Skip to content

«Кыргызтелеком»: опасные связи

14.07.2011

ОАО “Кыргызтелеком” трясет уже полтора года: одна состоявшаяся и одна отмененная приватизации, бесконечные проверки, жесткая конкуренция на телекоммуникационном рынке, где частный сектор по многим параметрам вырвался вперед. Этот стрессовый антураж проходит под улюлюканье депутатов, которые пытаются сменить руководство предприятия. Можно подумать, от этого ситуация сильно изменится. Разве только несколько парламентариев потешат свое самолюбие, трудоустроив нужных людей.

  • нападки…

    Монополиста доводят до банкротства
    “Кыргызтелеком” можно по праву назвать рекордсменом по плановым и внеплановым проверкам. Представители разных госструктур, кажется, поселились в компании. Они приносят свои отчеты руководству, а те в свою очередь пересылают сведения депутатам. Несмотря на то, что компания может не согласиться с фактами выявленных у нее нарушений и доказать свою правоту, в информационном пространстве уже разносится клич, что в деятельности “Кыргызтелекома” найден ворох недоработок.
    Сейчас для нардепов, особенно представителей фракций “Ата–Журт” и “Ата Мекен”, самым принципиальным вопросом является смена руководства компании. Будто от изменения состава правления решатся все проблемы, и “Кыргызтелеком” уверенной поступью направится к светлому будущему. Так, депутат Азамат Арапбаев, сославшись на отчет Счетной палаты, сделал вывод, что менеджеры предприятия целенаправленно доводят его до банкротства. Народоизбранник заявил, что в акте СП отмечено беспорядочное ведение бухучета. Якобы такая финансовая дисциплина — только часть айсберга.
    — Это показывает, насколько серьезно поражена коррупционными схемами откатов, подобно раковой опухоли, крупная телекоммуникационная компания, имеющая статус национальной, — с патетикой заявил Арапбаев. По его мнению, раковую опухоль как рукой снимет только после снятия с должности всего состава правления.
    Чтобы еще больше обострить обстановку, парламентарии говорят: нужно запретить “Кыргызтелекому” продажу имущества, а то через два месяца от компании ничего не останется. О чем поведал Азиз Суракматов. К нему присоединился и Жоомарт Сапарбаев, который не нашел ничего умнее, как сравнить действия руководства компании с временами Бакиева. “Частичная продажа объектов “Кыргызтелекома” может привести к его банкротству”, — заявил молодой депутат.
    Сыр–бор же начался по поводу продажи одного административно–производственного помещения “Альфа Телекому”. Однако никто из депутатов не объяснил, является ли рациональным простой 34 тысяч квадратных метров по всей республике, которые высвободились у “Кыргызтелекома” после модернизации оборудования в связи с переходом на новые технологии.
    Пока в ЖК ломали копья и препирались с руководством компании, представители Мингосимущества ответили хладнокровно: оценку законности действий “Кыргызтелекома” даст Генпрокуратура.
    Эстафету по критике компании всегда ведет атамекеновец Омурбек Абдырахманов. Он не устает повторять, что ЗАО “Пятый канал” принадлежал Максиму Бакиеву и три года не платил “Кыргызтелекому” за услуги вещания, накопив 26 миллионов сомов долга. Впрочем, пыл депутата несколько поубавился после того, как “Пятый канал” ЖК решил сделать парламентским. Будет забавно, если телеканал продолжит копить долги перед “Кыргызтелекомом”, а депутаты в будущем начнут принимать законопроекты о списании задолженности или льготных условиях вещания.

  • …и ответки

    А нет ли тут шкурных интересов?

    Представители “Кыргызтелекома” оперативно отреагировали на все нападки, прозвучавшие на заседаниях фракций и палаты.
    Относительно “Пятого канала”, ставшего как кость в горле у атамекеновцев, в компании ответили, что продолжаются судебные процессы по возврату долга. Вырубив вещание, “Кыргызтелеком” нарушит уже законодательство о СМИ, так как приостановление или запрещение распространения продукции СМИ допускается исключительно по решению суда.
    В ответ на обвинения о коррупционном сотрудничестве с китайской компанией “Хуавей” в “Кыргызтелекоме” представили все документы, доказывающие, что один из мировых лидеров в сфере производства телекоммуникационного оборудования законно стал победителем тендера для реализации проектов “Цифровое будущее” и “Телефонизация нетелефонизированных населенных пунктов”. Кстати, по факту проведения тендера финполицейские уже заводили уголовное дело, прекратив его позже за отсутствием состава преступления.
    Помнится, депутаты публично возмущались, говоря, что менеджеры “Кыргызтелекома” связаны с партнерскими организациями и даже являются там учредителями. Азамат Арапбаев называл несколько юридических лиц, которые якобы имеют отношение к руководству компании. Телекомовцы, разумеется, заявили о полной безосновательности данных. И посоветовали парламентарию обратиться в Минюст, где есть все сведения об учредителях.
    Неужели сами нардепы рассчитывали, что их заявления, будто к покупке какой–то недвижимости имеет отношение Сергей Ким из окружения Максима Бакиева, подтвердятся? Или кто–то сможет найти доказательства того, что члены правления “Кыргызтелекома” являются владельцами фирм, которые участвуют в тендерах на выполнение строительно–монтажных работ и выигрывают их? А как собирались в ЖК подтвердить тот факт, что какая–то квартира оформлена на сына гендиректора? Если слухи, которые озвучивают в стенах парламента, хоть как–то обоснованны, то депутаты, будучи здравомыслящими людьми, должны понимать: все сделки оформляются так, что комар носа не подточит, а руководители “Кыргызтелекома” не будут светиться, регистрируя на себя какие–то фирмы. Но по факту оказывается, что обвинения народоизбранников голословны, а обитателей ЖК можно обвинить в популизме и лоббировании своих интересов.
    Что касается продажи злополучного здания АТС–29 ЗАО “Альфа Телеком”, то, устав от многочисленных проверок, руководство “Кыргызтелекома” по поручению совета директоров само обратилось в Генпрокуратуру с заявлением подтвердить законность сделки и поставить точку в данном вопросе. Отдельные депутаты негодуют: компания с госучастием разбазаривает свои активы, тем самым наносит ущерб государству. Однако казус в том, что критики “Кыргызтелекома” говорят: ОАО продало здание по цене ниже рыночной. Хотя помещение требует серьезного ремонта. А те, кто ругает “Альфа Телеком”, убеждены, что менеджеры, назначенные Мингосимущества, наоборот, заплатили слишком много, а часть средств прибрали себе. В ответ обе стороны могли предложить депутатам самим купить/продать здание за цену около 6 миллионов долларов. И посмотреть, много ли нашлось бы желающих на такое предложение. Если посудить, в нашей стране не так много покупателей, которым бы понадобилось именно административно–производственное помещение.
    Особый акцент нескольких парламентариев на АТС–29, конечно, наводит на мысль о личной заинтересованности в этом вопросе. Собственные источники в двух компаниях предположили, что к зданию, которое сейчас арендует “Альфа Телеком”, имеют отношение несколько депутатов. Если же “Альфа Телеком” или любой другой правопреемник сотового оператора MegaCom переедут в новое помещение АТС–29, то владельцы нынешнего офиса лишатся солидных доходов. Конечно, если эти данные подтвердятся, то можно только сказать, что меркантильные интересы отдельных политиков бросают тень на парламент. Ведь уже было много примеров того, как власть имущие, пользуясь высоким положением и прикрываясь государственными интересами, пытаются защитить свой бизнес.

  • взгляд
    В Кыргызстане на достаточно малое количество ресурсов претендует слишком много людей. Заработать миллионы в нашей стране всем хочется, а очень непросто: если выделить из структуры ВВП бизнес, то это будет достаточно небольшая доля, которая поделена между несколькими крупными кланами или группами, а остатки достаются небольшому классу предпринимателей. Именно поэтому вокруг каждого объекта разгораются долгоиграющие скандалы, когда в ход пускаются все рычаги влияния: от компромата в прессе и заказных проверок до давления на суд и публичных обвинений в участии в мировом заговоре. Ситуация с “Кыргызтелекомом” не первая и не последняя, и можно только призвать общественность отнестись к этому по–философски: политики бранятся — только тешатся.
    Сами же участники конфликта и все заинтересованные стороны проявлять пассивность не могут, так как на кону влиятельных людей — карьера, деньги и власть. Однако, пока одни делят сферу влияния, страдает коллектив, которому сложно держать планку высокой производительности труда при нервной обстановке на работе. Менеджеры, конечно, тоже меньше думают о развитии, а больше отбивают атаки политиков и лоббистов, а также с утра до вечера общаются с разного рода проверяющими.
    Стагнирует сама компания, вокруг которой спекуляций столько же, сколько вокруг энергосектора. Любой намек на повышение тарифов или привлечение частных инвестиций сразу же вызывает отпор. Отдельные политики, которым выгодно раскачать ситуацию или просто попиариться, начинают спекулировать на тему интересов народа и государства, приводя большей частью неуместные и нелогичные доводы. Если копнуть глубже, то выясняется: мало кто задумывается о народе, государстве и интересах компании. Как говорится, зри в корень — там всегда окажутся деньги.
    Между тем судьба “Кыргызтелекома” — вопрос отнюдь не праздный. В ЖК звучали упреки, что прибыль компании по сравнению с “Казахтелекомом” падает. А кто в этом виноват? Только ли менеджмент? Почему правительство или Мингосимущества, являясь крупнейшним акционером предприятия, не задумывается о долгосрочной перспективе развития? Почему не поднимается вопрос о переориентации на другие рынки? Потому что услуги стационарной связи будут приносить все меньше дохода: люди в отдаленных районах пользуются мобильной связью, и им уже не нужны провода в доме. Предлагали ли власти развивать на базе “Кыргызтелекома” сотовую связь, кабельное телевидение или какие–то смежные отрасли? А если и предлагали, то, как можно заметить, инициативы ничем конкретным не закончились.
    Если же ума, сил и ресурсов для развития компании нет, то ее, наоборот, нужно срочно продавать: в долгосрочной перспективе “Кыргызтелеком” сам станет менее конкурентоспособным и потеряет в цене, потому что сам рынок диктует новые течения. Кроме того, компания зажата в отличие от конкурентов телекоммуникационного рынка иными условиями, имеет определенные рамки в деятельности, из–за чего не способна развернуться во всю ширь, чтобы увеличить доходы. Для нас предприятия с госучастием являются не экономическим объектом, а предметом удовлетворения социальных нужд. Причем тех нужд, которые должно удовлетворять государство. Оно же перевешивает свои обязанности на госкомпании, но спрашивает с них, имеющих камень на шее, как с тех, кто работает в более либеральных условиях. Тот же “Казахтелеком” более свободен в установлении тарифов и стоимость услуг у компании выше, чем у “Кыргызтелекома”. Соответственно выше доходы.
    К сожалению, когда чиновники приводят какие–то доводы в защиту своего мнения, то часто подменяют понятия: порой намеренно, порой по незнанию. Но когда критики весь упор делают не на изменении системы работы, стратегии развития, а на рокировке отдельных фигур в руководстве, то лоббирование шкурных интересов видно невооруженным глазом. Вот только зачем апеллировать к общественности, когда на ринге интересы политиков, а не государства и граждан?

    Дина МАСЛОВА.
    Коллаж Алексея ГАРМАША
    Вечерний Бишкек
    8.07.2011
Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: