымались из безымянных ячеек. Теперь в сообщении Генпрокуратуры фигурируют конкретные лица. А сколько было безымянных ячеек и сколько денег и иного имущества в них хранилось? Или эти ячейки, о которых идет речь, считались безымянными, но потом власти выявили истинных владельцев? Интересно, каким образом?
Для того чтобы получить имена клиентов, также нужно было судебное решение, которого не существует. А если ячейка безымянная, то выявление истинных хозяев осложняется.
Чьи деньги изъяли вместо миллионов Наделя?
Кроме того, 13 мая 2010 года в рамках расследования уголовного дела по обвинению Михаила Наделя сотрудниками финансовой полиции в филиале “АУБ–Бишкек” из двух принадлежащих ему ячеек было изъято 1 миллион 999 тысяч долларов и 500 сомов. Эти деньги, согласно распоряжению временного правительства, были приняты Минфином. А 31 мая средства сданы в Нацбанк. О пополнении мешков с деньгами сам Нацбанк никогда не упоминал. Надо полагать, что и этих денег там не пересчитывали. Темир Сариев только 26 мая озвучил этот факт. Но тогда он заявил, что средства были изъяты из VIP–ячеек, а владельцы их не установлены. Как власти обнаружили, что имущество принадлежало бывшему председателю совета директоров АУБ? Хранил ли он деньги в одном или нескольких сейфах? Скорее всего, ГП сошлется на то, что ячейка была безымянная, а какие–нибудь сотрудники АУБ дали показания, что там хранились сбережения их бывшего шефа. Ну, а может, и не его.
Как заявил Михаил Надель “ВБ”, на его имя не было зарегистрировано банковских ячеек. Поэтому о чем идет речь в последнем сообщении Генпрокуратуры, ему непонятно. Сколько клиенты банка всего хранили денег в ячейках, ему не известно по определению, так как услуга предоставления в аренду сейфов подразумевает, что владельцы не ставят в курс банк о своем имуществе.

«От чистого сердца». Бакыт Калыев
Как говорится в сообщении ГП, 16 декабря 2010 года 5 миллионов 807 тысяч 900 долларов, обнаруженных в банковских ячейках Бакыта Калыева, изъяты из хранения в НБ КР на основании его письменного заявления. Напомним, бывшего министра обороны власти обвиняют в “массовом расстреле мирных демонстрантов”. Средства сейчас находятся на депозитном счете Генпрокуратуры и переданы в доход государства на основании постановления следователя. Какая правовая основа под таким вот решением? Зачем Нацбанк оторвал от себя деньги на основе письма человека, который сидит на скамье подсудимых? И зачем нужно было в срочном порядке переводить деньги из Нацбанка на счет ГП? На депозитном счете они сохраннее? С чего это так расщедрился Калыев, которого таскают в суд по событиям 7 апреля? Уж не выбивает ли себе помилование?

Не верим
О жестких дисках с полной видеозаписью того, что творилось в банковских хранилищах в апреле и мае прошлого года, в последнем заявлении Генпрокуратуры не говорится ни слова. В таком случае, как проверить, что именно указанные ГП суммы находились в банковских ячейках в момент их изъятия? Может быть, один миллион учитывался, а несколько проходили мимо прокурорских протоколов? Например, на выложенной в Интернете видеозаписи какой–то прокурорский работник, имя которого ГП так и не раскрыла, на 8–й минуте пачку денег все–таки стянул из ячейки. И не переписывались ли протоколы изъятия по нескольку раз, чтобы подогнать нужные суммы? Или цифры подгоняли в период между составлением и подписанием протоколов? ГП, конечно, такие вещи станет отрицать.
Информация о том, как деньги тратились и что отсутствовала первичная бухгалтерская документация, озвученная в официальном сообщении Генпрокуратуры, уже упоминалась в заключении одной из депутатских комиссий, созданной для проверки слов бывшего и.о. генпрокурора Кубатбека Байболова. И как можно после этого поверить в объективность ГП, которая отдувается теперь за прошлогодние дела бишкекского управления?
ГП подтвердила заключение депутатов, что “общая сумма изъятых временным правительством средств составила 6 миллионов 999 тысяч долларов”. Кстати, часть из них, если продолжить дальше выводы ГП, принадлежала Наделю. Получается, на средства бывшего мажоритарного акционера АУБ, у которого без решения суда изъяли деньги, финансировалась стабилизация ситуации на юге. Забавнее и не придумаешь.
Кроме того, Генпрокуратура своим выводом, по сути, определила фигурантов уголовного дела — членов временного правительства. Потому что в течение года многочисленные юристы уже высказывались, что незаконно тратить вещдоки до вынесения судебного решения. Таким образом, ГП подготовила почву для предъявления обвинений членам ВП, чего при нынешней непредсказуемости политики в Кыргызстане тоже нельзя исключать.

Дина МАСЛОВА.
Рисунок Романа БЯХОВА.
26.05.2011
Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: