Skip to content

Танцующие на граблях. Об особенностях госуправления…

03.06.2011

Особенности национального госуправления — формирование междусобойчиков по клановым, региональным принципам или на основе бизнес–интересов. Именно поэтому сложно разорвать замкнутый круг коррупционных схем, шкурных интересов, приправленных низким кадровым потенциалом. Это также круговая порука, от которой не спрятаться и не скрыться. Вот уж точно говорят: если вы не занимаетесь политикой, то она займется вами. Общество больно: оно уже устало жить по–старому, но не может по–новому. Потому что система не меняется. А не меняется, так как политическая элита консервативна, ей и без кардинальных изменений неплохо живется.

Бакиев кетсин! Из речей политиков
Еще одна особенность властей — попытка снять с себя ответственность, переведя стрелки на предшественников или представителей других госорганов. После мартовских событий 2005 года Курманбек Бакиев как минимум год недобрым словом поминал первого президента. Потом понял, что жизнь продолжается и общественность на это уже не клюет, предав забвению Аскара Акаева. После апрельских событий 2010 года ругать на чем свет стоит принялись уже Бакиева. Причем с большей интенсивностью, и — главное — накал не стихает до сих пор. Нынешние власти страстно хотят показать, что они лучше. А не слишком ли много чести детей пугать бакиевщиной и делать его значимым персонажем в современной истории страны? Но в последнее время это получается все меньше, потому что позитивных результатов работы отунбаевщины не видать.
Одно только упоминание о Бакиевых из уст политиков уже вызывает нервный тик. Потому что большая часть населения давно про него забыла и занята своими бытовыми проблемами. Пластинка настолько заезжена, что ответной реакции на заявления нынешних властей уже не вызывает. Но для политиков Бакиев — муза. Он, кажется, с каждым днем все больше и больше вдохновляет их на новые речи. Это внутренние комплексы чиновников или попытка переложить ответственность за происходящее уже в 2011 году?
Понятно, что нынешние проблемы копились годами и даже десятилетиями. Но если вспоминать прошлое и не заниматься настоящим, то светлого будущего мы так и не увидим.

Придите в правосознание
Если говорить уже не о внешней стороне политики с лозунгами и публичной представленностью, то порочный круг в том, что составляет фундамент и кровеносную систему государства — правовые рамки. Коррупционность многих законов власти в упор не замечают, по крайней мере, вносят изменения в правовую базу с большим трудом. Это, например, касается законопроектов о недропользовании, разработанных еще в 2009 году. С какими мучениями проходило согласование в министерствах, но документы все–таки добрались до парламента в марте 2010 года. Несмотря на настойчивые просьбы инвесторов, дело не двигается с мертвой точки. А ведь все просто.
Новое законодательство предполагало внедрение экономических механизмов регулирования горнодобывающей отрасли: за счет налогов и различных платежей, привязанных к мировым ценам на полезные ископаемые. После принятия документов снизилось бы влияние чиновников, изменился субъективный характер принимаемых ими решений и, конечно, резко сократилось бы их влияние на бизнес с помощью бумажек. На это госорганы просто не могут пойти. Потому что рефлекторный страх оказаться ненужным преобладает над здравым смыслом.
Именно поэтому до сих пор наличие лицензионного соглашения как непременного атрибута к самой лицензии позволяет негеологам на свое усмотрение аннулировать право пользования недрами у геологов. Чтобы инвесторы, вложившие здесь миллионы, начали бегать по кабинетам. Из–за такого выгодного чиновничьего бизнеса законы и не принимаются. По крайней мере, госорганы желают внести свои поправочки так, чтобы сохранить регулятивные функции, что изменит саму философию законопроектов.
С правосознанием в госструктурах очень тяжело. Госаппарат настолько неповоротлив, что порой принимает законы, когда судьба целой отрасли находится под угрозой. Так было, например, с Законом “О противодействии финансированию терроризма и легализации доходов, полученных преступным путем” (ПФТ/ОД), принятом в Кыргызстане только в 2006 году. То есть до той поры наши банки существовали без комплайенс–отделов, которые бы отслеживали подозрительные сделки, а само государство — без службы финансовой разведки. Нацбанк, конечно, ничего не мог сделать без соответствующего законодательства. В итоге официально НБ КР выступил инициатором принятия соответствующего закона.
Неофициально все в банковской сфере прекрасно знают, что закон лоббировался одним обанкроченным ныне банком. Депутаты, конечно, не скажут, понимали ли они тогда значимость этого закона или их пришлось уговаривать, или воздействовать хрустящими банкнотами. Но документ был принят, когда парламенту дали понять: над Кыргызстаном нависла угроза, когда международная организация ФАТФ могла бы внести республику в список “черных зон” просто потому, что у нас нет соответствующего законодательства и профильного госоргана, которые бы противодействовали финансированию терроризма и отмыванию преступных денег. Тогда бы судьба всей банковской системы Кыргызстана стала незавидной. Денежные переводы из–за рубежа и любые трансграничные операции считались бы подозрительными. Банковский бизнес стал бы невыгодным.
И таких примеров бюрократического тугодумства масса.

Шито–крыто
Продолжая тему финансов. Сейчас пытаются тему ПФТ/ОД притянуть к ряду банков: там, где речь может идти об оптимизации доходов (то, что многие называют легализацией “серого” импорта), причем не отечественными, а зарубежными бизнесменами, которые это делают через свои оффшорные компании, но пользуясь услугами банков КР.
С черным налом банки в мире работать не рискуют, так как есть иные способы легализации преступных денег: казино. Они проводят операции, если можно так выразиться, с “серым” налом. Здесь речь идет о том, что какой–то предприниматель желает снизить свои затраты на налоговые выплаты, подчеркнем, благодаря коррупции на таможне. В мире существуют очень серьезные консалтинговые компании, которые разрабатывают схемы, как можно вот так оптимизировать доходы с открытием счетов в оффшорах, но не нарушать законодательства. Суть в том, что в любые банки деньги заходят уже чистыми и легализованными. Операции законны. Но это факт: на уровне ощущений кажется, что не все чисто. Когда кажется, креститься надо… или менять нормативную базу. Однако, что бы ни говорила интуиция, госорганам надо руководствоваться принятыми законами. В основе же отечественного госуправления лежит не столько разум, сколько инстинкты.
Тема оптимизации расходов, как любят выражаться бизнесмены, не регламентируется нашим законодательством. И в профильных госорганах признают, что операции через наши банки законные, но рисковые. Если операции подпадают под критерий подозрительности, то, по мнению представителей финразведки, это совершенно не означает, что речь идет о преступной деятельности. Просто под международные стандарты таких критериев подпадает огромное количество операций: есть толстый циркуляр по этому поводу. Но при этом подобного рода оптимизация с использованием оффшорных счетов и банковских операций будет жить еще долго, потому что коррупция на таможне кажется бессмертной.
Но госорганы многих стран умело подменяют понятия. Если посмотреть российскую банковскую практику, то санкции, которые Центробанк накладывает на финансовые учреждения под соусом их противоправной деятельности, больше напоминают передел собственности в этой сфере. Под видом нарушения законодательства ПФТ/ОД там запросто отбирают лицензии. Многочисленные скандалы на эту тему всплывали на информационную поверхность. Наши госорганы тоже переняли эту практику, заморозив деятельность нескольких банков.
Но так как в мире, несмотря на отсутствие Бакиевых в Кыргызстане, сотни тысяч бизнесменов хотят оптимизировать свои расходы, используя оффшорные счета и проводя операции через банки, эта тема будет существовать. Просто из одного банка КР поток транзакций перешел в другой. И в банковской сфере это все прекрасно понимают, но молчат, потому что получают прибыль от трансграничных операций. Зачем рубить курицу, которая несет золотые яйца? Но это не значит, что если потоки перешли от банков, которые более года находятся под контролем НБ КР, в остальные, то эти финансово–кредитные учреждения занимаются отмыванием преступных денег.
И это только один пример того, как госорганы карают одних и милуют других, используя подмену понятий и двойные стандарты. В каждой сфере можно найти что–нибудь подобное.

Свой среди своих
Законы — вообще интересная штука. Не нарушая нормы закона, а трактуя их по–своему, можно строить коррупционные схемы в самом госуправлении. Одновременно с этими расплывчатыми трактовками и прочей правовой эквилибристикой пользуются и в обществе, в том числе бизнесмены.
Очень часто на уровне интуиции понятно, что предприниматель провернул не совсем чистую сделку. Но, когда финпол или другие правоохранительные органы пытаются привлечь его к ответственности — то за подозрительно большие обороты, то за сомнительно маленькие официальные зарплаты, потом оказывается, что состава преступления нет. Лжепредпринимательством человек не занимался, формулы по налоговым отчислениям подсчитаны верно. И сам предприниматель искусно орудует законодательством, доказывая, что честно вел бизнес, а госорганы просто придираются. И ведь обе стороны правы.
У нас есть возможность делать деньги, ходя по лезвию законодательных норм, придерживаясь принципа “можно, только осторожно”. Вроде не все гладко, но и нарушений нет. Для этого мировая юридическая мысль разных лоббистов и работает: чтобы в стране побольше было таких законов. В итоге все оказываются в связке: не только госорганы, взаимодействующие между собой, но и другие субъекты. В Кыргызстане лоббирование продвигается довольно грубо, но тем не менее заниматься рисковым бизнесом и не считаться преступником очень даже можно. Причем не только в теневой, но и официальной экономике. Вот такая легальная коррупция!

Дешево жить не запретишь
Ну и десерт в особенностях госуправления — доходы чиновников.
Чистым взором смотрят они в телекамеры, рассуждая, что Кыргызстан — страна бедная, поэтому новая власть будет родину ставить на ноги.
Но вот республика бедная, потому что в ней живут очень не бедные чиновники. Слишком бросается в глаза, когда при взмахе рукой видны часы за несколько тысяч долларов, на мероприятия политики ходят в костюмах за несколько тысяч евро, ездят на очень “скромных” машинах. И декларируют при этом, что у них, кроме старой квартиры в “хрущевке”, доставшейся по наследству от бабушки, ничего нет.
Конечно, чем больше богатых людей в стране, тем лучше. Но, когда на фоне общей нищеты обыватели видят холеных представителей власти, возникает классовая ненависть. Это не значит, что политики должны переодеться в отрепье. А нужно формировать средний класс, составивший бы в Кыргызстане прослойку, и повышать общий уровень доходов населения.
А пока этого не произойдет, каждая новая власть будет повторять ошибки предшественников.
Дина МАСЛОВА.

27.05.2011

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: