Skip to content

Кыргызские власти ставят под сомнение репутацию Сбербанка России и «ВТБ»

23.06.2011

Связаться с бывшим риск–менеджером АУБ Сергеем Костюком, благодаря которому министр ВД Зарылбек Рысалиев пытался набрать политические очки, оказалось задачей трудной, но выполнимой: спасибо бывшим сотрудникам банка. По электронной почте Сергей прислал ответы на вопросы “ВБ”.

— Были ли вы арестованы или задержаны? Что вам инкриминировали?
— Я не был арестован, меня задержали и, после того как задали формальные вопросы в прокуратуре, отпустили. Не могу понять, как вообще можно было подавать документы на международный розыск человека, который не скрывается? Я проживаю по адресу регистрации, у меня работают домашний и мобильный телефоны, регулярно проверяю почтовый ящик… Любой следователь из Кыргызстана, желающий меня найти, смог бы связаться со мной в течение нескольких минут: вся информация была в моем личном деле в АУБ. Не допускаю мысли о том, что следователи могли не ознакомиться с ним.

— Что происходит с вами сейчас?
— Я сам хочу понять, что происходит! После введения внешнего управления в АУБ временная администрация, игнорируя трудовое законодательство страны, отказывалась возвращать мне трудовую книжку. А без нее устроиться на работу невозможно. Получил документ только с помощью адвоката. Затем оказалось, что есть уголовное дело, где я наравне с тремя десятками человек прохожу в качестве обвиняемого. До сих пор не могу понять, как меня там могли увязать с мошенничеством. Надо сначала решить проблему с кыргызскими правоохранительными органами, а потом уже думать о будущем у себя на родине.

— Имели ли вы какое–то отношение к Максиму Бакиеву? Если имели, то какое?
— Максим Бакиев, возможно, уже прочитал эти новости, впервые узнав о моем существовании. Наверное, он был удивлен не меньше меня… Я никогда не встречался ни с кем из семьи Бакиевых, да и зачем это как мне, так и им? Более того, я никогда не встречался даже с клиентами банка, поскольку как риск–менеджер не имел на это права, что уж говорить о политиках и их родственниках? Не только не встречался, но и не разговаривал по телефону, не писал писем, да и вообще не понимаю, о чем я мог с ним говорить.

— В чем заключались ваши функции в АУБ?
— Я занимался анализом и ограничением финансовых рисков, с которыми сталкивался банк. Также я был членом коллегиальных органов — кредитного и тарифного комитетов, а также комиссии по управлению активами. Во время заседаний комитетов утверждались лимиты риска на портфель ценных бумаг, эмитентов, заемщиков. Я также проводил аналитическую работу, просчитывал вероятные убытки, которые мог бы понести банк в случае реализации негативных сценариев на финансовых рынках, то есть занимался тем, чем обычно занимаются мои коллеги во всех банках мира.

— Вам инкриминируют участие в мошенничестве и рейдерских захватах объектов в Кыргызстане. О каких объектах может идти речь?
— Даже не представляю себе. Видимо, меня с кем–то перепутали, поскольку никто мне никакого рейдерства не инкриминировал. Это так же нелепо, как и то, что я якобы хотя бы один раз мельком видел кого–то из семьи Бакиевых. Точно так же не могу понять, как я мог бы мошенничать, если б даже захотел. Я не принимал единоличных решений по заемщикам и по эмитентам, не проводил сделок, не осуществлял переводов, не выдавал кредитов.
Обвинения против меня, как я узнал несколько дней назад, базируются на том, что я посчитал векселя Сбербанка России и банка “ВТБ” надежными и ликвидными. Как тогда можно назвать, например, представителей мировых рейтинговых агентств, присвоивших этим российским госбанкам наивысший для страны инвестиционный рейтинг? Они тоже мошенники? Дефолта по ценным бумагам не было и не предвидится!

— Были ли ознакомлены с уголовным делом вы или ваш адвокат?
— Как я мог быть ознакомлен с делом, если от меня скрывали его возбуждение?

— Начальник главного управления уголовного розыска МВД Тилек Алибаев отметил, что вы можете пролить свет на состояние счетов Бакиевых и их финансовые потоки…
— Я не могу пролить на это свет, поскольку работал только на банк в качестве наемного менеджера. Даже не могу понять, какую консультацию Бакиевы могли от меня получить. Вряд ли Максима Бакиева интересовали методики анализа рисков в банке. Еще раз повторюсь: возможно, правоохранительные органы меня с кем–то перепутали?

— В одном из информационных сообщений промелькнула информация о том, что был задержан ваш сын. Имеет ли он какое–то отношение к АУБ или к деятельности Максима Бакиева?
— Это из той же серии, что рейдерство, мошенничество, связи с Максимом Бакиевым. У меня даже нет сына.

— Как, по вашему мнению, вообще развивалась ситуация с АУБ после революции? Дайте свою оценку как человек, по большому счету не имеющий имущественных претензий к властям КР?
— Мне трудно судить. После разграбления Бишкека 7–8 апреля, свидетелем которого был, я покинул Кыргызстан и не возвращался туда.

 

Костюк Максиму не друг
На прошлой неделе в СМИ появилась заметка с интригующим заголовком “В Москве задержали приближенного Максима Бакиева”. Глава МВД Зарылбек Рысалиев пояснял подробности этого грандиозного для местных органов мероприятия, ведь после смены власти в стране стражи порядка не могли похвастаться задержаниями лиц из окружения сына беглого президента. Благодаря Бакиеву–младшему министр решил поднять рейтинг, хотя на самом деле только выставил себя на посмешище.
Для лиц, хотя бы немного знакомых с окружением Максима Бакиева, увидеть имя Сергея Костюка в списке его приближенных, куда москвич попал по воле кыргызских правоохранительных органов, было большой неожиданностью. Сначала даже возникли неудачные предположения: а не имеет ли бывший сотрудник “АзияУниверсалБанка” какого–либо отношения к Александру Костюку — бывшему главе Минсельхоза и вице–премьеру в техническом правительстве в 2010 году? Не имеет. Каким образом риск–менеджер комбанка оказался в списке влиятельных лиц, коими действительно были друзья и партнеры Максима Бакиева до апрельских событий, Рысалиев так и не пояснил.
В самом сообщении, опубликованном в СМИ по инициативе МВД, в нескольких строчках уместилось столько несуразных вещей, что только диву даешься: какое бурное воображение у блюстителей порядка. “Совместная операция российских и кыргызских правоохранительных органов”, “Костюк находился в международном розыске”, “Его подозревают в соучастии в мошенничестве, то есть в пособничестве в рейдерском захвате объектов в Кыргызстане”, “Всего задержано трое человек, разыскиваемых по апрельским и июньским событиям”. Речь шла о Сергее Костюке, его сыне и еще об одном человеке. Конечно, для кыргызских властей испортить репутацию человеку — раз плюнуть. Местные чиновники никогда не несут ответственности за тот бред, которым сопровождаются их выступления в СМИ.
А вообще правоохранительным органам и судам можно только посочувствовать. Год назад они поклялись наказать Бакиевых и всех, кто с ними был как–то связан. Результат за год нулевой. Самое забавное: чтобы узнать, где те, кого кыргызские власти ищут или делают вид, что ищут, даже не надо в КР никого подкупать. Из представителей многочисленного семейства арестованными за год оказались только двое человек: племянник и младший брат Курманбека Бакиева. Причем племяннику дали огромный срок, скорее из–за родственных связей, чем из–за доказанности предъявленных обвинений. Уголовные дела просто разваливаются на глазах из–за отсутствия состава преступления.
Во время проведения следственных мероприятий было допущено столько ошибок, что становится понятным, как многое притянуто за уши, шито белыми нитками, так как реальных доказательств нарушения законов маловато. От бессилия, ставшего причиной озлобленности, власти решили выносить не только заочные обвинения, но и заочные приговоры, осознавая, что при этом они сами нарушают законодательство КР.
Так, к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества приговорили бывшего главу MGN Group Евгения Гуревича, которого считали финансовым консультантом семьи Бакиевых. Неизвестно, было ли вообще в Кыргызстане хоть какое–то имущество у гражданина США. Генпрокуратура повесила на финансиста все без разбору. Просто удивительно, как один человек мог быть замешан в стольких аферах, каждая из которых отнимает все рабочее время. Любопытно, что граждане иностранных государств не имеют права приобретать в КР недвижимость. А движимое имущество Гуревича стащили еще в период смены власти. Что у него собрались конфисковывать, непонятно. А главное, где искать товарища, чтобы исполнить приговор суда?
16 лет лишения свободы заочно с отбыванием наказания в колонии строгого режима получил еще один нерезидент КР — бывший председатель совета директоров АУБ Михаил Надель, для которого существование уголовного дела о том, что он якобы занимался продажей текстиля и мебели в СЭЗ Бишкека, стало полной неожиданностью. Как и то, что он заставлял брать кредиты людей, которые сами умоляли АУБ выдать заем для развития бизнеса. Что власти могут конфисковывать у Наделя после того, как обанкротили его главное имущество — банк, тоже непонятно.
Обвинение Генпрокуратуры претендует на то, чтобы стать байкой среди правоведов или учебным пособием для студентов–юристов по теме “Как не надо работать”. Политическая конъюнктура требует наказать всех, кто работал при бывшем президенте, забывая о таких категориях, как обоснованность обвинений и наличие реальных доказательств. Даже наши суды не всегда могут закрывать глаза на массу пробелов следствия, несмотря на серьезное административное давление и психологические атаки политиков. Вот и дело Наделя было отправлено на доследование решением Бишкекского городского суда.
Адвокату Алексею Елисееву дали шесть лет лишения свободы в колонии усиленного режима за дело, которое к нему даже не может иметь отношения, потому как юрист занимался правовыми вопросами, а не оценкой имущества, которое якобы продали по заниженной стоимости. Как Елисеев пояснил журналистам, он даже никогда не был в селе Базар–Коргон, где находится фирма “Ак–Тилек А”, стоимость которой он будто бы занизил, чтобы приобрести собственность за бесценок. Естественно, коллегам из СМИ юрист аргументировал, почему в соответствии с законодательством КР он даже не считается обвиняемым по этому делу: официально Джалал–Абадская прокуратура ему обвинений не предъявляла. Несмотря на то что Елисеев имеет еще меньше отношения к оценке имущества, как и Надель к продаже различных товаров, власти уже поспешили обвинить их в рейдерстве и прочих серьезных преступлениях, оповестить общественность об ударных темпах борьбы с “бакиевскими недобитками”.

>***

Здесь не надо быть адвокатами лиц, которых связывают с Максимом Бакиевым, чтобы понять заказной характер предъявленных обвинений. Конечно, когда эти люди были в Кыргызстане достаточно влиятельными, то использовали свое положение на полную катушку. Но значит ли это, что они нарушали нормы законов, что им сейчас вменяется в вину? Или у нас законы такие, что можно достигать своих корыстных целей, не прибегая к их нарушению, ведь нигде не могут найти состав преступления? В общем, проживающие сейчас за границей товарищи и рыбку съели, и косточкой не подавились.
Почему заочные приговоры все–таки выносятся? Чтобы прикрыть непрофессионализм и ангажированность следственных органов. И просто из политической целесообразности.

Дина МАСЛОВА
20.06.2011
Вечерний Бишкек
Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: